Статья
25 Февраля 2011 9:26

Культурный вектор

Генеральный директор группы компаний «Главкино» и советник президента Оргкомитета Сочи-2014 Илья Бачурин в эксклюзивном интервью «Актуальным комментариям» утверждает, что светлое будущее ждет нас в интернете.

Илья, у вас столько сфер деятельности, что выделить одну конкретную почти невозможно. Давайте начнем сначала – 1993 год. Первый концерт иностранной звезды… Даже не просто звезды, а короля - Майкла Джексона (Michael Jackson). Как это было?


Начнем с того, что до этого «привозов» не было. Только в 1989 году на фестиваль молодежи приезжал Бон Джови (Bon Jovi). Не было никаких навыков и опыта общения с западными артистами. У нас были самые жесткие и тяжелые финансовые условия по сравнению с другими организаторами туров.

Как вообще пришло в голову ввязаться в подобное?

Было ощущение, что такое мероприятие необходимо. Был колоссальный энтузиазм организаторов, но абсолютно не оправдалась продажа билетов. В первые дни был продан весь VIP, разошлись самые дешевые билеты в танцевальную зону на стадионе (около $10 за билет), остальные сидячие места раздавались в детские дома и волонтерам-военным, которые специально переоделись в штатское. Мы переоценили спрос: сто тысяч зрителей даже на короля прийти не могло.

Получается, публика была не готова?

Простой пример первых коммерческих кинотеатров. Они многие месяцы пустовали. Людям было непонятно, за что они платят 200-300 рублей. Менталитет диктовал, что лучше купитьVHS-кассету или диск и посмотреть его несколько раз, нежели потратить деньги на процесс качественного времяпрепровождения. Куда привычней был просмотр телевизора, а поход куда-то был исключением из правил. Объяснить и привить потребность в подобном досуге количеству зрителей, которые могли бы заполнить «Олимпийский», было невозможно. В итоге, было продано чуть больше половины билетов.

А если говорить о техническом исполнении?


Все было прекрасно, без сбоев. Практически всю аппаратуру привезли с собой. Имели место дипломатические накладки. Тогда про Россию мало кто знал, и все прилетали просто без виз. И я сам лично, благодаря консулу, встречал людей в аэропорту, проводя через границу гостей не то что без визы, а практически без сканирования паспорта, то есть как будто они и не были в стране. Иначе концерта бы не состоялось. Можете себе такое сейчас представить?

С трудом. А дальше была «Станция 2000», музыкальное вещание Первого канала, MTV-Россия и Фабрика звезд. Целое поколение выросло на этих форматах, причем тут важнее не возраст, а вкусовые предпочтения. Сейчас, последние 3-4 года, почти нет новых музыкальных героев...


Существует несколько причин застоя. Во-первых, творческий кризис. Во-вторых, специфика нашего музыкального вещания и СМИ, ориентированного на финансовую составляющую и коммерческие проекты. В итоге, мы получаем поток платежеспособных героев, не обремененных талантом, которые не могут оставить после себя след в музыкальной истории. Но главное – изменение рынка доставки музыкального контента и его потребления.

Вы имеете в виду интернет?


Естественно. Видео ушло из телевизора в мониторы компьютеров. Музыка теперь живет в интернете, а не в эфире. Эфирные теле- и аудио- музыкальные каналы – уже рудименты, которым осталось жить считанные годы. На привычных музыкальных телеканалах практически не осталось музыкального контента, они все больше стремятся к развлечениям, транслируя шоу, сериалы и анимацию. Даже столь популярные телесериалы до сих пор смотрят по телевизору, потому что широта каналов доставки еще не позволяет загрузить их в современные компактные гаджеты, и не всем хочется смотреть некачественный интернет-перевод из торрентов.

Значит, и время музыкальных видеоклипов кануло в Лету. Да простит нас Майкл Джексон и $10.000.000, потраченных на клип «Jam».

Эта тенденция уже давно очевидна на Западе, здесь, опять, все дело в доставке и скорости потребления. Даже нынешние музыкальные столпы, как The Muse, снимают клипы почти на handycam – по-другому нет смысла. Надо учитывать, что произведенный продукт в первую очередь будет распространен в интернете. Кстати, еще одна проблема, что все наши артисты пытаются быть хорошими и правильными, не учитывая того, насколько востребована антиэстетика.

Но элемент «живого» выступления ничем не заменишь. Даже не говоря о концертах, театр ведь не собирается вымирать в ближайшее время.


