Комментарий
29 Августа 2011 9:30

Кто сочинил Каренину?

Виктор Топоров литературный критикВиктор Топоров

Виктор Топоров
литературный критикВиктор Топоров

Всероссийская премьера «Анны Карениной» Сергея Соловьева, начавшись в мае, растянулась на всё лето и по большому счету не состоялась вовсе. Скажем, у нас в Питере фильм показывали лишь на одном экране при – по самым оптимистическим оценкам – полупустом зале.

Чему, разумеется, можно только удивляться: все прежние экранизации романа становились, выражаясь на современный лад, блокбастерами; Соловьев - знаменитый режиссер; в фильме собран звездный состав, причем для двоих всенародных любимцев – Всеволода Абдулова и Олега Янковского – «Анна Каренина» стала последней картиной. Сыграли оба, кстати, замечательно; Сергей Гармаш – тоже; Татьяна Друбич чрезвычайно органично вписалась в образ Анны; фильм, помимо всего прочего, замечательно красив, - откуда ж такой афронт?

Афронт, лишь усилившийся от того, что фильм самым надежным образом спрятали от видеопиратов (не выпустив, впрочем, и на лицензионном DVD). Думаю, что драконовские меры предосторожности – не лучшая рекламная стратегия ни для «Анны Карениной» (на пару со второй «Ассой»), ни для отечественного кино в целом. Если фильма нет в общем информационном пространстве (включая, прежде всего, интернет), то его как бы нет вовсе. Одни режиссерские интервью плюс пресс-релизы плюс трейлеры и проморолики положения не спасают.

Дело (в моем случае) дошло до того, что для разговора о соловьевской «Анне Карениной» захотелось после просмотра дождаться какого-нибудь дополнительного информационного повода. И такой повод наконец появился: в августовской книжке журнала «Урал» опубликована пьеса Василия Сигарева «А.Каренин». Примечательная хотя бы тем, что сам Сигарев - не только драматург, но и театральный и кинорежиссер, удостоенный ряда наград, прежде всего за фильм «Волчок»…

Впрочем, пьеса «А.Каренин» при близком знакомстве разочаровывает. Она не блещет ни оригинальностью (идея сделать главным «страдальцем» Алексея Каренина была реализована на сцене ленинградского Театра имени Ленсовета еще тридцать лет назад в спектакле «Каренин. Анна. Вронский», остающемся в репертуаре по сей день), ни сколько-нибудь ощутимой злободневностью, ни чем бы то ни было другим, - хотя, безусловно, отличается определенным изяществом. Принимаясь за чтение, я ожидал чего-нибудь вроде «Розенкранц и Гольденстерн мертвы» Тома Стоппарда (по мотивам шекспировского «Гамлета»), ожидал чего-нибудь непременно постмодернистского, – но, увы…

Создается впечатление, будто модному в театральных и киношных кругах человеку сначала заказали инсценировку «Анны Карениной – и он согласился не чинясь. А потом попросили у него что-нибудь в журнал – вот он и отдал обычную пресноватую инсценировку, - а там напечатали не читая. Впрочем, и читать там сейчас особо некому – после ухода знаменитого драматурга Николая Коляды с поста главного редактора «Урал» стремительно сходит с рельсов.

Вернемся, однако, к фильму Сергея Соловьева. В предварительных интервью режиссер достаточно полно раскрыл свой – в общем-то последовательно реализованный – замысел. «Анну Каренину», посвященную, по слову Толстого, «мысли семейной», режиссер воспринял как первый роман Серебряного века (то есть как декаданс), что, разумеется, звучит а) красиво, б) спорно, в) невероятно рискованно.

Живописным аналогом «Анны Карениной» Соловьев провозгласил творчество Дмитрия Врубеля, а вовсе не передвижников. И совершенно последовательно решил фильм в стилистике даже не столько Врубеля, сколько английских прерафаэлитов (включая и более чем затейливого Бердслея), русскими декадентами, кстати, высоко чтимых. Не говоря уж о том, что Татьяна Друбич живое воплощение именно прерафаэлитского типа женской саморазрушительной красоты.

Но «Анна Каренина» все же не «Огненный ангел». Да, в романе есть страсть, есть чувственная патология, есть, наконец, наркомания (морфинизм), - и всё это в фильме Соловьева передано с усугублением. Но в романе есть и уже упомянутая мысль семейная, и мысль хозяйственная, и мысль государственная, - и есть, помимо этого, мысль социально-критическая, - и вот все это у Соловьева проваливается. Сильнее всего эта «Анна Каренина» похожа на фильм Висконти «Невинный» по роману Д*Аннунцио, - но Лев Толстой, знаете ли, это все же не Д*Аннунцио (по меньшей мере, Толстой в период сочинения «Анны Карениной» не Д*Аннунцио)…

Хотя  вот Соловьев думает, что Толстой это Д*Аннунцио, - а ведь художника следует судить (только) по законам, им над собой признанным. Так заповедал Пушкин. Так что не будем судить (осуждать) маститого  кинорежиссера за прерафаэлитски-декадентскую «Анну Каренину». Но не будем судить (осуждать) и зрителя за то, что он на нее не идет.

Виктор ТОПОРОВ

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".