Статья
1 Ноября 2010 5:23

Локальные успехи

<p>27 октября 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев провел встречу с президентами Азербайджана и Армении. Стороны обсудили дальнейшие пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта. По итогам переговоров было согласовано совместное заявление трёх лидеров.<br />
<br />
Целью саммита в Астрахани была попытка Москвы сдвинуть с «мёртвой точки» процесс урегулирования ситуации вокруг Нагорного Карабаха. С момента начала своей легислатуры «команда» Медведева не скрывала своего желания распутать этот узел противоречий на Южном Кавказе. Дополнительным стимулом для акцентированного внимания к Карабахской проблеме стал конфликт между РФ и Грузией из-за Южной Осетии в 2008 году. По его итогам стало понятно, что статус-кво в регионе нарушен и у кавказских государств появилось искушение для силового разрешения территориальных споров, в частности, существовавших между Тбилиси и её бывшими автономиями. Для того, чтобы избежать обострения конфликта между Арменией и Азербайджаном и сохранить ситуацию под контролем, Кремль пошел на резкую интенсификацию трёхсторонних контактов.<br />
<br />
Тем не менее, добиться поставленной цели Москва не смогла. Предельно краткое совместное заявление глав государств посвящено лишь сугубо техническим вопросам, связанным с карабахским конфликтом в плане обмена военнопленными и возвращения тел погибших. А обещания Медведева о том, что к моменту проведения 1-2 декабря саммита ОБСЕ в Казахстане Ереван и Баку смогут выйти на согласованный вариант общих принципов урегулирования, особого оптимизма не внушает. Более чем вероятно, что даже в случае реальной проработки подобных принципов они не выйдут за рамки норм, сформулированных РФ, Арменией и Азербайджаном в совместной декларации, подписанной в Москве 2 ноября 2008 года. То есть речь будет в очередной раз идти о достаточно туманных  обязательствах, не содействующих реальному началу полноценных мирных переговоров.<br />
<br />
Одной из причин ограниченной результативности встречи по Карабаху в Астрахани является то, что у Кремля нет должного числа дипломатических инструментов для решения этой проблемы. Все контакты с участниками территориального спора строятся исключительно по президентской линии. Техническую поддержку главе государства оказывает руководство МИДа. В то же время у РФ отсутствует такой институциональный механизм как должность специального представителя президента по Нагорному Карабаху. В традиционной международной практике именно постпред реально вникает в суть проблемы и устраняет разногласия между конфликтующими сторонами. В его компетенцию входит и ежедневная оперативная работа на треке, подразумевающая постоянный контакт с контрагентами. Только так можно добиться не только подлинного понимания существующих противоречий, но и планомерно готовить почву для переговорного процесса. Ничего подобного у России нет. Формально роль постпреда выполняет представитель Москвы в Минской группе ОБСЕ. Однако это во многом церемониальная должность без предметных полномочий, как и сама Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.<br />
<br />
Если рассматривать постсоветское направления «в целом», то на минувшей неделе Россия балансировала между беспредметностью и локальными успехами. Так в один день с саммитом в Астрахани рабочий визит на Украину совершил председатель правительства РФ Владимир Путин. По итогам переговоров с высшим украинским руководством был подписан пакет из девяти двусторонних соглашений. Наиболее статусным из них оказалось Соглашение между государственным концерном «Ядерное топливо» (Украина) и ОАО «ТВЭЛ» (Российская Федерация) о сотрудничестве при организации на Украине производства ядерного топлива для реакторных установок типа ВВЭР-1000 по российским технологиям. Предполагается, что оно даст старт для масштабной экспансии РФ на украинский рынок атомной энергетики. Укрепление  взаимодействия сторон в военно-технической сфере закрепило Соглашение участников между ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» и государственным авиастроительным концерном «Антонов». То есть поездка Путина принесла Москве практический успех по отдельному территориальному направлению. Его ограниченность связана с тем, что РФ пока так и не может интенсифицировать связи с Украиной в диверсифицированном режиме. Двустороннее сотрудничество охватывает только отдельные экономические отрасли, которые находятся далеко не в самом лучшем технологическом состоянии и требуют поддержки извне.<br />
<br />
Ключевой причиной двойственности политики Кремля в пределах своего ближнего круга является её высокая персонификация. Победы и поражения России - не результат работы устоявшихся межгосударственных структур, функционирующих без привязки к политической конъюнктуре, а прямая производная от характера отношений между элитами. Президент Украины Виктор Янукович не скрывает своей заинтересованности в наращивании связей с Москвой. Поэтому диалог с ним, так или иначе, приводит к удобным для РФ результатам. А аналогичного канала прямой связи с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым у администрации Медведева просто нет. В чем то схожая ситуация существует в персональных отношениях Кремля и с армянским лидером Сержем Саргсяном. Последний заинтересован в сохранении оборонного союза с Москвой, однако, по Карабаху он старается придерживаться своего собственного мнения. В силу этого жесткая позиция Баку относительно территориальной целостности является главным камнем преткновения в дискуссии по Карабахскому вопросу.</p>
<p><strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".