Статья
22 Июля 2009 9:30

Мобилизационное планирование и политические решения

Какова связь между интервенционализмом государства в экономике и политикой?
Комментарии экспертов
<p align="justify">Российские историки ХХ века - как-то так странно сложилось - по преимуществу не чистые историки, а сплошь исторические журналисты. По каким-то неясным для меня причинам все они своего рода солдаты идеологического фронта: красные или белые, сталинисты или власовцы, 60-ники, 70-ники, отцы перестройки, пламенные либералы или ярые охранители. Кто угодно - только не "чистые" историки.<br>
<br>
Таким образом, российские историки исполнили заветы Ильича, только партийной стала отнюдь не литература вообще, а литература историческая.<br>
<br>
Олег Кен во введении ко второму изданию книги о сталинском мобилизационном планировании пишет, что "предлагаемая работа является попыткой дать непростой ответ на непростые вопросы" (с. 12). Что же такого "непростого" в теме мобилизации и какой же это непростой ответ?<br>
<br>
"Непростой" как тему - сама по себе она не более и не менее "непростая" чем любая из исследовательских тем новейшей российской истории - делает именно что идеологическая дискуссия. Неужели Сталин планировал большую завоевательную войну? Неужели в планах коммунистов был захват Европы? "Непростой" вопрос.<br>
<br>
Если ответить на него утвердительно, а именно к такому ответу склоняется автор книги, то отсюда с необходимостью следует вывод об "освободительном" характере нацистской агрессии против Советского Союза, и оккупация Германией Европы в 38-45 годах - это всего-навсего "прививка от коммунизма" плюс Холокост. Но Холокост - отдельно, а оккупация - отдельно. Таков идеологический "ландшафт", на котором Олег Кен дает свой "непростой" ответ.<br>
<br>
Однако, если бы все содержание книги сводилось к обвинениям в отношении Сталина и его окружения в том, как он сотоварищи обижал свободолюбивый русский народ, ни за что бы эта работа не попала в "библиотечку реалиста".<br>
<br>
К счастью либеральная мифология "покаяния" занимает незначительный объем текста. Основной массив исследования посвящен борьбе концепций военного строительства РСФСР-СССР в 20-30-е годы. Жесткие аппаратные дискуссии, на кону в которых стояла часто уже не только карьера военных и чиновников, стратегия реализации непопулярных решений и т.п. То, что прежде всего представляет интерес как один из фрагментов общей картины национальной мобилизации сталинской России.<br>
<br>
Книга описывает механику действия "железной руки" Иосифа Виссарионовича: передаточные механизмы, сбои в их работе - все, что можно было бы назвать "тоталитарной чувствительностью".<br>
<br>
Шестеренки и винтики мобилизации - как планы начальства реализовывались и откуда они вообще брались. Фобии высшего командования, дискуссии военных и гражданских - все это архиинтересно. Особенно после полувека антисталинистсткой пропаганды, утверждавшей о бессмысленности сталинских жертв и чудовищной неэффективности системы советского управления, которая как раз и складывалась как один из механизмов национальной мобилизации в этот период 20-30-х годов.<br>
<br>
Сталин - неэффективный менеджер? Именно это вбивалось в голову "дорогим россиянам" либеральной пропагандой, так что чего уж удивляться, когда приходят уставшие от новых реформ люди, утверждающие обратное.<br>
<br>
Несмотря на либеральные наклонности, Олег Кен, тем не менее, по сути - политический реалист. Его анализ последовательно исключает мифологему, важную для любого либерального историка при анализе сталинских репрессий - мифологему различия внутреннего контекста развития СССР и внешнеполитического фона (с. 15). Это, в том числе, позволяет уловить логику советской власти, что вообще-то не принято в среде воспитанных на Солженицыне и Шаламове авторов.<br>
<br>
Понятие мобилизации в книге - достаточно узкое. Мобилизационное планирование в СССР - это, по Кену, прежде всего комплекс мер по приведению государства в военное состояние, необходимое для тотальной войны. Таким образом, в работе оказываются не освещены или освещены слабо вопросы национализации мелкособственнического хозяйства, индустриализации страны, миграции населения и т.п. Устраняя различие внешней и внутренней политики СССР, утверждая, что система принятия решений не различала эти контексты, автор не идет до конца - необходимо также было учитывать и влияние маркисистско-ленинской идеологии как важный фактор мобилизационного планирования.<br>
<br>
Книга же, по сути, представляет собой своего рода эксперимент - как бы вела себя советская власть, если бы она не была советской, а оставалась только лишь властью. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".