Статья
14 Марта 2012 14:30

Место России в мире

Место России в мире
Фото: Shutterstock

 

В Госдуме в рамках «правительственного часа» в среду 14 марта выступил министр иностранных дел Сергей Лавров. Его доклад был посвящен основным направлениям внешней политики России. 

Отметим, что после президентских выборов в России внешняя политика страны активно обсуждалась экспертами и политологами. По мнению многих специалистов, статья избранного президента Владимира Путина «Россия и меняющийся мир», написанная незадолго до выборов 4 марта, стала презентацией новой внешней политики страны. 

Впрочем, сам Владимир Путин уже после того, как ЦИК официально огласил итоги президентских выборов, заявил, что кардинальных изменений во внешней политике страны не будет.

Глава МИД, выступая в Госдуме, отметил важнейшую черту российского внешнеполитического курса, которая стала очевидна после выборов – преемственность.  По словам министра, «состоявшиеся недавно выборы президента РФ среди прочих моментов убедительно подтвердили преемственность основополагающих принципов внешней политики».

Как и обещал накануне выступления Лаврова спикер Госдумы Сергей Нарышкин, особое внимание министр уделил проблеме сирийского урегулирования. 

В частности, Сергей Лавров призвал своих международных партнеров к объединению усилий по урегулированию ситуации в Сирии и к тому, чтобы пытаться воздействовать на все стороны конфликта.

«Любая международная проблема требует сегодня коллективной работы, и это относится в полной мере к ситуации в Сирии, - сказал Лавров. - Те, кто твердит, что здесь все зависит от России, как минимум, неискренни». 

«Мы готовы договариваться со всеми другими участниками всех этих процессов по проведению единой линии, которая предполагала бы воздействие на все сирийские стороны. Но для этого требуется добрая воля и сложение усилий, поскольку, например, на боевые отряды, которые воюют с правительственными силами, у нас никакого влияния нет. Важно, чтобы наши партнеры поэтому осознали свою ответственность в этом острейшем вопросе», - добавил глава МИД РФ.

Также глава российского МИД заявил, что наша страна выступает «за немедленное и скоординированное прекращение огня всеми сторонами, участвующими в сирийском конфликте». 

«В случае с Сирией мы выступаем за немедленное и скоординированное прекращение огня всеми сторонами при беспристрастном международном мониторинге. За оказание гуманитарной помощи гражданскому населению и за начало общесирийского диалога без предварительных условий», - сказал Лавров. 

Глава МИД РФ подчеркнул, что Россия считает неприемлемыми любые попытки решать проблемы силовыми методами, в обход международного права и устоявшихся форматов принятия решений, а также грубые нарушения резолюций СБ ООН, «как это было в Ливии». 

По его словам, примеры Ирака и Афганистана убедительно показывают, что силовыми методами добиться решения проблем невозможно, а усугубить их вполне реально. 

«В современных условиях уважение принципов демократии и верховенства права должно в полной мере распространяться и на международные отношения. Любые принудительные действия на мировой арене могут осуществляться только на основе Устава ООН», - сказал Лавров. 

Он подтвердил, что Россия будет решительно противодействовать попыткам подорвать закрепленные в Уставе ООН основополагающие принципы международного права. 

Также, по словам министра иностранных дел, позиция РФ по сирийскому вопросу основана на «принципах справедливости».

«Кто должен находиться у власти в Сирии - решать ее народу. Мы защищаем не режим, а справедливость, суверенное право самих сирийцев на демократический выбор», - сказал министр, выступая в Госдуме в рамках «правительственного часа». 

«Наша цель - достижение мира в Сирии, сохранение человеческих жизней, недопущение межконфессионального взрыва в регионе Ближнего Востока, поддержание стабильности и безопасности в непосредственной близости от наших границ», - отметил Лавров. 

По словам министра, альтернативой этому может являться только «разрушительная гражданская война с непредсказуемыми региональными последствиями».

Глава МИД РФ заявил, что Россия и дальше будет работать со всеми сторонами: и с Дамаском, и с различными группами сирийской оппозиции, и с Лигой арабских государств, а также ведущими региональными и международными игроками и непосредственно в Совбезе ООН. 

