Статья
20 Февраля 2016 9:57

Между Сциллой и Харибдой

Полемика между секретарем Генсовета «Единой России» Сергеем Неверовым и главой «Справедливой России» Сергеем Мироновым относительно отставного губернатора Забайкальского края Ильковского была примечательна своей бессодержательностью.

Обе стороны думают в первую очередь о предвыборных дивидендах и о том, как обыграть пиаровски ситуацию в свою пользу. При этом они крайне вольно обращаются с фактами.

Константина Ильковского назвать губернатором-справедливороссом можно только по недоразумению или незнанию. Это типичный «эффективный» менеджер современной генерации, причем решающий рывок произошел в рамках электроэнергетики, когда ею руководил Чубайс. И он несет на себе все родимые пятна данной формации – чрезмерную самоуверенность, аполитичность – в смысле отсутствия каких-то политических идеалов (в интервью он сам говорил о себе – «я в политике, но не политик»), технократический подход к решению социальных проблем. При этом, не будучи сам бизнесменом, он не располагает независимыми финансовыми источниками для проведения собственной пиар-политики.

В Государственную Думу Константин Ильковский попал не как партийный выдвиженец, а как человек от электроэнергетического лобби. Была возможность пройти по спискам эсеров – вот он и прошел. Затем возникла идея одарить «Справедливую Россию» губернаторским постом – Ильковский идеально подошел, поскольку не был политиком, а являлся «крепким хозяйственником», не был партийно ангажированным (в «Справедливую Россию» он так и не вступил), не имел собственной базы поддержки в Забайкальском крае, будучи для него чужаком, а потому был вынужден во всем ориентироваться на московских кураторов. Сам же вверенный ему субъект Федерации был сравнительно небольшим по численности населения и по размерам экономики, так что большим призом губернаторство Ильковского для эсеров не стало.

Но, как это часто бывает в современной России, крепкий менеджер оказался слабым губернатором, поскольку для руководства регионом потребны иные навыки, чем для руководства компанией. Груз ошибок стал стремительно нарастать, а репутация ухудшаться. В преддверии думских выборов Кремль счел необходимым вмешаться и исправить свою кадровую ошибку, не допустив обострения политической борьбы в регионе. В противном случае ЕР могла пойти на выборы под лозунгами, критикующими губернатора Ильковского, что противоречит нынешним неписанным традициям и правилам политического состязания. Не критиковать же его – значит дезориентировать избирателей и давать козыри коммунистам.

Иными словами, управленческий и лидерский кризис в Забайкалье не носил, по большому счету, партийной окраски. Но в условиях де-факто начавшейся избирательной кампании обойти его не могли ни эсеры, ни единороссы. И те, и другие попытались интерпретировать его в свою пользу. Сергей Миронов объявил, что отставка Ильковского – месть за начало кампании «Делай или уходи», направленной против лидера ЕР, премьера Дмитрия Медведева. И добавил совсем неуклюжую фразу, что «для правительства России Забайкальский край был в пасынках, потому что губернатор — не единоросс». Но тогда возникает закономерный вопрос – зачем же СР рекомендовала своего выдвиженца на этот пост? Ведь в результате страдают ни в чем неповинные жители края.

Еще абсурднее была позиция у Неверова, который заявил, что теперь придется спасать край после правления эсеров, забыв, что его однопартийцы поддержали Ильковского на выборах и приветствовали его назначение и.о. президентом. При этом Миронов справедливо упрекнул, что Неверов забывает о губернаторах-единороссах, снятых или даже арестованных за коррупцию, например, Хорошавине, Гайзере, Дудке.

Нелепость же ситуации заключается в том, что ни один губернатор, по большому счету не является партийным, или, точнее, партийность служит не более чем «фиговым листком». Но при этом стороны должны создавать видимость, что это не так и что в основе действительно лежат партийные разногласия.

Чем ближе дата выборов, тем чаще и сильнее будут прорываться в публичное пространство подобные конфликты. Уже очевидно, что кампания не пройдет спокойно на основе «крымского консенсуса» – критика «Единой России» со стороны эсеров и коммунистов будет только нарастать, а партия – не оставаться в долгу. В этой ситуации губернаторы от оппозиции оказываются в сложном положении. От них требуется максимум политического мастерства, чтобы пройти между Сциллой и Харибдой – требованием не отрекаться от своих партий и подыгрывать им, но в то же время не возбуждать враждебности ЕР чрезмерной активностью.

Ильковского как главу региона погубила не партийная аффилированность, а политическая и управленческая некомпетентность. То же самое можно сказать о бывшем главе Иркутской области. Губернаторы в Смоленске, Орле и Иркутске, представляющие ЛДПР и КПРФ, не подставляются, и пока выведены из-под критики. Но неизвестно, что будет дальше.

Что касается кажущейся чрезмерно острой полемики между эсерами и единороссами, то не стоит воспринимать ее слишком серьезно. Их ругань 2011 года была еще острее и привела к конкретному кадровому решению – Миронова сняли с поста председателя Совфеда. Однако затем в ходе кампании возникли более серьезные проблемы, и мироновская партия отошла даже не на второй, а на третий план по текущей значимости, а потому благополучно заняла третье место, оставленная в покое. Поэтому сегодня, пока еще основные карты участников выборов не раскрыты, не стоит делать поспешных выводов.

Максим Артемьев специально для «Актуальных комментариев»

Другие статьи автора


____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".