Человек дня
29 Декабря 2009 0:01

М. Ахмадинежад

После недолгого затишья оппозиция Ирана готова взять реванш за свое поражение в июне, когда на президентских выборах победу одержал действующий глава государства. Шиитский религиозный праздник Ашура вылился в многотысячные антиправительственные выступления на улицах крупнейших иранских городов Тегеран, Исфахан и Тебриз.

По сообщениями информагентств, в иранской столице погибло как минимум 15 человек, более 300 задержаны. Среди погибших – племянник главного оппозиционера страны Мир Хосейна Мусави, а среди задержанных – экс-министр иностранных дел Ирана Ибрагим Язди. День Ашура совпал с 7-м днем после смерти оппозиционного аятоллы Хосейна Али Монтазери, известный своими призывами к более открытой внутренней и внешней политике, против чего выступал его соратник аятолла Хомейни.
 
События июня и декабря 2009 года стали свидетельством серьезного кризиса внутри властного аппарата: необходимо напомнить, что свою поддержку Ахмадинежаду нынешний духовный лидер страны аятолла Хоменеи выразил не сразу, а лишь спустя несколько дней после выборов. Кроме того, недавно в прессе со ссылкой на данные иранской оппозиции появилась информация о якобы кончине духовника, которая, однако, впоследствии была опровергнута.
 
На президентский пост тогда претендовали четыре кандидата - нынешний президент Ахмадинежад, сторонник фундаментальной линии, поддерживаемый консерваторами; Мир Хоссейн Мусави из лагеря так называемых «реформаторов», который в 80-е годы был премьер-министром страны; бывший спикер парламента Мехди Кяруби и экс-командующий Корпусом стражей исламской революции Мохсен Резаи. Два последних выполняли роль статистов, а первым двум кандидатам пришлось «сражаться» на улицах Тегерана.
 
Для международного сообщества исход выборов не имеел принципиального значения: ни один из кандидатов не отказался от «ядерного вектора» развития Ирана. В зависимости от того, победил ли действующий глава страны Махмуд Ахмадинежад или экс-премьер исламской республики Мир Хосейн Мусави, изменятся лишь методы ведения внешней политики.
 
По всей видимости, стиль бывшего главы иранского правительства был бы гораздо менее напористым, навязчивым и менее идеологизированным. Кроме того, Мусави публично не отрицает право Израиля на собственную государственность. Вместе с тем любые его действия были бы ограничены волей духовного лидера Хоменеи (который, кстати, приходится дальним родственником Хоменеи), поэтому говорить о серьезных изменениях при Мусави не приходится.
 
Президент в Иране является лишь внешним проявлением глубинных политических процессов. Что касается итогов выборов, то те данные, которые представили ЦИК и предвыборный штаб Ахмадинежада, существенно отличались от показателей «команды» Мусави. Да и предвыборные опросы предсказывали не слишком серьезный отрыв. В этой связи не исключено, что применение административного ресурса действительно имело место в том числе и в день голосования. Но при этом Ахмадинежад и без использования «запрещенных приемов» пользуется популярностью у себя в стране, которую при нем стали бояться.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".