Статья
29 Ноября 2009 16:56

Медведев сказал о евробезопасности

<p>Сегодня на <a href="http://kremlin.ru">официальном сайте</a> президента РФ опубликован российский проект договора о европейской безопасности. Он состоит из 14 статей, закрепляет принцип неделимости и равной безопасности и описывает механизмы его реализации в международной практике.</p>
<p>Президент России Дмитрий Медведев 5 июня 2008 года выступил с инициативой о разработке Договора о европейской безопасности, предложив закрепить в международном праве принцип неделимости безопасности. Речь идет о юридическом обязательстве, в соответствии с которым ни одно государство и ни одна международная организация в Евро-Атлантике не могут укреплять свою безопасность за счет безопасности других стран и организаций.</p>
<p>Договор открыт для подписания «всеми государствами евроатлантического и евразийского пространства от Ванкувера до Владивостока и следующими международными организациями: Европейским союзом, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацией Договора о коллективной безопасности, Организацией Североатлантического договора, Содружеством независимых государств», говорится в проекте.</p>
<p>Договор исходит из «необходимости объединения усилий для эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы безопасности в глобализированном и взаимозависимом мире», пишет <a href="http://vz.ru">«Взгляд»</a>.</p>
<p>Предлагается создать «действенные и оперативно запускаемые механизмы взаимодействия для урегулирования возникающих вопросов и разногласий, снятия озабоченностей, выработки адекватной реакции на вызовы и угрозы в области безопасности», - подчеркивается в преамбуле документа.</p>
<p>В соответствии с договором его участники «сотрудничают на основе принципов неделимой и равной безопасности, ненанесения ущерба безопасности друг друга».</p>
<p>«Любые меры в области безопасности, принимаемые каждым участником либо совместно с другими участниками, в том числе в рамках международной организации, военного союза или коалиции, осуществляются с учетом интересов безопасности всех других участников», - говорится в проекте.</p>
<p>Участник договора не осуществляет действий или мероприятий, существенно затрагивающих безопасность одного или нескольких участников настоящего договора, не участвует в них или не поддерживает их.</p>
<p>Участник настоящего договора не допускает использования его территории, а также не использует территорию другого участника в целях подготовки или осуществления вооруженного нападения против одного или нескольких участников настоящего договора, или иных действий, существенно затрагивающих безопасность другого участника или нескольких участников настоящего договора.</p>
<p>Участник договора вправе по дипломатическим каналам или через депозитария обратиться к другому участнику с запросом о предоставлении информации относительно принимаемых этим другим участником существенных мер законодательного, административного или организационного характера, которые, по мнению запрашивающего участника, затрагивают его безопасность.</p>
<p>О запросе и содержании ответа на него участники информируют Депозитария, который доводит эту информацию до сведения других Участников.</p>
<p>Предлагается следующий механизм рассмотрения вопросов, затрагивающих предмет настоящего договора, а также разногласий и споров, которые могут возникнуть между его участниками в связи с его толкованием и применением. Это - консультации участников; конференция и чрезвычайная конференция участников.</p>
<p>Если произойдет вооруженное нападение на Участника настоящего договора или возникнет угроза такого нападения, незамедлительно информируется депозитарий, который созывает чрезвычайную конференцию.</p>
<p>Участник вправе рассматривать вооруженное нападение на другого участника как вооруженное нападение на него самого. В проекте Договора о евробезопасности особо отмечается, что договор не затрагивает и не будет толковаться как затрагивающий главную ответственность СБ ООН за поддержание международного мира и безопасности, а также права и обязательства участников, вытекающие из Устава ООН.</p>
Комментарии экспертов
<p>Тот факт, что важный актуальный проект, который Россия актуализировала летом 2008 года, почему-то выходит в выходной день, в воскресенье, напоминает американскую политическую практику - там, когда ту или иную инициативу хотят спустить на тормозах, ее публикуют вечером в пятницу. Я думаю, что 15.50 ( то время, когда документ был опубликован на сайте президента России) 29 ноября - это тоже, наверное, не самое удобное время, чтобы последовательно содействовать его продвижению.</p>