Позже, отвечая на вопросы депутатов, Сергей Лавров отметил, что Россия поставляет Сирии оружие, но оно не используется Дамаском против мирных демонстрантов.

«Мы не поставляем Сирии те средства ведения боя, которые используются против демонстрантов, мирных граждан и которые способствуют, к сожалению, расширению конфликта», - сказал министр.

«То, что мы продаем Сирии, это оружие, необходимое для обеспечения национальной обороны, национальной безопасности», - пояснил глава российского МИД.

Он подчеркнул, что Россия исполняет все свои контрактные обязательства перед Сирией, в том числе и по линии военного сотрудничества.

Что же касается остальных стран, которые также были охвачены «арабской весной», то Сергей Лавров дал понять, что Россия готова взаимодействовать со всеми режимами, пришедшими к власти в этих государствах, не исключая исламистов. 

Россия готова работать с новыми властями в Египте и Ливии, в том числе с приходящими к власти исламистскими партиями, заявил глава МИД.

«Там формируются независимые режимы, там формируются процессы, которые в конечном итоге будут отражать весь спектр политических сил. Да, там исламистские партии приходят к власти, и мы готовы работать со всеми», - сказал Лавров, отвечая на вопросы.

«Тем более, что у нас никогда и не было противопоказаний против контактов с такими, например, организациями, как ХАМАС», - подчеркнул министр.

Сергей Лавров не обошел вниманием и взаимоотношения России с США. В оценках экспертов взаимные интересы двух стран колеблются между подолжением «перезагрузки» и началом «холодной войны». 

Министр, говоря в своем докладе об отношениях США и РФ, проявил твердость и принципиальность и вместе с тем, готовность к диалогу.

По словам Лаврова, Россия подтверждает свое намерение принять адекватные меры, если США и НАТО не будут учитывать интересы РФ в сфере ПРО.

«Мы не отказываемся от диалога, но если наши партнеры будут и дальше игнорировать наши законные интересы, то России придется принять меры в сфере безопасности, которые будут адекватны действиям США и НАТО в сфере противоракетной обороны. Эти меры упомянул президент России Дмитрий Медведев в своем заявлении от 23 ноября прошлого года», - заявил глава МИД РФ.

«Наше принципиальное условие просто: раз США не хотят ничего менять в своих планах, то пусть предоставят надежные гарантии ненаправленности размещаемых в Европе средств противоракетной обороны против наших стратегических ядерных сил», - подчеркнул министр.

Он также заявил, что Россия будет и впредь жестко реагировать «на попытки воздействия на политические процессы в России, в том числе через каналы финансирования российских институтов гражданского общества в политических целях».

Лавров отметил, что правозащитная тема остается краеугольным камнем в отношениях между США и РФ.

В частности, министр заявил, что считает неприемлемым увязывание отмены поправки Джексона-Вэника с соблюдением прав человека в России.

«Сейчас пытаются отмену поправки Джексона-Вэника компенсировать принятием нового закона, который предусматривает введение ограничений в качестве наказания за нашу политику в области прав человека. Это неприемлемая вещь - она может далеко отбросить назад наши отношения», - заявил Лавров.

По его словам, данный шаг может крайне негативно отразиться на двусторонних российско-американских отношениях.

«Эти задумки есть и в сенате, и в конгрессе. Но в администрации (президента США – ред.) должны понимать, что результат будет все равно одним и тем же - это серьезно повлияет в негативном плане на межгосударственные отношения», - подчеркнул министр.

Речь идет о так называемом «законе Магнитского», проект которого внесен в конгресс США, а его рассмотрение намечено на 15 марта.

Комментируя публикации «черных списков российских чиновников», которым ряд западных стран запретил въезд на основании их якобы причастности к смерти юриста Сергея Магнитского, Лавров сказал: «Что касается "черных списков": в принципе любая страна по международному праву может отказаться выдать визу любому человеку, не объясняя причин. Поэтому все это, по большому счету, чистый пиар, для того чтобы показать, вот какие мы крутые, списки составляем, не пускаем кого-то. Да ради бога, мы тоже этим правом пользуемся», - сказал Лавров.

