Статья
8 Сентября 2012 12:19

Мамонтов: журналистская солидарность и этика существуют

Восьмого сентября - Международный день солидарности журналистов. В этот день журналисты всех стран и изданий должны демонстрировать миру свою сплоченность, особенно в деле защиты своих прав. Сегодня традиционная журналистская профессия находится в состоянии трансформации, появляются новые информационные технологии. Однако понятие «журналистская солидарность» остается актуальным даже больше, чем когда-либо.

Член Общественной палаты РФ, бывший президент издательства «Известия» и один из экс-руководителей редакции «Комсомольской правды» Владимир Мамонтов полагает, что такие понятия, как журналистская солидарность и корпоративность, есть.

Он отметил в интервью «Актуальным комментариям», что «журналистская солидарность существует: без крайней необходимости журналистское племя друг на друга лапы не поднимает. Еще до последнего времени многие газеты и журналы, коллективы которых или редакционная политика которых находилась даже на противоположных позициях, тем не менее исходили из понятия некоторой журналистской корпоративности и солидарности. Либо поддерживали в какую-то минуту, либо по необходимости старались помалкивать. Это, разумеется, не касается принципиальных различий и отстаивания своей точки зрения.

Соблюдалась и соблюдается некоторая журналистская этика, которую с натяжкой можно назвать солидарностью. Мне кажется, что это правильно. Это не отменяет иногда и резкой полемики друг с другом. Это не отменяет политических различий в политических взглядах, но, тем не менее, до последнего времени журналист все-таки журналисту был друг, товарищ и брат. Это по отношению того, что происходит у нас в России.

С международной же солидарностью я лично не сталкивался вживую. В лицо не видел. Ничего сказать про это не могу. Могу сказать только, что билет члена Союза журналистов позволяет бесплатно проходить в некоторые музеи и культурные учреждения за рубежом.

А так у меня есть только зарубежные друзья, с которыми у меня мир, дружба и журналистская солидарность. Но если это мои политические оппоненты, то я готов, например, проявить к ним чувство солидарности, если я почувствую, что они несправедливо обижены и их профессиональная деятельность находится под угрозой. Я такую солидарность проявлять готов. Не знаю, готовы ли они по отношению ко мне также поступить.
 
Разговоры о солидарности были распространены в советскую эпоху, когда мир делился на социалистический лагерь и противостоящий ему. Вот там действительно много говорилось о солидарности. Но под словом солидарность подразумевалась такая вещь: мы с поляками, чехами и другими соцстранами солидарны, мы ведем с вместе ними борьбу за светлое будущее, а у других была несколько иная солидарность.
 
Являлось ли это настоящей профессиональной солидарностью? - не думаю. Но тоже имело место. От этой солидарности тоже, к счастью, мало что осталось. Могу просто сказать, что в значительной части случаев я уважаю труд своих коллег даже если у них иные политические взгляды. И было немало случаев, когда мы оказывали друг другу поддержку, несмотря на эти различия. Если это можно считать солидарностью, то она существует.
 
Но такая солидарность очень тесно замешана на взаимном человеческом уважении, на уважении к творчеству и к личности этого человека. Скажу откровенно, что быть солидарным с тем, кого я профессионально и по-человечески не слишком уважаю, мне будет трудно. Но и я не потребую такой солидарности от человека, которому трудно это по отношению ко мне.
 
В поддержку какого-либо персонажа, безусловно, можно собрать некую широкую журналистскую коалицию, но не всегда. По поводу Джулиана Ассанджа – мне кажется, можно собрать достаточно широкую коалицию. Я совершенно не считаю его большим молодцом за его деятельность. У меня большие вопросы к нему по правовой и этической стороне его деятельности, но я  не согласен с тем, что его сейчас преследуют.

Ассанджа гоняют, а Pussy Riot приветствуют, и это не совсем понятно. И Ассандж, и группа Pussy Riot представляют некоторую угрозу существующему порядку вещей.
 
Коалицию в защиту Ассанджа, я думаю, собрать вполне возможно. И я в нее обязательно войду, потому что мне не нравится, когда людей за это начинают ловить, сажать, преследовать. И то, что девушки из Pussy Riot в тюрьме сидят, не особо нравится. Я понимаю, что по суду им это положено, но на самом деле это означает, что не были использованы предварительные и гораздо более действенные средства для какого-то общественного воздействия».

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".