Комментарий
14 Мая 2015 18:16

Манипуляции чувствами верующих

Николай Сванидзе журналистНиколай Сванидзе

Николай Сванидзе
журналистНиколай Сванидзе
Спустя две недели после Первомая, по случаю которого в Новосибирске планировалась «Монстрация», об организаторах этой акции вспомнили вновь. Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон обвинил участников акции «Монстрация» в оскорблении чувств верующих и нарушении нравственных ценностей.

Читайте также «Монстрацию» обвинили в оскорблении чувств верующих 

Журналист Николай Сванидзе считает, что подобная обидчивость не подобает верующим людям. По его словам, различного рода запретительные действия со стороны госструктур только наносят вред как представителям власти, так и российскому обществу. Сванидзе, в частности, отметил:

«Не "Монстрация", а подобная реакция является оскорблением чувств верующих. Потому что таким образом все верующие представляются в виде каких-то вечно обижающихся людей.

Листочек с дерева падает – они оскорбляются, кто-то не так им улыбнулся – обидно, девушка не так оделась – опять их оскорбили. Почему они готовы оскорбиться на все что ни попадя? 

Верующий человек – он духовный, не мелочный, не оскорбляется на что ни попадя. Я считаю, что подобная реакция очень унижает и верующих, и неверующих. И, конечно, она очень вредна и опасна, потому что используется для завинчивания гаек. Получается, что можно сделать все, что угодно, ссылаясь на чувства определенной группы.

На самом деле имеет место использование реального административного ресурса, который только прикрывается верующими и церковью. Не исключаю и такой сценарий: Звонят там какой-нибудь группе верующих и говорят: "а что вы не обижаетесь-то? Давайте вы напишете письмо, что вы обиделись". Они пишут письмо, что они обиделись – вот, чувства верующих оскорблены.

А властям просто невыгодно проявление любого инакомыслия. По их мнению всё, что выходит за рамки стандарта, так или иначе, грозит инакомыслием. Потому при советской власти не давали ходить в узких брюках, короткие юбки, даже бородатые мужчины воспринимались как диссиденты. Если человек отличался хоть чем-то от других, это сразу вызывало неодобрение.

Такое поведение свойственно неуверенным в себе режимам, которые пытаются разобраться с собственными комплексами путем мелких или, иногда, крупных репрессий.

На самом деле сейчас мы наблюдаем абсолютно репрессивные вещи. На каторгу не ссылают, но удары по каким-то театральным постановкам – это тоже репрессии.

Представители власти предпочитают руководствоваться принципом «что не разрешено, то запрещено». Во многом такое поведение, повторюсь, продиктовано внутренней неуверенностью. Однако это очень опасно, потому что путь от мелких репрессий ведет так или иначе к крупным.

В конечном счете это ведет к уничтожению обратной связи между государством и обществом. Государство, которое постоянно использует запретительные меры, перестает чувствовать общество. В результате получается, что государство живет своей жизнью, а общество своей, скрытой.

Все процессы начинают уходит внутрь, в подполье, а для государства на самом деле лучше, чтобы это все было открыто и прозрачно. Так легче контролировать процессы. Так что от происходящего сейчас и педалирования чувств верующих выгод нет ни у кого».

Подготовила Лина Вискушенко
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".