Кроме этого, есть еще один вопрос, по которому США и Россия пока что не пришли к консенсусу. По мнению Лаврова, США выставляют неприемлемые для России условия к началу переговоров по новому режиму контроля за обычными вооружениями в Европе.

«К сожалению, Соединенные Штаты пытаются начало этих переговоров обусловить неприемлемыми для нас вещами», - сказал Лавров.

«Во-первых, они говорят, что мы должны возобновить фактически выполнение ДОВСЕ, хотя у нас по закону это невозможно. Во-вторых, они хотят, чтобы мы прежде, чем начать переговоры, приняли совместное заявление, в котором будет сказано, что мы уважаем принцип согласия принимающей стороны на размещение иностранных войск на своей территории», - отметил министр.

Он пояснил, что этот принцип должен быть подтвержден, по словам партнеров, в международно-признанных границах 1999 года, «то бишь, понимаете, Грузия включает здесь в себя Абхазию и Южную Осетию».

«Это абсолютно исключено. Для нас Абхазия и Южная Осетия - независимые государства, наши союзники. Наши войска там находятся с согласия этих принимающих сторон на основе межгосударственных договоров», - сказал министр.

Свою позицию по Абхазии и Южной Осетии глава российского МИД подтвердил, отвечая на вопросы депутатов относительно отмены виз с Грузией. 

Москва готова на взаимной основе ввести безвизовый режим с Грузией, но только после того, как Тбилиси отменит закон о так называемых оккупированных территориях, согласно которому лица, посетившие Абхазию и Южную Осетию, подлежат уголовному преследованию, сказал министр иностранных дел.

«Мы готовы на взаимной основе ввести безвизовый режим, но сначала пускай этот закон, эта норма будет отменена, поскольку наши граждане должны понимать, куда они едут и что им там грозит», - отметил Лавров.

По его словам, недавнее заявление президента Грузии Михаила Саакашвили об одностороннем введении безвизового режима для российских граждан «необходимо рассматривать в контексте всего того, что грузинская сторона делает на российском направлении».

Лавров напомнил, что в прошлом году Тбилиси объявил о безвизовом режиме для россиян, проживающих в северокавказских республиках, что «однозначно является дискриминацией».

«Когда он объявил, что все граждане России теперь могут это сделать и въехать в Грузию без виз, он забыл о том, что в Грузии действует так называемый закон об оккупированных территориях, в соответствии с которым любой, кто хоть когда-то за последнее время, после войны, начатой Саакашвили, посетил Южную Осетию или Абхазию, подлежит в Грузии уголовному преследованию - такому человеку грозит от 2 до 4 лет заключения», - сказал Лавров.

По его словам, двое россиян уже пострадали от этого закона. «Сейчас мы их пытаемся из Грузии вытащить с помощью швейцарцев, которые представляют интересы России в этой стране», - рассказал министр.

 

Таким образом, министр иностранных дел очертил в своем докладе достаточно широкий спектр тем, которые волнуют российскую внешнуюю политику и на которые российская дипломатия готова разговаривать на международных форумах.

Насколько же весом голос современной России в мировой политике?

На эти вопросы корреспондент «АК» попросил ответить экспертов по международной политике.

Политолог Борис Межуев уверен, что российский реализм в вопросе по Сирии сейчас востребован.

«По некоторым причинам, включая специфические отношения с Израилем, американцы самостоятельно, оказывается, не способны сдержать самих себя, сдержать своих собственных ястребов, свой собственный военно-промышленный комплекс и израильское лобби. Есть масса игроков, требующих от Америки вмешиваться во все регионы мира для тех или иных пертурбаций. На самом деле, кто-то должен сдерживать это. При этом видно, что американские круги не очень радуются, когда Россия не выполняет свою роль», - отметил Межуев.

По его словам, какие-то шаги сирийская власть все-таки делает по настоянию, в том числе, и России.

Межуев добавил, что требования России в отношении Сирии были услышаны и Америкой.

«Разумеется, в Америке есть круги, которые заинтересованы в коллапсе, но есть понимание того, что дестабилизация в регионе очень опасна», - отметил политолог.

«Сейчас главное, чтобы Россия на этом не останавливалась и постаралась продемонстрировать свои миротворческие усилия», - подытожил он.

