Статья
30 Сентября 2008 0:01

Медведев против коррупции

<p>Дмитрий Медведев провел заседание Совета по противодействию коррупции. Глава государства назвал первоочередными задачами в борьбе с коррупцией укрепление правовой системы, защиту права собственности, расширение свободы предпринимательства. Сегодня же в Госдуму может быть внесен пакет антикоррупционных законопроектов.</p>
<p>Законопроекты включают в себя расширение имущественного контроля, в частности, введение обязанности для госчиновников и членов их семей декларировать свои доходы и имущество. Вероятно, станет обязательным создание комиссий по урегулированию "конфликта интересов" и соблюдению требований о служебном поведении госслужащих. Комиссии уже начали создаваться по всей стране.</p>
Комментарии экспертов
<p align="justify">Борьба с коррупцией изначально являлась одной из важнейших составляющих предвыборной программы действующего Президента РФ Дмитрия Медведева. В основу новых законопроектов по борьбе с коррупцией положены инициативы, ранее разработанные в национальном антикоррупционном комитете, Правительстве РФ и в профильных комитетах Государственной Думы. Существуют две основных группы законодательных предложений. Первая группа касается снижения административного давления на малый и средний бизнес. Вторая группа касатеся ужесточения контроля за реальными доходами чиновников. В окончательный вариант пакета антикоррупционных законопроектов вошло, в частности, предложение об обязательном декларировании имущества и доходов ближайших родственников чиновников – супруг и детей.</p>
<p align="justify">Вместе с тем, эффективность данных предложений ограничена двумя важными обстоятельствами. Первое обстоятельство – решение о декларировании доходов и имущества ближайших родственников не распространяется на «более дальних» - братьев, двоюродных братьев, племянников и т.п. Второе обстоятельство – практика «записи» дорогого имущества и тем более акций предприятий на жен и детей уходит в прошлое. Эта практика была распространена в середине 90-х и начале 2000-х годов, и сейчас её сменяет иная система. В настоящее время чаще всего основные активы – акции предприятий, коммерческая недвижимость – оформляются на юридические лица, собственниками которых становятся, в свою очередь, оффшорные компании. С помощью предложенных мер невозможно отследить реальных собственников оффшорных компаний. Поэтому нужно дополнить антикоррупционный пакет модернизацией банковского и налогового законодательства, особенно в части трансфертного ценообразования, а также ввести изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Перекрытие оффшорных коррупционных каналов будет очень серьёзным ударом по коррупции в стране в целом и в государственных структурах в частности.</p>
<p align="justify">Указанные практические меры, предлагаемые в антикоррупционных законопроектах, конечно же, полезны. Указанное расширение глубины анализа личных доходов и имущества ещё само по себе не решает проблемы, поскольку существуют более серьёзные оффшорные технологии «припрятывания» имущества и доходов. Но то, что норма о декларировании становится более жесткой и широкой по применению – это в любом случае послужит для коррупционеров сдерживающим фактором. Полезны и другие антикоррупционные меры, такие, как снижение административных барьеров и обеспечение прозрачности порядка проведения государственных конкурсов и аукционов. Эти меры являются не только строго антикоррупционными - это меры экономической и социальной модернизации, сокращенающие потенциал и возможности для коррупции.</p>
<p align="justify">Я бы отметил два, на мой взгляд,  ключевых момента в выступлении Медведева на сегодняшнем заседании. Первый момент – это традиционная проблема исполнения законов. Мало написать и принять даже самые замечательные и прогрессивные законы. Всё решающим образом зависит от того, исполняются ли они потом или нет. Это же известная поговорка о том, что строгость законов у нас смягчается необязательностью их выполнения. Ведь многие антикоррупционные механизмы закладывались уже и ранее, в том числе, в ходе административной реформы, но они или не выполняются, или выполняются сугубо формально и декларативно. Второ важнейший момент – это «сигнал» бюрократии и обществу. Смысл его заключается в том, что с этого момента правила игры меняются. Да, понятно, что у многих «рыльце в пушку», но теперь Медведев предлагает провести очень четкий водораздел. Отныне вводятся новые жёсткие правила игры, которые реально предусматривают, что за коррупционную деятельность будут карать, что эта практика должна изживаться на деле, а не на словах. Правила должны исполняться и каждый должен понимать, что если кто-то этот сигнал не воспринял, то пенять должен только на себя.</p>
