Сказано
21 Августа 2009 17:24

Михаил Боярский

 

Михаил Боярский специально для «Актуальных комментариев»:

 

На эту тему не хотелось бы повторяться, но все равно средства массовой информации почему-то начинают говорить о людях либо когда они уходят, либо когда они больны. Это вызывает некоторое отторжение. Сломанные ноги, выстрелы в артистов, их болезни, крупные планы лежащих в гробу актрис и актеров это беда.

Но тем не менее, что касается Семена Фарады, несмотря на длительный период времени, когда он болел, его помнили. Чем меньше он появлялся, тем больше его помнили, и тем больше вспоминали. Потому что то, что он делал на экране, было удивительным. А амплуа у него было уникальное — комедийный актер с серьезным лицом, который почти никогда не смеялся в кадре, но вызывал безумный смех у зрителей. Это редчайший талант, которым владели, наверно, только Юрий Владимирович Никулин, Андрей Александрович Миронов.

Фарада был музыкальным, очень добрым и отзывчивым человеком, без современных фанаберий, которые присущи излишне популярные актеры. Он принадлежал целиком профессии и семье. Играл он стопроцентно идеально: его влюбленность в профессию видна даже в маленьких эпизодах. Это было его огромным плюсом, работать с ним было чрезвычайно легко, в общении он был не зануден. К болезни своей, по-моему, он относился несколько свысока, хотя понимал, что это болезнь тяжелая, и семья, которая совершенно фантастически его опекала, достойна всяческого уважения и, конечно, соболезнования.

Я рад, что он никогда не участвовал в современных низкопробных сериалах и «проектах». То ли повезло ему так, то ли это был его выбор, лишний раз он на экране никогда не появлялся, только тогда, когда ему это было нужно. Именно поэтому своим появлением он всегда попадал точно в яблочко. Этим Фарада заслужило огромную любовь зрителей: его появление всегда было безумно радостным, так же как появление Савелия Крамарова, Андрея Миронова или Юрия Никулина, потому что лишний раз они никогда себе не позволяли просто так мелькнуть на экране.

К сожалению, я не так много с ним общался: я петербуржец, он москвич, но судьба сводила нас на съемочной площадке, на телевизионных выступлениях и на концертах, и это всегда было большим удовольствием и радостью.

Место Фарады в искусстве останется вакантным, потому что он был актером своей школы: у многих есть школа Станиславского, Немировича-Данченко, Толстоноговой и так далее, но школа Фарады была только у него одного. Секрет его актерского мастерства ушел вместе с ним.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".