В свою очередь главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов отметил «АК», что с позицией России считаются, потому что «деваться некуда».

Он пояснил, что Россия занимает важное геополитическое положение, и она является постоянным членом Совбеза ООН.

«Попытки обойти Совбез ООН, которые предпринимались в нулевые годы, закончились крайне плачевно для тех, кто это делал. Поэтому сейчас уже так не поступают. Ныне вернулись к этой формальной процедуре легитимации через Совбез. И при таких правилах игры без России не получится принимать решения», - сказал Лукьянов.

Он убежден, что ливийского сценария на Ближнем Востоке не будет, потому что легитимации этих действий не получится.

При этом эксперт подчеркнул, что Россия не будет ключевым игроком на Ближнем Востоке. «Собственно, вряд ли ей это нужно. Но важным фактором она остается, и никуда не денешься», - отметил он.

Лукьянов не исключил, что Запад может начать действовать в обход Совета Безопасности. «Но это, собственно говоря, будет по-своему учет мнения России. Есть понимание того, что легитимировать вмешательство в Сирию международных сил при России никак не получится», - подчеркнул он.

Аналогичную позицию «Актуальным комментариям» высказал эксперт Центра политической конъюнктуры Максим Минаев. «Что касается политики России на Ближнем Востоке, то это - очень периферийное направление внешней политики. Оно просто находится в центре внимания, потому что там идут политические процессы, связанные со сменой власти. Это сугубо второстепенный сегмент во внешней политике», - сказал он АК.

Минаев предположил, что нельзя ожидать, что к Москве прислушаются. По его словам, не исключено, что там будет сценарий, похожий на сценарий, который США разыграли в начале двухтысячных годов в Ираке.

«Мнение России будет проигнорировано. США прекрасно понимают предел возможностей Москвы и понимают, что Россия на обострение явно не пойдет. А в такой ситуации кто сильный, тот и прав. То есть, у США и союзников больше силы, они и будут определять характер политических процессов в этом регионе», – пояснил эксперт.

При этом эксперты сошлись во мнении, что по многим направлениям позиция России является ключевой.

Более того, как отметил Минаев, согласно некоторым прогнозам, Москва войдет к 2030 году в число ведущих экономик мира. «Она будет уступать США, Японии и Китаю, заняв  четвертое место по ВВП в мире. Такой экономический статус обозначается не российскими экспертными структурами, а на Западе. В частности, в Британии есть такой прогноз. Такой статус заставляет Россию выступать в роли ведущей мировой державы, как минимум, в статусе четвертого игрока», - сказал Минаев.

Он при этом подчеркнул, что, как показывает практика последних лет, Москва в таком формате действовать, может быть, не готова, или не хочет. Но, по его словам, все может измениться.

По мнению Минаева, важным вектором можно считать Азиатско-тихоокеанский регион. «Москва понимает, что в этом десятилетии, с 2010 по 2020 годы, и в следующем, с 2020 по 2030 годы центр мировой политики и экономики, скорее всего, окончательно сместится в район Азии и Тихого океана. Китай, Южная Корея, Япония, Индонезия, Малайзия, Сингапур станут таким коллективным центром силы. И Москве, учитывая, что у нее есть прямой выход на этот регион, предстоит переориентироваться туда. Она уже первые серьезные шаги в этом направлении сделала», - сказал эксперт.

Межуев считает, что в будущем для российской внешней политики будет все больше выходить на первый план дальневосточное направление. «Сейчас можно говорить об ослаблении Японии. Да и не способны все-таки американцы быть везде. У России здесь много возможностей. Сейчас видно, что здесь как раз сближаются интересы Соединенных Штатов и России», - отметил он.

Эксперты сошлись во мнении, что приоритетным внешнеполитическим вектором станет евразийское направление.

«Ключевым игроком Россия остается в Евразии. Она остается связующим звеном, и это касается всей территории от Западной Европы до тихоокеанского побережья. Отчасти это благодаря географии, но не только. И поэтому Евразия, собственно, и есть та сфера привилегированных интересов», - сказал Лукьянов.
Минаев подчеркнул: «Главными направлениями внешней политики России в ближайшее время будет постсоветское направление, развитие интеграционных процессов с Казахстаном, Белоруссией. Путин уже обозначал это направление в своих статьях предвыборных».

