Комментарий
3 Июня 2016 14:25

Минфину и ЦБ пора перестраиваться

Илья Кунцевич экономистИлья Кунцевич

Илья Кунцевич
экономистИлья Кунцевич
В России развернулась бурная дискуссия относительно инвестиционной политики, и проводимых антикризисных меры. Какие реформы не проводятся и почему, что может вывести отечественную экономику от «бега на месте» - об этом мы спросили американского экономиста русского происхождения Илью Кунцевича, автора книги «Экономическое равновесие», которая вызвала бурные споры среди специалистов. 

- Для инвестиционной привлекательности нужны действенные финансовые институты, которых в России нет. Если проводить анаголию с международными нормами, в первую очередь речь идет о  венчурных фондах, фонды private equity, пенсионные фонды, различные инвестиционные фонды и акционерные биржы, которые в собственном  инвестиционном меморандуме прописывают, что их деятельность направлена на то, что чтобы стимулировать экономику, вливать деньги в систему через те направления, которые считаются приоритетными. Хорошим примером я бы назвал Федеральную резервную систему США, в мандат которой входит организация всеобщей занятости, стабильные цены и долгосрочный рост экономики

Интересно наблюдать,  как они это сейчас делают, покупая государственные долги и ипотечные закладные: таким образом, деньги продолжают идти в систему и люди, получая их, продолжают тратить, обмениваются финансами за труд, за услуги, товары и т.д. Таким образом, экономика продолжает крутить свои колёса. То есть главное – не останавливать поток денежных средств в системе, и эти денежные средства постоянно должны вливаться в систему. И главное, монетарная денежная политика страны должна поддерживать такой подход. 

Мне близка позиция любого чиновник и влиятельного экономиста, который признаёт, что денежная политика должна стимулировать скорость экономики.

К сожалению, из того, что я вижу, Минфин и ЦБ не очень хорошо создают такие возможности для малого и среднего бизнеса, для различных предпринимателей, для тех, кто готов приложить много сил, знаний и здоровья для того, чтобы потратить их на создание какого-то продукта, представить добавочную стоимости. В России сейчас  сама кредитно-денежная система, к сожалению, не способствует увеличению скорости экономики. Каждый экономист знает, что без добавочной стоимости, которую создаёт экономика, невозможно увеличить её скорость. Допустим, наукоёмкие отрасли, всё, что связано со строительством, с транспортом, с инфраструктурой, с мелким и средним бизнесом, это те направления, которые представляют 90% экономики любой страны. И деньги должны вливаться в именно в эти сектора. Это не повлечет за собой инфляцию, как многие думают. Если вы поддерживаете наукоёмкие отрасли, инфраструктуру и строительство, это никаким образом на потребительскую корзину в принципе не может оказать влияние, потому что эти продукты вы не потребляете каждый день. Речь идет о вещах, которые помогают людям жить лучше и создавать приемлемые  условия для бизнеса, для экономики в целом. 

Если коротко, концепция должна сводиться к тому, что денежная политика должна помогать увеличению скорости экономики, чтобы люди хотели идти на работу, что-то создавать, что-то продавать, что-то покупать, и так далее. То есть должно идти увеличение, не замедление.

 - Сейчас замедление? Почему?

-  Экономика замедляется во многом потому, что очень трудно получить ликвидность. Вернусь к аналогии Федеральной резервной системы: ни осознали, что жилищный сектор – один из основных двигателей экономики. Если люди продолжают покупать и продавать недвижимость, то это очень сильно стимулирует и остальные отрасли, такие, как строительство, повседневные товары, какие-то услуги. То есть, условно говоря, человек может купить дом за миллион, продать за полтора, и за эти пятьсот тысяч потратить на экономику, это то, что я как раз называю «добавленная стоимость».  На самом деле,  должны быть придуманы механизмы, исходя из особенностей России и её экономики, которые создают эту добавленную стоимость, которая впоследствии монетизируется и эти деньги поступают в систему

 - Какие реформы вы считаете первоочередными, уверены ли вы , что они оживят российскую экономику?
 
- Должны быть созданы финансовые институты, которые будут заниматься исключительно тем, что будут поддерживать оптимальный уровень ликвидности в системе. Мне кажется, должна быть проведена реформа пенсионного фонда, как эти деньги должны использоваться на рост экономики, должны создаваться крупные венчурные фонды, частные инвестиционные фонды, , основной целью которых будет создание добавленной стоимости. Этих институтов  В России сейчас нет, поэтому мы очень зависим от иностранных инвестиций, к сожалению. Например, Америка не зависит от иностранных инвестиций, она создала свою систему таким образом, что она самодостаточна.

И мы можем сделать всё то же самое, только это, конечно, займёт время. Нужно преодолеть дефицит ликвидности. Деньги - как вода, которые испаряются, то есть ликвидность разбегается по различным банковским счетам, и люди не видят причины, почему они должны заново эту ликвидность вкладывать в систему. И главное, нет механизмов которые могли бы стимулировать людей это сделать. Минфину и ЦБ  лучше пересмотреть всю кредитно-денежную политику. Лучше создать органы,  которые занимаются не тем, что назначают, какая должна быть процентная ставка, валютный коридор и прочее, а чтобы они озаботились созданием механизмов для роста добавленной стоимости. Иначе, чтобы люди начинали производить автомобили, холодильники, телевизоры самостоятельно. Ставку надо делать на развитие внутреннего производства, на развитие мелкого и среднего бизнеса.

- В нынешних условиях мелкому и среднему бизнесу практически не выжить, шанс есть только у гигантов.

 - Это очень опасный тренд. Не напрасно существует антимонопольный комитет, он существует по одной простой причине: когда у тебя нет конкуренции, у тебя снижается эффективность, то есть ты уже не заинтересован делать что-то лучше, чем ты сделал вчера.  И это, собственно, одна из причин, почему Советский союз пострадал очень сильно экономически - не было создано возможности конкурировать как на внутреннем рынке, так и на внешнем, то есть всё было зарегулировано до той степени, что уже было неинтересно.

 - Но  сейчас на это замыкание на самом себе нас толкают в  том числе и санкции. 

  - Не совсем так. Санкции сделаны были таким образом, что Россия потеряла западную ликвидность, то есть мы стали для Запада территорией, в которую они не вкладывают деньги. Мы поставлены перед выбором, что-либо мы сами начнём что-то производить, либо наш уровень жизни будет продолжать опускаться дальше. В Советском Союзе были другие механизмы.

Сейчас я не вижу этой угрозы, я вижу угрозу в том, что если будет монополизация секторов производства, так как нет конкуренции, российские производители не смогут продать товары на экспорт. Санкции и конкурентоспособность – две абсолютно разные вещи.

 - Чего сейчас не делает наше правительство для выхода из кризиса?

-  Они не говорит о ликвидности, о том, как увеличить денежную массу на благосостояние граждан, какие меры они будут принимать для того, чтобы экономика не замедлялась. Наоборот, они говорят ровно обратное, что надо потерпеть, ужаться, и так далее. Когда экономика замедляется, наоборот, нужно придумывать различные способы, чтобы перевернуть тенденцию, чтобы идти вверх. Лучше всего идти по примеру иностранных финансовых систем, таких, как американская, европейская, австралийская, где они создали на базе ЦБ активы для стимула собственной экономики, что ЦБ и Минфин сейчас совершенно не делают

Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".