<p>Тем не менее следует признать, что проект вышел раньше, чем можно было предполагать, Москва действовала с опережением, потому что документу давались сроки и декабрь 2009 года, и февраль 2010 года.</p>
<p>Текст на данный момент содержит всего 14 статей, это недостаточно крупная законодательная инициатива для такого проекта, который претендует на замену Хельсинского договора. Как мы знаем, он задумывается сейчас именно в качестве альтернативы Хельсинскому соглашению.<br />
<br />
Думаю, что данный проект – это всего лишь первый шаг по последовательной актуализации идей Москвы по созданию новой архитектуры безопасности в Европе. Он еще будет уточняться и расширяться, за этим проектом договора может последовать еще как минимум один, уже более расширенный и содержательный по контексту, и его можно будет более активно обсуждать с европейскими коллегами.</p>
<p>Как мы знаем, сама идея этой новой архитектуры безопасности обсуждалась всего один раз на острове Корфу, где проходил неформальный саммит с участием всех заинтересованных сторон, в том числе там присутствовали представители ОБСЕ, НАТО и России. Процесс обсуждения будущей европейской безопасности в предметной сфере натолкнулся на очень серьезные проблемы, потому что в течении всего года вот только единственная встреча 28 июня 2008 года стала реальной площадкой для согласования позиций. И я думаю, для того, чтобы этот проект договора получил серьезное предметное обсуждение, чтобы была сформирована серьезная дискуссия вокруг него, Москве необходимо задуматься относительно того, сколько раундов многосторонних консультаций она способна актуализировать в течении конца этого года и в начале следующего.<br />
<br />
Что же касается самого проекта в целом, как продукта интеллектуального осмысления будущего и настоящего международной безопасности, и вообще безопасности ведения международной политики, то нужно понимать, что данная идея свидетельствует скорее о нерациональной зависимости Москвы от диалога с европейскими странами, потому как Москва сегодня недостаточно чувствует импульсы международных политических процессов, которые смещаются в транстихоокеанский регион, и по старинке продолжает вести диалог с субъектами, обладающими ограниченным уровнем ликвидности.</p>
<p>Скажем, Европа как главный объект, в отношении которого этот договор ориентирован в целом, сейчас для нас и с точки зрения поддержания международной безопасности, и вообще как контр агент, с которым необходимо развивать последовательный политический диалог, недостаточно ликвидная.</p>
<p>На мой взгляд, данный документ, конечно, интересен – это игра в духе Хельсинских соглашений 70-х годов. Когда было подписано Хельсинское соглашение, Европа еще находилась в центре международной политики. Сейчас говорить о сохранении аналогичного статуса для евроатлантики просто бессмысленно, так как центр мировой силы – это, в общем-то, Китай, Япония, Индонезия, Индия и другие государства, которые сосредоточены в акватории Тихого океана, Индийского океана.</p>
<p>То есть, на мой взгляд, подобная инициатива Москвы, которая продвигается в течение уже двух лет, интересна с точки зрения дискуссии. Но если переходить на предметный уровень, не очень понятна, в первую очередь, ее направленность с точки зрения того, что безопасность, режим безопасности, существующий сегодня на атлантическом и евроатлантическом пространстве в лице НАТО и Евросоюза, будет пересмотрен, поскольку это не нужно ни Соединенным Штатам, ни членам НАТО – они привыкли к тем социальным правилам, которые у них существуют – это во-первых.</p>
<p>А во-вторых, нужно все-таки понимать, что в Европе далеко не все субъекты обладают полным суверенитетом при выстраивании линии своего диалога с Москвой. Например, Германия, на территории которой фактически находятся войска США-Италия - далеко не во всем их можно рассматривать как суверенные государства. Великобритания, которая в период работы кабинета Блэр до недавнего времени вообще воспринималась, как первый 51 штат США.</p>
<p>Эти государства во многом зависят от того мнения, которое озвучит Вашингтон. И здесь, я думаю, нужно понимать, что у Москвы не так много шансов для предметного продвижения этой инициативы. Если исследовать общие проекции существующих сегодня международных процессов, это скорее шаг в сторону, чем шаг вперед в движении к полицентричному миру, где Москва сегодня ориентирована не на Европу, а на Индию, Бразилию и Китай.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".