«Разумеется, важное направление для внешней политики России - СНГ, Таможенный союз, Евразийское пространство», - уверен, в свою очередь, Межуев.

Остается только напомнить, что Путин также в статье ясно и недвусмысленно дал понять, что приоритетом во внешней политике для России является СНГ.

Комментарии экспертов
<p>Россию вряд ли уже можно назвать сверхдержавой, сверхгигантом в мировой политике, но, безусловно, у нас осталась единственная и очень важная составляющая сверхдержавы. К счастью, эта деталь носит исключительно пассивный характер. Это ядерный потенциал, достаточный для обеспечения взаимного гарантированного уничтожения. Нет в мире страны, которая могла бы уничтожить единственную существующую сегодня сверхдержаву, то есть Соединенные Штаты Америки. Китай, например, с экономической точки зрения сопоставим с Соединенными Штатами. Но если мы говорим о военной составляющей, то в Китае она в сравнение не идет с российской. Поэтому в данном случае Россия является по объективным причинам таким уродцем, где одна из составляющих могущества страны очень сильно преувеличена по сравнению со всеми остальными. Это открывает нам некоторые возможности, но и вызывает огромные проблемы. Грубо говоря, это вызывает к нам большие претензии, а остальные составляющие не позволяют нам достаточно эффективно конвенциональными средствами все эти претензии блокировать и купировать.</p>
<p>При этом, Россия, безусловно, является одним из крупных мировых игроков. Слова «великая» и «держава» я бы счел вполне уместными в том смысле, что это страна, имеющая все признаки реального суверенитета. Реальным суверенитетом обладает считанное количество стран. Остальные же вынужденно или добровольно делегируют свой суверенитет третьим странам или каким-то коалициям, которые возглавляют явно не они. Реальным суверенитетом обладают США, безусловно, Китай, скорее всего, Индия. С большой натяжкой Бразилия и страны, которые считаются странами-изгоями, то есть страны, которые, не обладая достаточными возможностями, тем не менее, стремятся к суверенитету, и поэтому они в современном мире объявлены маргиналами. Это такие страны как Северная Корея, Иран и остальные.</p>
<p>Нынешняя позиция России по внешней политике либо соответствует нашему комплексу возможностей (размеру экономики, характеру экономики, населению и территории, военной мощи, политическому влиянию), либо несколько превосходит ее в силу вот этой одной ее составляющей – ядерного потенциала. В этом, можно сказать, заслуга путинского периода, что за этот период были оптимизированы способности нашей страны защищать свои интересы. Речь сейчас не идет о том, насколько успешно реализуется та или иная линия, то есть рисунок дипломатии - это отдельный вопрос. Речь идет о потенциале, и каким образом он реализован.</p>
<p>Есть единственный уязвимый момент, но он очень серьезный, потому что с ним связаны все остальные проблемы внешней политики России. Это структура российской экономики, которая, в общем, не гарантирует нам суверенитет. То есть на самом деле, при той конъюнктуре, которая у России есть, мы можем пользоваться этой радостью. Но если конъюнктура резко ухудшится, то при нынешней структуре экономики Россия не будет иметь полноценного суверенитета. Наша судьба, наша внутренняя политика не находится в ведении российского народа и российского руководства. Они определяются внешней конъюнктурой. <br />
 </p>
<p>На сегодняшний день стал востребован российский реализм. В какой-то степени даже не случайно, что такие зубры американской администрации, республиканцы, в первую очередь, как Роберт Макфарлейн или Генри Киссенджер, стали позитивно высказываться о Путине. Многим, включая американцев, стало нужно российское вето по Сирии.</p>
<p>Это нужно не только Сирии и сирийскому режиму. Оно нужно самой Америке. По некоторым причинам американцы самостоятельно, оказывается, не способны сдержать самих себя, своих собственных ястребов, свой собственный военно-промышленный комплекс, израильское лобби, в общем, массу игроков, требующих от Америки вмешиваться во все регионы мира для тех или иных пертурбаций. На самом деле, кто-то должен сдерживать этот натиск. Американские круги не очень радуются, когда Россия не выполняет такую роль, но Россия сейчас с этим хорошо справляется.</p>
