Статья
5 Июля 2016 13:31

Лучи поддержки мракобесам

Лучи поддержки мракобесам
Фото: Flickr.com

Как было сказано по-иному, правда, поводу – кто без греха, пусть первый бросит в меня камень. Автора и самого по новой трактовке статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации можно бы паковать по совокупности деяний даже не на двушечку, а, пожалуй, что и на десяточку.

И признается он в этом так спокойно лишь потому, что срок давности уже истек, а сами акты любовного применения физического насилия (как квалифицирует их Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства) совершались на территориях вне юрисдикции российского суда. Чем не все мои читатели, видимо, могут похвастаться.

Пятилетняя (в те давние времена) племянница, насмотревшись тайком ночного телевидения, так убедительно изображала фамм фаталь, что огребла-таки от дяди любовную оплеуху. Дочь, доведя маму до слез космическим упрямством (опустим размышления о том, по чьей линии оно ей досталось), не разминулась-таки однажды с любовным отцовским шлепком. Происходило все это в стране, где нулевая терпимость к домашнему насилию – давно уже норма, и газеты полны историями о том, как очередной новый эмигрант, применив традиционный в его культуре набор воспитательных усилий, отправляется на перевоспитание на нары, ибо дитя заботливо снабжено телефоном, по которому в таких случаях надо звонить. Знакомый грузин, унюхав однажды подозрительное амбре, познакомил сына-пятиклассника с ремнем – и на три месяца был оторван от управления делами своей фирмы. Одна деталь поразила его больше остальных: строгие тети из управления по опеке были…бездетными. Кажется, единственное, чего нельзя лимитировать в этой жизни – это абсурд.

Сторонники нулевого уровня терпимости к домашнему насилию сразу же выкладывают на стол печальную статистику, стойко игнорируя тот факт, что нулевой уровень установлен давно, а статистика радостней никак не становится. И даже наоборот. Потому что под нулевой уровень одинаково подпадают и практикуемые в суданских семьях обрезания половых органов девочек консервным ножом без наркоза, и грузинский ремень, и традиционный русский шлепок по попе. А так как шлепками и ремнем заниматься и проще, и безопасней, бездетные тети из комиссий по опеке на них обычно и концентрируются. Под аплодисменты либеральной общественности, тоже обыкновенно отнюдь не многодетной.

Разумеется, если смотреть на мир глазами этой публики, члены Патриаршей комиссии с их рассуждениями о том, что нельзя регулировать цветущую сложность подлунного мира сухим параграфом закона, выглядят законченными мракобесами.

Будучи и сам в некотором роде мракобесом, шлю коллегам из комиссии лучи поддержки. Нам ведь главное что?  Чтобы все было по любви. Включая и любовное применение физических наказаний. 
Потому что было сказано: богу богово, а кесарю кесарево (Матф., гл. 22, ст. 15 – 21). Но чуть зазеваешься, кесарь уже вовсю распоряжается в детской, инспектирует кухню и, деловито сопя, лезет в постель. На что мы, православные мракобесы, отвечаем:
Товарищ кесарь! Вот вам динарий, и немедленно покиньте помещение. А то мы за себя не отвечаем. 

Андрей Шухов специально для «Актуальных комментариев»

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".