Комментарий
28 Марта 2009 0:28

Лук Одиссея

Виктор Топоров литературный критикВиктор Топоров

Виктор Топоров
литературный критикВиктор Топоров
<p class="text">«Дикое поле» Михаила Калатозишвили по сценарию покойных Петра Луцика и Алексея Саморядова — фильм щедро и разнообразно премированный. И, как едва ли все отмечаемые нынче наградами фильмы, чрезвычайно скучный. Столь же маловыразительным, а местами и нелепым стало его обсуждение в рамках телепрограммы «Закрытый показ» (Первый канал). Тем удивительнее оказалась бурная полемика, развернувшаяся на выходные после пятничного выпуска ночной программы и не утихшая, как минимум, до среды.</p>

<p class="text">Спор шел в ЖЖ, и число записей (не говоря уж о комментариях) вплотную подошло к двум тысячам. Практически единодушно (хотя и по разным поводам) осуждая участников дискуссии — особенно досталось известному журналисту Дмитрию Губину — и ведущего программы Александра Гордона, жижисты «Дикое поле» приняли в целом на ура, что, мягко говоря, странно...</p>

<p class="text">Неужели свежеиспеченные поклонники фильма и впрямь были так дружно и массово очарованы, что тут же бросились в магазины раскупать лицензионные DVD с целью повторного просмотра? В прокате-то «Дикое поле», естественно, провалилось. Или эта реакция стала протестом против высокомерного раздражения телеоппонентов фильма? Но такой протест был бы слишком масштабен — и в своей масштабности очевидно неадекватен. Скорее уж причину успеха «Дикого поля» в телепоказе можно усмотреть в традиционной любви к халяве. К эстетической халяве в том числе.</p>

<p class="text">Я часто слышу от того или иного писателя: кому ни подарю свою новую книгу, всем нравится. Интересно, почему ее никто не покупает?</p>

<p class="text">А Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, в обязательном порядке брал деньги за сеансы даже с собственных учеников. Лечение бывает эффективным, утверждал он, только когда между врачом и пациентом воздвигнут денежный барьер.</p>

<p class="text">Есть огромное количество вещей, которые нам нравится получать в подарок, но которые мы ни при каких обстоятельствах не купили бы себе сами.</p>

<p class="text">С эстетическими впечатлениями дело обстоит точно так же.</p>

<p class="text">Сценарий культовых Луцика и Саморядова производит шоковое впечатление даже сейчас, хотя он написан чуть ли не двадцать лет назад. И адекватный фильм по нему тоже получился бы шоковым. А за шок (или, как невнятно бормотал Гордон, за катарсис) мы готовы проголосовать рублем. Не только за шок, понятно, но и за него тоже.</p>

<p class="text">Дикое поле должно быть первозданно диким. А у режиссера оно получилось, прежде всего, арабесково красивым. За первозданную дикость мы еще, пожалуй, заплатим, за арабесковую красивость — нет.</p>

<p class="text">Сценарий Луцика и Саморядова подобен луку Одиссея, который тщетно пытались натянуть женихи пребывающей в соломенном вдовстве Пенелопы. Лук нужно было натянуть до упора — иначе он не выстрелил бы, — а женихам не удавалось его хотя бы самую малость согнуть.</p>

<p class="text">К сценарию «Дикого поля» примеривались после смерти Луцика многие режиссеры — и отступались, осознав, что им это просто-напросто не по силам.</p>

<p class="text">Михаил Калатозишвили подошел к делу по-другому. Он прикоснулся к луку Одиссея, он его погладил, он на него даже подышал. Он в восхищении воскликнул: «Какое великолепное оружие!»</p>

<p class="text">Натянуть лук он и не пробовал. А уж выстрелить из него — тем более. Но фильм под названием «Дикое поле» тем не менее, снял — и выпустил в свет.</p>

<p class="text">И отхватил за него немало наград. Одни присудили Луцику и Саморядову (посмертно), другие — Михаилу Калатозишвили со товарищи (по недоразумению).</p>

<p class="text">И ночной телевизионной публике (а жижисты в основном полуночники) «Дикое поле» понравилось — на халяву.</p>

<p class="text">Впрочем, мы живем не в пространстве гомеровского эпоса, так что на возвращение Одиссея рассчитывать не приходится.</p>

<p class="text">А значит, можно не страшиться легко предсказуемой реакции хитроумного, но гневного Улисса на непочтительное обращение с его луком (и с его женой).</p>

<p class="text">Тем более что и обращение-то почтительное. Даже чересчур. Потрогали, погладили, подышали...</p>

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".