Этот жанр в нашей стране последние года полтора как ожил. Лучший пример этому - Чеховский фестиваль. Нам еще очень далеко до мирового уровня. Театр – квинтэссенция современного шоу, и мы этим искусством не обладаем. Наш театр – собрание пенсионеров, а светлые головы, как Вырыпаев и Серебренников, просто тонут в этой серой массе. В театрах существует своя мафия, там сплошное похоронное бюро. Много вы знаете руководителей театров моложе шестидесяти лет? Чего от них ждать... В театре нужна революция, чтобы впустить туда молодых.

Есть же Бархатов, например.


А еще много можете вспомнить таких героев, а главное руководителей театров, как Гергиев, согласных подвинуться на троне и не бояться быть подсиженным? Вообще, театр у нас сохранился за счет тех самых ортодоксов, которые ради идеи делали его во время застоя.

Кино, значит, тоже при смерти?


Кино затратнее в производстве. Его сложнее поддерживать в сложные времена. А если задуматься, то кино – сильнейший носитель идеологии и ресурс для инвестиций. Сейчас от нашей киноиндустрии осталась пена. Это как виноградник – только много лет ухода может дать хорошие плоды.

Получается, что «Мосфильм» реанимировать нет смысла? «Главкино» будет ему заменой?

Главкино и Мосфильм – разные субстанции. Хотя обе являются мощными производственными площадками.

То есть у нас недостаток талантов и качественных проектов и одновременно перезагруженность производственных баз? Они все ушли под сериалы?


Спрос требует несложного телепродукта для масс.

И все опять сводится к культуре потребления...

К сожалению, так и есть. Шаг за шагом, от музыки до кино – это очевидно. Общество заточено под весьма средний по качеству продукт. При этом наша власть в лице президента и премьера достаточно четко формулируют векторы развития общества. Дело в донесении до масс, зачастую слова теряют свой первоначальный смысл и доходят до народа в «размытой» форме. Чиновники не могут передать людям правильный месседж, здесь должны включаться так называемые decision maker’ы – медийные лица, которые своим примером могут задать правильное направление движения.

Вы - один из них...


Мне не стыдно за то, что я делаю. К примеру, на базе «Главкино» уже работает школа сценаристов. И это - только начало.

Сейчас образование доступно не для всех, хотя бы по причине финансов.


У нас есть проект с Федором Бондарчуком. Интернет портал кролик.ру – своего рода ВГИК в интернете. Из-за кризиса он заморозился, потому что хочется или делать хорошо и масштабно, или не делать вообще.

Пожалуй, осталась последняя незатронутая веха в вашей биографии – Олимпиада в Сочи в 2014 году. Судя по прошлогоднему hangover’у в Ванкувере, от церемоний через три года стоит ждать настоящего российского размаха.


После Пекина об этом сложно говорить, даже некорректно. Китайские церемонии еще долго останутся самыми масштабными. Количество людей, задействованных в массовке, вряд ли удастся кому-либо превзойти. Тем более, что это были военные, репетировавшие три года. У нас и не стоит количественной задачи.

Волонтеры приветствуются?


Это целый сегмент, их тысячи. Некоторые работают в офисе уже сейчас, в основном студенты. Это хорошая тенденция и отработанный на прошлых олимпиадах механизм. Мы его с удовольствием используем.

Парадокс: во всем мире hangover Сочи-2014 был признан одним из лучших в истории, но у нас пресса практически не осветила этот колоссальный по размаху проект. Чего только стоило обсуждение открывающего видео. Сколько «комплиментов» досталось создателям и Водяновой...

Набор ценностей, который мы предложили в видео и в самом шоу, оказался понятным для мирового сообщества, а в России практически не было реакции.

Да, только много обсуждений балерины на сноуборде...


Наши ограниченные СМИ посчитали, что если к этому ролику причастен главный режиссер Первого канала Андрей Болтенко и первоканальная команда продакшна и постпродакшна, то и освещать это - дело главного федерального. Поэтому восхищалась образами новой России только западная пресса.

Какой канал возьмет на себя основную нагрузку вещания во время Олимпиады?

В основном, «Россия-2». Отдельный канал создавать нет смысла – слишком дорогие права вещания. И, безусловно, Первый канал.

А кто входит в креативную команду?


Золотой срез российских и иностранных креаторов. Продакшн будет западный. Говоря про выбор, тут все просто – просто лучшие кадры.

Беседовали Мария Потоцкая и Татьяна Роднянская.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".