<p>Другое дело, что это не единственная роль, которую надо выполнять. Россия не может исчерпываться этой ролью. Но такая потребность в некоторой спокойной силе, которая пытается предложить конструктивное решение, удерживает от крайних действий, но при этом формально и фактически привержена делу демократизации и политического обновления, это миру очень нужно.</p>
<p>Это, может быть, не такая почетная, сверхзначимая роль, но она никем кроме России не может быть выполнена. Франция отказалась самостоятельно от этой роли. И в настоящий момент представляет собой какого-то глобального авантюриста. Это, скорее, Францию надо сдерживать. Америка пытается эту роль играть, но она настолько задергана, настолько находится во власти стереотипов, что выполнять такую функцию очень сложно, если вообще возможно. Китай – приверженец исключительно национальных интересов. А вот Россия обладает этой уникальной позицией заинтересованного мудрого человека, который не забывает своих национальных интересов, тем не менее, придерживается позиции разумной осторожности и взвешенности.</p>
<p>Это важно, но на этом нельзя останавливаться. Мы не сумели отыграть эту роль в 2011 году, это, конечно, огромный минус. Сейчас, думаю, Россия услышана. Слова Путина, что Россия не занимается только борьбой за сирийский режим, а пытается все стороны удержать от конфликта, услышаны. Мы видим, что какие-то шаги сирийская власть делает для урегулирования ситуации. Конечно, в Сирии нет демократии даже близко. Но, тем не менее, определенные шаги делаются.</p>
<p>Так что предложения России были услышаны, потому что довольно убедительно звучали. Месседж России услышан и в США. Разумеется, в Америке есть круги, которые заинтересованы в коллапсе. Но есть и понимание того, что все это может кончиться плохо, если начать поддерживать Саудовскую Аравию и Катар в стремлении создать сунитскую империю на основе Аль-Каиды. Так что Россию слышат. Самое главное, что Россия на этом не останавливается, а пытается продемонстрировать свои миротворческие усилия.</p>
<p>Россия не будет на Ближнем Востоке основным игроком. Но понятно, что Сирия – наш союзник. Наши возможности удерживать Асада больше. Другое дело, что, конечно, надо разбираться в ситуации в регионе. Здесь Израиль все время хочет продемонстрировать что-то Ирану. У Саудовской Аравии свои взгляды и отношения с Сирией. Да и линия американцев продолжает некую напряженность.</p>
<p>Но, повторюсь, что сейчас востребован русский реализм.</p>
<p>Во всяком случае, менее всего нужно мировым игрокам и в том числе Америке, чтобы Россия со всем соглашалась. Это важно понять людям, которые наивно думают, что главная задача американцев – посадить свою марионетку, чтобы она со всем соглашалась. Конечно, есть такие глупые американцы, которые хотят везде видеть свои марионетки. Но умные американские политики и эксперты понимают, что США нужен спокойный оппонент, что это соответствует национальным интересам. Я бы не сказал, что это роль России сверхпочетная, но она есть.</p>
<p>В будущем для российской внешней политики будет все больше выходить на первый план дальневосточное направление. Сейчас можно говорить об ослаблении Японии. Да и не способны все-таки американцы быть везде. У России здесь много возможностей. Сейчас видно, что раз сближаются интересы Соединенных Штатов и России.</p>
<p>Если Россия найдет способ решения проблемы корейского вопроса, и будет разрабатываться план стратегического союза с Японией, это будет важный дипломатический прорыв.</p>
<p>Разумеется, важное направление для внешней политики России - СНГ, Таможенный союз, Евразийское пространство.</p>
<p>Для Лаврова это выступление важно в личном контексте. Данное выступление может его легитимировать в статусе министра иностранных дел новой администрации Путина. То есть, выступая в качестве представителя власти, перед Госдумой, он де-факто способен тем самым подтвердить свои полномочия на новый срок президентства Путина. И просто потому, что ему предстоит не столько дать характеристику о проделанной работе предыдущего периода, сколько обозначить приоритеты начального периода работы именно администрации избранного президента.</p>
<p>Сложно говорить, сколько Лавров продержится на посту главы МИД, но как минимум, начальный период работы команды Путина он может застать в текущей должности и сохранить ее на определенное время.</p>
