Статья
15 Сентября 2010 0:00

Международный день демократии

<p>В 2007 года Генеральная Ассамблея ООН объявила 15 сентября Международным днем демократии и предложила государствам-членам, системе Организации Объединенных Наций и другим региональным, межправительственным и неправительственным организациям отмечать этот день. Международный день демократии является хорошим поводом обратить внимание на состояние демократии в мире. </p>
<p>Демократия относится к универсальным и неделимым основным общечеловеческим ценностям и принципам <a href="http://www.un.org">Организации Объединенных Наций</a>, говорится на сайте организации.</p>
<p>Демократия основана на свободном волеизъявлении народа и тесно связана с обеспечением правопорядка и осуществлением прав и основных свобод человека. Хотя у демократий есть общие черты, не существует единой модели демократии.</p>
<p>Президент России Дмитрий Медведев высказал на недавнем политическом форуме в Ярославле свое видение развития демократии в России. Он выступил за максимально широкое использование новых технологий, в том числе интернета для общественных дискуссий по важнейшим вопросам.</p>
<p>«Сегодня через неформальные голосования выясняются общественные взгляды по важнейшим вопросам. Пока этот процесс не институциализирован, но рано или поздно он приобретет необходимую институциализацию, станет проводником народной воли. В конечном счете это и будет демократия - прямая и непосредственная», - сказал Дмитрий Медведев.</p>
<p>Как отметил президент, «это, конечно, будет демократия, отличная от того, что было тысячу лет назад, во время различного рода вече и собраний, но, тем не менее, не превращающаяся от этого в представительную». «Вопрос в том, каким образом регулировать эту деятельность и проявлять эту активность", - сказал Дмитрий Медведев.</p>
<p>Президент также отметил, что граждане должны быть уверены в том, что живут в демократическом обществе. «Это очень важная вещь. Ведь какое бы определение мы ни давали демократии, сколько бы мы ни говорили о том, что у нас демократия, судить о демократии каждый человек должен самостоятельно. Свобода и справедливость - это не только политические лозунги, философские и социальные категории. Это - человеческие чувства», - подчеркнул президент.</p>
<p>По его словам, «эти слова можно записать в Конституцию, в другие законы, но демократии нет или есть проблемы с демократией, если человек на личном опыте чувствует несвободу и несправедливость». «В этом плане любое общество, любая демократия не свободна от недостатков и российская, конечно, тоже. Правительства могут сколь угодно говорить людям «вы свободны», но демократия начинается в том случае, если гражданин скажет сам себе "я свободен», - сказал Дмитрий Медведев.</p>
<p><br />
 </p>
Комментарии экспертов
<p>Интернет сегодня стал не просто информационной, но и политической средой, и в этом смысле работает и в рамках традиционных политических процедур. Например, в тех же США на выборах роль Интернета в формировании избирательных фондов стала ключевой, и ряд последних избирательных кампаний четко это показали.</p>
<p>С другой стороны, Интернет работает как среда политической коммуникации и обратной связи между политикой и обществом. Он является средой формирования гражданских инициатив, которые имеют, в том числе, политическое измерение и выходят на политический уровень.</p>
<p>Что касается того, может ли сеть придать новое качество демократии, превратить ее в прямую демократию  путем онлайн-голосования, обсуждения законопроектов, то я думаю, что до этого еще дело не дошло. Возможно, эти формы будут развиваться, причем, скорее, на местном уровне -  в муниципальной политике.</p>
<p>Нужно будет посмотреть, как это будет происходить в других странах, где уровень проникновения Интернета выше.  В России средний уровень проникновения Интернета 40%, хотя по Москве уже 60-70%. Пока еще инфраструктурно мы к этому не готовы.<br />
Президент Медведев заявил, что мы в ближайшие годы выйдем на уровень 80-90% проникновения Интернета, но это перспектива 5-7, может быть 10 лет. Другие страны, где уровень проникновения уже выше, в том числе на уровне глубинки – там можно будет видеть развитие этой тенденции.</p>
<p>Можно также отметить, что политические партии сейчас активно выстраивают сетевую структуру своей деятельности, и эта тенденция тоже будет развиваться. Кроме того, будет продолжать работать режим обратной связи. Сейчас мы видим первый такой пример – обсуждение закона о полиции, возможность в Интернете  предлагать варианты поправок. Эта технология появилась, и мне кажется, что по ключевым законопроектам она будет продолжать существовать.</p>
<p>Тем не менее сегодня речь не идет о том, что такая прямая демократия полностью вытеснит и заменит представительную, скорее, мы будем наблюдать как будет формироваться их некий сплав. Мы будем наблюдать, как институты представительной демократии должны будут адаптироваться к этой новой ситуации и учитывать в своей работе принципы сетевой политики.</p>
<p> </p>
<p>У демократии в России существует целый ряд вызовов. Первый – это вызов истории. Он заключается не только в том, что у нас нет демократического опыта, который насчитывает несколько месяцев в 1917 году и последние 20 лет. Более важно то, что в развитых современных демократиях правовое государство предшествовало демократии.</p>
<p>В то время, когда в Великобритании в XVIII веке были сформулированы основные демократические принципы (Англия была самым передовым демократическим государством своего времени), избирательным правом там пользовалось 4% граждан. <br />
 Проблема для России: мы приступили к строительству демократии, не имея никакого опыта создания правового государства и не имея такого государства. Поставить демократию впереди правового государства не получится. Мы будем скатываться в анархию, неуправляемость, коррупцию.</p>
