Статья
13 Февраля 2009 9:01

Лоббисты общества

<p>Полномочия Общественной палаты расширяются. Ей предоставлено право на экспертизу законопроектов. Отныне все они, прежде чем поступить на рассмотрение в Госдуму, должны направляться в ОП.<br>
<br>
Порядок, предусматривающий участие Общественной палаты в законотворчестве, надо сказать, существовал и прежде. Но не был обязательным. О тех или иных законодательных начинаниях члены палаты подчас узнавали случайно - из прессы, из думских кулуаров. Давать им документы на экспертизу никто не был обязан. Проекты будущих законов они могли получить, направив запрос председателю Госдумы. Но пока проект бюрократическими лабиринтами добирался до ОП, к тому времени он, бывало, уже становился законом. Возможно, так продолжалось бы и далее, если бы в своем Послании Федеральному Собранию президент не порекомендовал депутатам "предусмотреть дополнительные меры для привлечения к законотворческому процессу представителей неправительственных организаций, Общественной палаты", сделать обязательным их участие "в рассмотрении законопроектов, затрагивающих важнейшие для каждого человека вопросы". Иными словами, президент призвал депутатов направлять в ОП на экспертизу все без исключения законопроекты.<br>
<br>
Станет ли Общественная палата теперь диктовать свою волю законодателям? Ну нет, конечно. Корректировать проекты с учетом экспертной оценки депутаты могут, но не обязаны. Проекты законов направляются для ознакомления и в правительство, и в президентскую администрацию, и губернаторам, и в Совет Федерации, и в региональные законодательные собрания. Все эти инстанции тоже вправе высказывать свое мнение, но в каком виде принимать закон - это решают депутаты Госдумы. Экспертные же оценки служат согласованию интересов, позволяют представителям разных ветвей власти и представителям общества влиять на законотворческий процесс. Речь тут именно о влиянии - не больше, но и не меньше.<br>
<br>
О реальном влиянии Общественной палаты на ход государственных дел и о ее месте в системе отечественной демократии до сих пор идут споры. Они вспыхивают периодически, как только возникает свежий повод. Диапазон мнений широким не назовешь. Если не вдаваться в нюансы, есть две принципиальные точки зрения. Первая: ОП - площадка для диалога между властью и обществом. Вторая: никакого диалога нет, Общественная палата накрепко встроена в пресловутую "вертикаль". Само наличие этих полярных суждений и публичное их столкновение уже можно считать диалогом, что отчасти ослабляет доводы тех, кто считает Общественную палату "муляжом гражданского общества".<br>
<br>
Действительно ли Общественная палата так или иначе ангажирована властью? Наивный вопрос. Разумеется, власть видит в ней инструмент своего влияния на общество. Разумеется, хочет, чтобы это влияние было максимально эффективным. Такова природа любой власти. В странах развитой демократии существуют всевозможные консультативные органы, к работе в которых привлекаются представители общества. Скажем, в США действует более десятка советов и комиссий при президенте, их членов выбирает сам хозяин Белого дома, и вряд ли он держит подле себя лишь отъявленных критиков своего курса. Состав этих советов и комиссий скоро обновит Барак Обама, и, надо думать, он тоже не станет окружать себя сплошь одними противниками и оппонентами. Присутствие в подобных органах представителей общественности, лояльных власти, - еще не признак авторитаризма. Тем не менее большинство российских правозащитников к Общественной палате относятся настороженно. Хотя и в их кругу нет о ней единого мнения. Одни считают ОП декоративным органом. Другие говорят, что надо пользоваться любой возможностью воздействовать на власть. Вопрос о сотрудничестве с властью всегда был самым щепетильным для представителей либеральной общественности. Но даже Сергей Ковалев, вечный критик любого режима, говорит: "Общество должно вести диалог с властью, какой бы эта власть ни была. Мне важно знать, что я не уклонился от обсуждения очень важных для меня вещей".<br>
<br>
Прислушиваются ли законодатели к мнению Общественной палаты? Не всегда. Но известно как минимум несколько случаев, когда ее экспертные оценки серьезно повлияли на судьбу законопроектов. Например, ОП выразила свое несогласие с проектом поправки в закон о СМИ, запрещающей прессе указывать национальность преступников и потерпевших. Поправку вносили депутаты Мосгордумы. Они полагали, что изъятие из криминальной хроники подобных сведений послужит укреплению межнационального согласия. Эксперты же Общественной палаты полагали, что указывать в сообщениях прессы национальность преступника и потерпевшего нужно только в том случае, если без этого невозможно понять суть происшедшего. А если кто-то кого-то пырнул ножом по пьянке, это не повод сообщать о национальности преступника и жертвы. Тем более в обществе, страдающем ксенофобией. На Западе вообще не существует законодательных запретов на упоминание в прессе национальности преступников и потерпевших. Там журналисты сами решают, когда такое упоминание требуется, а когда - нет. Эти доводы были услышаны: поправка не прошла.<br>
<br>
Общественная палата не раз отражала атаки на свободу слова. Скажем, предлагалась поправка, позволяющая "за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию" закрывать СМИ. Причем закрывать без суда. Слава богу, такая новация не получила поддержки. И не в последнюю очередь потому, что отрицательное заключение на законопроект вынесла Общественная палата. "После принятия новой поправки суды будут полностью избавлены от скрупулезного исследования доказательств, - разъяснил позицию ОП ее член Павел Астахов. - В случае необходимости государство может набросить удавку на любое издание, телеканал или радиостанцию".<br>
<br>
Экспертный потенциал Общественной палаты используется, к сожалению, не в полной мере, а подчас и расходуется впустую. Когда, например, по четвертой части проекта Гражданского кодекса палата вынесла отрицательное заключение, Госдума и Совет Федерации ее мнение проигнорировали. Понимание, что проект нуждается в срочном исправлении, пришло к законодателям лишь после того, как доработки этого документа потребовала верховная власть.<br>
<br>
Общественная палата выносила отрицательные экспертные заключения по законопроектам о судебных приставах, о служебной тайне, о воинской обязанности и военной службе, об основных гарантиях оппозиционной деятельности в РФ... Недавно она не поддержала ограничение полномочий присяжных. Но что там лукавить: рекомендации ОП принимаются, как правило, лишь тогда, когда они совпадают с позицией парламентского большинства, которое в свою очередь ориентируется на позицию исполнительной власти.<br>
<br>
Сумеет ли Общественная палата повысить эффективность своего воздействия на законотворческий процесс, пока трудно сказать. Но ее полномочия расширены, ее право на экспертизу законопроектов узаконено. Дальнейшее зависит не только от нее. Трудное это занятие - в Госдуме, где лоббируются интересы власти, бизнеса, политических партий, быть лоббистами интересов общества. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".