<p>Что касается региональных и международных направлений. Россия – региональный игрок. Это очевидный факт. У России есть возможности для проведения более крупной игры. Но использование этих возможностей сегодня оставляет желать лучшего. То есть, тот же фактор извлекания доходов из нефти мог бы быть использован более оптимально, чем он используется. Есть вооруженный потенциал, но он точно так же не задействован в нужном контексте. По многим направлениям выстраиваемой политики место в мировой политике не соответствует военно-экономическому потенциалу России.</p>
<p>Так, согласно некоторым прогнозам, Москва войдет к 2030 году в число ведущих экономик мира. Она будет уступать США, Японии и Китаю. То есть, она будет занимать четвертое место по ВВП в мире. Такой статус экономический обозначается не российскими экспертными структурами, а на Западе. В частности, в Британии есть такой прогноз. Такой статус заставляет Россию выступать в роли ведущей мировой державы, как минимум, в статусе четвертого игрока.</p>
<p>Но, как показывает практика последних лет, Москва в таком формате действовать, может быть, не готова, или не хочет. С девяностых годов создается ощущение, что российская элита ведет себя в качестве второсортной элиты, которая больше ориентируется на Запад, не способна самостоятельно сформировать свое мнение. Достаточно посмотреть на количество представителей российского бизнес-сообщества за рубежом, чтобы понять вторичность российского истеблишмента.</p>
<p>Россия сегодня себя не воспринимает как центр влияния мирового масштаба. Она либо ориентируется на Запад, либо на Китай. В такой ситуации, я думаю, что региональный статус ее будет только укрепляться. И он будет дополняться ростом комплекса провинционализма, то есть, ощущением себя провинцией международной политики. В этом контексте можно посмотреть, где учатся дети российской элиты, где потом часть бизнесменов оседает и живет и т. д.</p>
<p>Достаточно вспомнить и Швейцарию, которая стала домом для ряда влиятельных бизнесменов России. Это не добавляет статуса российской элите. Большинство влиятельных американских бизнесменов, в том числе представители известной фамилии Рокфеллеров, не стремятся жить за пределами США, хотя у них есть возможности для того, чтобы купаться в роскоши в любой точке планеты. Но, тем не менее, они поддерживают определенный формат национал-патриотизма, в первую очередь, к своей стране, и продолжают жить и работать на территории Соединенных Штатов. Более того, желание жить за пределами США воспринимается как удар по престижу государства и предательство национальных интересов. Российская элита так себя не видит в таком контексте, в первую очередь, потому, что она не считает себя влиятельной, и она старается ориентироваться на Запад.</p>
<p>В такой ситуации, конечно, рассчитывать на какую-то глобальную роль нельзя. Как бы не пытались сегодня российские экономические эксперты апеллировать к мировому статусу, тем не менее, я думаю, что Россия будет балансировать между США и Китаем, как двумя реальными центрами силы, и во многом на основе этого балансирования и будет построена вся внешняя политика. Более или менее эффективно Москва сможет продвигать свои интересы на постсоветском пространстве, отчасти в Азии. В частности, в Юго-восточной Азии много элит построено на использовании правил советского наследия. На Западе эта политика будет пробуксовывать. Как мне кажется, сохранится отчасти влияние также в Латинской Америке, но в глобальном масштабе Латинская Америка, постсоветское пространство, Азия не дадут возможности для того, чтобы в полном объеме использовать свой экономический потенциал.</p>
<p>Другое дело, что этот негативный сценарий может разбить смена команды внешнеполитической в Кремле. Не исключен вариант, когда во внешнеполитической команде Кремля будут люди все-таки более патриотически настроенные, и все-таки видящие себя самостоятельными субъектами международной игры, а не игроками, ориентированными на один из центров силы. Если эти люди придут, они в состоянии, как мне кажется, использовать растущий экономический потенциал страны.</p>
<p>Если Путин сможет поменять кадры и на смену ряда лиц придет новая плеяда игроков, в том числе из его личной команды в правительстве, тогда возможны какие-то изменения в позитивном ключе. Потому что экономика и высокие цены на нефть как раз способствуют этому. Но вот периферийность и провинциальность мышления, а также высокая коррупция не позволяет использовать все это с максимально возможным коэффициентом полезного действия.</p>