<p> Второй вызов – это вызов институтов, а, точнее, их отсутствия. Нашей конституции всего 17 лет. Главная наша проблема – это слабость институтов, прежде всего законодательных и судебных, а вовсе не их авторитарность. Россия, с одной стороны, страдает от абсолютной неуправляемости, неинституционализированности демократии, а, с другой стороны, от того, что наши институты традиционно вертикальны. И они традиционно вертикально выстроены и в нашей Конституции, которой всего 17 лет, тогда как современный мир становится всё более сетевым, как и российское общество.</p>
<p>Третий вызов – это вызов демоса. Демократия невозможна без демоса, без критической массы самостоятельно мыслящего среднего классы. В России он отсутствует. Пока у нас нет и среднего класса как такового в большой пропорции, и нет запроса на независимое демократическое участие, что предполагает определённые задержки, остановки развития нашего гражданского общества.</p>
<p>Четвёртый вызов – это вызов демократов. В конце XIX, начале XX века Макс Вебер очень много общался с российскими демократами, с либералами, кадетами, социалистами. Он был в ужасе от их радикализма. Это были единственные демократы на планете, которые отрицали даже частную собственность, не говоря о том, что они намеревались разрушить всю существовавшую российскую государственность. В феврале 17-го года они реализовали свою программу. Но всё это закончилось полной анархией, гражданской войной и приходом к власти большевиков.</p>
<p>Когда наша власть начинает демократизацию, начинается оттепель, как, например, сейчас, это как раз то самое время, когда наши демократы вцепляются власти в глотку и начинают с ней особенно активно бороться, после чего начинается развилка: либо мы двигаемся к большей анархии, либо мы являемся свидетелями «закручивания гаек». Это постоянная дилемма российской истории, причём жертвами оказываются демократы при любом исходе событий: и при анархии, и при «закручивании гаек».</p>
<p> Пятый вызов – это вызов модернизации. Это действительно не чёрно-белая проблема, во многом это проблема «курицы и яйца». Если взять последние полвека, мы имели 13 или 14 образцов на планете, когда страны развивались с темпом ВВП больше 10% в год на протяжении больше 20 лет. Ни одно из этих государств не было демократическим, если не считать Японии в послевоенное время (там есть вопросы). Демократия становилась скорее результатом модернизации. Более того, эта модернизация осуществлялась с помощью механизмов, которые сейчас в России отсутствуют, мы не сможем эти механизмы допустить.</p>
<p>Для России абсолютно критично, что для субъекта российской модернизации, для немногочисленного, но активного среднего класса наличие демократии в России исключительно важно. Эти активные, молодые люди, которые и должны провести модернизацию, создать «Сколково», создать многочисленные другие «Силиконовые долины», не будут жить в авторитарной стране, они просто уедут и будут создавать «Google» в США, а не «Сколково» в России.</p>
<p>Шестой вызов – вызов Запада. Он двоякий. С одной стороны, Запад – это пример, и, как правило, пример, безусловно, положительный. Это главное, что продвигает российскую демократию. За исключением некоторых моментов, Запад – это, в целом, неплохой пример. Но, с другой стороны, Запад порой пытается стимулировать развитие российской демократии. Здесь последствия бывают ещё более двоякими, потому, с одной стороны, поддержка тех, кто называет себя демократами, их автоматически часто дискредитирует в глазах российского общества, а, с другой стороны, это очень напрягает российское государство, которое начинает бороться с этим как с вмешательством во внутренние дела России. Поэтому здесь надо проявлять исключительную деликатность.</p>
<p>Седьмой вызов – это вызов самобытности. Есть одна демократия или есть много демократий?  Для демократии исключительно важна конституция и конституционный строй. Особенно это приятно слышать от представителя страны, где нет конституции, что свидетельствует о множественность разных демократических моделей.</p>
<p>Конечно, нельзя сказать, что она одна. Очевидно, что мы смотрим вокруг себя и видим множество демократических моделей. Более того, я абсолютно уверен, что работают те модели, которые максимально учитывают национальную специфику. Вообще имитировать демократию нельзя, имитационная демократия – это путь в никуда. Имитация – это всегда вторичность и поэтому поражение.</p>
<p>Я уверен, что российская демократическая модель будет складываться достаточно непросто, учитывая названные вызовы. Очевидно, что она не будет ни британской, ни американской, ни корейской, ни японской. Она будет российской или её не будет.</p>
<p>/Из выступления на мировом политическом форума в Ярославле/</p>
<p><br />
 </p>
16 Ноября 2016 Украина и Донбасс  Украина обиделась на Белоруссию Первый вице-спикер Рады Ирина Геращенкоf назвали «ножом в спину» голосование делегации Белоруссии против проекта резолюции по Крыму на заседании Генассамблеи ООН. Минск  проигнорировал выпады в свой адрес.  29 Октября 2016 Главное  Плановое непереизбрание Россия не была переизбрана в Совет ООН по правам человека, уступив Хорватии два голоса. Рядовое событие для организации, сама идея которой – постоянная ротация, стало поводом для заявлений об очередном поражении России на международной арене 1 Октября 2016 Главное  Россия возглавила СБ ООН С 1 октября Россия становится председателем Совета Безопасности ООН. Первым заседанием под председательством России станет согласование программы работы на месяц 3 октября, всего состоится 20 заседаний. Основные темы - конфликты в Африке и на Ближнем Востоке.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".