<p align="justify">То, что уже делается - абсолютно правильно, но также абсолютно недостаточно. Необходимо прежде всего понять, что борьба с коррупцией – это прежде всего политическая, а не только управленческая проблема. Поэтому решать её нужно в первую очередь политическими методами. Существует необходимость в создании общественно-политической коалиции против коррупции, в формировании общей нетерпимости к коррупционным явлениям. И затем, уже опираясь и используя эту политическую силу, можно переходить к конкретным мерам. </p>
<p align="justify">В настоящее время огромное количество честных людей вынуждены быть коррупционерами из-за сложившихся правил игры. Нужно создать ситуацию, при которой честные граждане, не желающие участвовать в коррупционных отношениях, могли выйти из них. Но разорвать порочную систему очень трудно. И здесь возникает необходимость в решительной политической воле высшего руководства страны.</p>
<p align="justify">Рыба гниет с головы – также и очистка страны от коррупции должна начинаться «с головы». Необходимо, чтобы «посыпались» не мелкие чиновники, а крупные коррумпированные фигуры. Но также нельзя увольнять и тем более «сажать» всех - должен быть послан сигнал, что после увольнения одних дается шанс на исправление другим, и если они им не воспользуются, то также, как уволенные или «посаженные», попадут в зону риска. Я думаю, было бы правильно ввести технологию «коррупционной стружки» - например, каждый месяц гарантированно увольнять наиболее коррумпированного губернатора. Даже не нужно отдавать его под суд и не разбираться годами в его нарушениях – просто увольнять. И тогда губернаторский корпус будет стремиться уйти из «опасной зоны», а остающиеся в его составе будут уходить от коррупционных отношений.</p>
<p align="justify">К сожалению, реальной воли к действию со стороны власти российское общество пока не заметило. А нужна именно такая воля к действию, которая была проявлена Владимиром Путиным в Чеченской республике в 1999-2000 годах. Тогда смогли достаточно быстро побороть террористическое гнездо. Значит, при проявлении политической воли в борьбе с коррупцией тоже можно добиться серьёзных результатов.</p>
<p align="justify">Мне кажется очень важным, что Дмитрий Медведев признал распространённость коррупции – она действительно стала обыденным и повседневным явлением. Последние 10-15 лет постоянных разговоров на всех уровнях о борьбе с коррупцией не приводили ни к каким серьёзным государственным решениям и не давали ровным счётом ничего. И также очень важным я считаю, что президент обратил внимание на проблему правоприменения. Принято, на самом деле, множество законов – но почему всё реально не работает? А не работает именно из-за обыденности коррупционной практики.</p>
<p align="justify">Всё это наиболее ярко проявляется в регионах. К сожалению, ротация регионального чиновничества происходит очень низкими темпами – средний уровень чиновничества состоит ещё из советских кадров, из тех же, образно говоря, «секретарей райкомов». Необходима ротация кадров, привлечение людей, способных мыслить на современном уровне и действовать на благо граждан. Низкая скорость ротации порождает «вещь в себе», в которой круговая порука исключает какое бы то ни было привлечение к ответственности за коррупционные действия. Поэтому уже сейчас необходимо начать выращивать новое поколение управленцев. Это нужно не только для борьбы с коррупцией, но и для выполнения модернизационной стратегии-2020.</p>
<p align="justify">Второй момент, характерный для регионов – недостаточная эффективность института федеральных инспекторов. Эта должность подчас рассматривается некоторыми как синекура, и бдительность чиновников притупляется, поскольку они легко находят общий язык с руководством региона и местными элитами. Возможно, новую жизнь в работу региональных органов власти вдохнут предлагаемые комиссии по разрешению «конфликта интересов» - хотя пока есть серьёзные опасения, что чиновники смогут также находить с ними общий язык и сделать их малоопасными для себя.</p>
<p align="justify">В заключение хотелось бы отметить ещё один важный момент по теме правоприменения. Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, нужны антикоррупционные меры в правоохранительной и судебной системе – об этом Дмитрий Медведев говорил ещё на этапе предвыборной кампании. Невозможно победить коррупцию, когда можно заплатить за «деликатные услуги» прокурорскому работнику или судье, когда от наказания за коррупционные действия можно попросту откупиться.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".