Статья
25 Сентября 2010 15:21

Лавров: увеличение Совбеза ООН приведет к потере его работоспособности

Лавров: увеличение Совбеза ООН приведет к потере его работоспособности
Фото: Shutterstock

<p>Число членов Совбеза ООН после его реформирования не должно быть чересчур большим, заявил глава МИД России Сергей Лавров в интервью программе «Вести в субботу с Сергеем Брилевым» телеканала «Россия 1».</p>
<p>Сергей Лавров сказал: «Безусловно, работоспособность любого механизма зависит в какой-то степени от количественных пределов».</p>
<p>Глава МИД РФ напомнил, что, по мнению специалистов, примерно двадцать с небольшим - это предел, за которым начинается потеря темпа и работоспособности, передает <a href="http://interfax.ru">«Интерфакс»</a>.</p>
<p>Министр подчеркнул, что он убежден – «в отношении Совета Безопасности размер имеет значение».</p>
<p>Лавров также подчеркнул, что никто не собирается ликвидировать пятерку постоянных членов СБ ООН (Россия, США, Франция, Великобритания и Китай), отметив: «На прерогативы «пятерки» никто всерьез не покушается и думают правильно, потому что любая такая попытка заведет реформу в тупик».</p>
<p>Руководитель российского внешнеполитического ведомства пояснил, что реформа обусловлена не тем, что просто появилось больше государств, чем в ходе последнего расширения Совбеза, когда он с девяти членов увеличился до 15, а главным образом тем, что среди этих 192 государств появились страны, "которые не представлены на постоянной основе в высшем органе ООН, но которые за последние десятилетия обрели экономическую мощь, финансовую мощь, а вместе с ними политическое влияние"».</p>
<p>«И эти страны, наверное, закономерно претендуют на то, чтобы их голос был более услышан, более слышен и более весом и воспринимался серьезно в дискуссиях в Совете Безопасности. Это абсолютно естественно, и желание это правильное», - уверен глава МИД РФ.</p>
<p>В то же время Лавров отметил, что, с другой стороны, есть большая группа стран, которые вообще не хотят добавлять новые постоянные места в Совет Безопасности, считая, что это в известной степени несправедливость, которая была принята при подписании Устава ООН.</p>
<p>«В отношении создания новых постоянных мест в СБ скептики предлагают дополнить Совет непостоянными членами, и этого будет достаточно, чтобы улучшить представленность регионов, которые пока недостаточно здесь присутствуют», - сказал министр.</p>
<p>Он также отметил, что Россия отказалась от поставок зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300 Ирану исключительно следуя резолюции СБ ООН, и по-прежнему выступает против односторонних санкций.</p>
<p>Лавров уточнил, что резолюции Совбеза обязательны к исполнению, но в законодательствах государств они не являются документами прямого действия и должны быть превращены в национальные акты, что и было сделано.</p>
<p>В то же время российский министр подчеркнул, что односторонние санкции - это совсем другое дело.</p>
<p>«Это (односторонние санкции) нарушение, даже оставляя правовую сторону вне поля нашего разговора», - отметил он.</p>
<p>По словам Лаврова, дальнейшие действия по отношению к Ирану обсуждались на этой неделе в Нью-Йорке на встрече глав МИД «шестерки» по иранской ядерной проблеме (пять членов СБ ООН и Германия).</p>
<p>«И мы, и китайцы в очередной раз заострили эту проблему. Если уж мы работаем совместно, если наши западные партнеры постоянно подчеркивают необходимость сохранять единство по Ирану, то нам надо определиться, будем ли мы едины во всем, или Совет Безопасности будет использоваться для того, чтобы достичь максимум возможного на коллективной основе, а то, чего невозможно достичь каждый сам будет делать сверх того, о чем договорились в Совете Безопасности. Это, как минимум, этически и морально неправильно, если мы говорим о коллективной работе», - уверен глава МИД России.</p>
<p>Глава МИД России надеется на скорое проведение переговоров между «шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) и Ираном.<br />
Лавров добавил, что «шестерка» давно выразила готовность к переговорам с иранской стороной.</p>
<p>«Наши иранские друзья могли бы быть чуть-чуть более оперативны в реагировании на эту ситуацию», - считает он.<br />
Российский министр признал, что Иран – «это достаточно сложный переговорный партнер».</p>
<p>Глава российского внешнеполитического ведомства подчеркнул: «К сожалению, по содержательной части (ядерного досье Ирана, подготовленного МАГАТЭ) иранские партнеры могли бы быть гораздо более конструктивны, могли бы, я убежден, более оперативно реагировать на запросы Международного агентства по атомной энергии, и уж точно должны были бы выполнять то, о чем мы с ними договариваемся».</p>
Комментарии экспертов
<p>Хотелось бы сказать об ООН и видении Россией своей миссии в рамках этой организации. Даже несмотря на то, что Ялтинско-Потсдамская система международных отношений фактически прекратила своё существование в 1991 году, тем не менее, статус постоянного члена Совета безопасности ООН, конечно, даёт России дополнительные рычаги влияния в мире и явно повышает её статус на международной арене.</p>
<p>В настоящий момент, особенно в условиях финансово-экономического кризиса, России сложнее отстаивать свои интересы на международной арене, а статус постоянного члена Совета безопасности ООН помогает России так или иначе поддерживать имидж великой державы, и, как минимум, дает возможность обсуждения важнейших международных проблем.</p>
<p>Поэтому, если исходить из того, что Россия рассматривает ООН как важный инструмент реализации своей международной активности, Россия не заинтересована в расширении числа стран, постоянных членов Совбеза ООН, несмотря на то, что периодически российское руководство выступает с заявлениями, что оно не исключает возможности интеграции других стран, которые обладают определённым политическим или экономическим влиянием в мире. Одно дело – сказать, а другое дело – действительно идти на расширение Совета безопасности. Я думаю, России это будет невыгодно.</p>
<p>Что же касается Ирана, то здесь ситуация более сложная. С одной стороны, Россия действительно решила не ссориться с Западом и не идти на критичное с точки зрения Вашингтона тесное военно-техническое сотрудничество с Ираном. С другой стороны, Россия в целом в противостоянии Тегеран-Вашигтон занимает промежуточную позицию. В принципе, и та, и другая сторона не является её союзником и партнёром. Поэтому у России здесь развязаны руки, и она может действовать довольно гибко. В частности, я полагаю, что отказ от поставок ракетного комплекса С-300 Россия всё-таки разменяла на какие-то ответные уступки со стороны Вашингтона.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".