<p>Что касается политики России на Ближнем востоке, то это - очень периферийное направление внешней политики. Оно просто находится в центре внимания, потому что там идут политические процессы, связанные со сменой власти. Это сугубо второстепенный сегмент во внешней политике. Скорее всего, ожидать, что к Москве прислушаются, нельзя. Не исключено, что там будет сценарий, похожий на тот, что США разыграли в начале двухтысячных годов в Ираке. То есть, мнение России будет проигнорировано. США прекрасно понимают предел возможностей Москвы и понимают, что Россия на обострение явно не пойдет. А в такой ситуации кто сильный, тот и прав. То есть, у США и союзников больше силы, они и будут определять характер политических процессов в этом регионе.</p>
<p>Главными направлениями внешней политики России в ближайшее время будут постсоветское направление, развитие интеграционных процессов с Казахстаном, Белоруссией. Путин уже обозначал это направление в своих предвыборных статьях. Вторым важным вектором можно считать Азиатско-тихоокеанский регион. Москва понимает, что в этом десятилетии, с 2010 по 2020 годы, и в следующем, с 2020 по 2030 годы, центр мировой политики и экономики, скорее всего, окончательно сместится в район Азии и Тихого океана. Китай, Южная Корея, Япония, Индонезия, Малайзия, Сингапур станут таким коллективным центром силы.</p>
<p>И Москве, учитывая, что у нее есть прямой выход на этот регион, предстоит переориентироваться туда. Она уже первые серьезные шаги в этом направлении сделала. Формат экономических связей с Китаем был сформулирован в период администрации Дмитрия Медведева, были заключены соответствующие контакты. В дальнейшем эта линия торгово-экономического сотрудничества продолжит развиваться, и одновременно будут наращиваться торгово-экономические связи с Южной Кореей и другими государствами.</p>
<p>С позицией России, безусловно, считаются, потому что деваться некуда. Россия занимает важное геополитическое положение, и она является постоянным членом Совбеза ООН. Попытки обойти Совбез ООН, которые предпринимались в нулевые годы, закончились крайне плачевно для тех, кто это делал. Поэтому сейчас уже так не поступают. Ныне вернулись к этой формальной процедуре легитимации через Совбез. И при таких правилах игры без России не получится принимать решения.</p>
<p>Россия, безусловно, - не Советский Союз. Она никогда им больше не будет. В этом смысле Россия глобальной державой не станет. Она не будет страной, которая, как Соединенные Штаты, претендует на влияние по всему миру. Интересы, конечно, регионализируются постепенно. Но при этом роль России в мире по-прежнему очень велика.</p>
<p>Россия, даже если она захочет самоизолироваться, ей это не так легко сделать (она, в общем, пока и не хочет). В целом, по сравнению с тем, что было десять-двенадцать лет назад, позиция России существенно прочнее. Это не означает, что России открывается очень много возможностей. Ситуация в мире сильно изменилась в сторону бессистемности и хаотичности развития. Но при этом возможности России позволяют ей не столько добиваться своих целей, сколько сокращать угрозы и риски, связанные с этой беспрецедентно турбулентной и опасной средой.</p>
<p>Если говорить о ситуации на Ближнем Востоке, ливийского сценария больше не будет, потому что легитимации этих действий не получится. В случае с Ливией неожиданный ход событий заключался в том, что Россия не воспрепятствовала этому. Этого больше не повториться. Да, сценарий действий в обход Совета Безопасности возможен. Но это, собственно говоря, будет по-своему учет мнения России. Есть понимание того, что легитимировать вмешательство в Сирию международных сил при России никак не получится. Надо понимать, что Россия не будет ключевым игроком на Ближнем Востоке, и вряд ли ей это нужно. Но важным фактором она остается, и никуда не денешься.</p>
<p>Ключевым игроком Россия остается в Евразии. Она остается связующим звеном, и это касается всей территории от Западной Европы до тихоокеанского побережья. Отчасти  благодаря географии, но не только. И поэтому Евразия и есть та сфера привилегированных интересов, о которой когда-то говорил Медведев.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".