Статья
17 Октября 2011 17:51

Кукольный домик

Второй том из цикла графических романов о боге Морфее – Песочном человеке. В этот раз Гейман жертвует сюжетом в пользу развития персонажей, но насколько это необходимо?
Комментарии экспертов
<p>Второй том графического романа «Песочный человек» был издан на русском и одновременно с ним — «Люцифер» Майка Кери и ещё один из графических бестселлеров Vertigo. Т.е. графический роман как жанр нашел своего клиента в России, и это конечно, хорошо.</p>
<p>Бог сна Морфей, разобравшись с восстановлением могущества, утраченного ввиду событий первого тома, принимается за реконструкцию своего мира снов. При «ревизии» обнаруживается исчезновение четырех влиятельных поселенцев мира — Шара и Зверюги (персонажей известных по значительно более ранним версиям комиксов о Песочном человеке), «не самого дружелюбного из кошмаров» Коринфянина и целого места — Канатчикова Луга — принявшего обличие человека.</p>
<p>Поиски пропавших вассалов сюжетно значительно проигрывают первому тому, «Прелюдиям и ноктюрнам», но с другой стороны позволяют Гейману поиграть в его любимую игру с реальностью.</p>
<p>Предисловие ко второму тому «Песочного человека» написал Клайв Баркер, признанный мастер ужаса. Однако, дух «Сандмена» гораздо ближе к текстам другого «короля ужасов» Стивена Кинга. В своих наиболее удачных романах, таких как «It», например, Кинг хотя и объявлял о локальном прорыве инферно как о чем-то запредельном и загадочном, иногда придумывал для него воспринимаемое человеком объяснение (что делало Зло не таким уж и злым, хотя все равно ужасным) и оставлял героям надежду на некий «хороший конец». Т.е. хотя зло уже содеяно и его размеры не позволяют говорить о хотя бы приблизительном воздаянии, но остается возможность сопротивления злу. И даже более того, сама возможность сделать со злом хоть что-то означала, что у человека есть некая власть над происходящим и при определенной доле везения и небольшой помощи он даже может Зло победить.</p>
<p>В «Сандмене» Геймана у человека тоже есть такой шанс. Т.е. если человек не совершает ошибок или, по крайней мере, не занимается самообманом, то его шансы на выживание серьезно возрастают. Причем к ошибкам тут относится не некие патетические жесты грехопадения, а обычные мелкие и повседневные просчеты, вроде попытки ограбления или мелкого хулиганства. Потому что Зло у Геймана (как и все прочие могущественные силы) существует на всех уровнях общественной иерархии одновременно и ожидает любого персонажа, хотя и не выступает как карающий бич Божий и бьет на самом деле по всем подряд.</p>
<p>Например, превратившийся в маньяка-убийцу Коринфянин (колоритный персонаж с дополнительным полным комплектом зубов в каждой глазной впадине), оказавшись в реальном мире, не пытается его захватить или уничтожить, не становиться супер-злодеем, хотя такая возможность у него явно есть. Напротив, он присутствует и взаимодействует с окружающим миром в виде рядового члена общества. Оказывается, отсюда сеять ужас и вдохновлять новых маньяков гораздо удобнее. Это же касается и положительного персонажа-сна, воротившегося в фигуру Гилберта Честертона. Тот живет на арендуемом чердаке во Флориде. Большая сила у Геймана не «медийна» и почти всегда предпочитает оставаться на локальном, бытовом уровне. Поэтому очаги «гламура» в романе приобретают порочный оттенок, а случаи героизма (как у лже-Сандмена Гектора Холла) — издевательски-комичны.</p>
<p>Геймана этот прием довел до совершенства в своих «Американских богах», где боги ходят по земле в воплощенные в фигурах обычных людей. Т.е. мир они оценивают как боги, но фундаментальных отличий от рода людского не имеют.</p>
<p>Возможно, именно это и позволяет говорить о невероятной реалистичности книг о Песочном человеке, невзирая на их фантастические образы.</p>
<p><strong>Нил Гейман, «The Sandman: Кукольный домик», М.: Эксмо, 2011 — 254 с.</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".