Статья
29 Октября 2008 7:46

Модернизация: Упущенный шанс

Индекс РТС достиг 24 октября 2008 г. показателя 11-летней давности, вернувшись на уровень октября 1997-го. Ситуация того времени похожа на нынешнюю тем, что, как и этой весной, российский фондовый рынок сначала проигнорировал падение, начавшееся в Азии, а потом рухнул ниже всех индексов в мире; как и сегодня, страна была отягощена огромным долгом — правда, в большей мере государственным, чем частным.

Однако этим сходство не ограничивается. Россия 1997 г. и Россия 2008 г. продемонстрировали схожую степень зависимости от притока зарубежных кредитов и от снижения цен на нефть; ее фондовый рынок и рынок капитальных активов в наши дни повторяет динамику 11-летней давности; степень доверия инвесторов к обещаниям властей мало отличается от той, что предшествовала дефолту 1998 г. Еще более существенно другое: если в 1997 г. российский экспорт обеспечивался нефтью, нефтепродуктами и газом на 44,3%, то сегодня — на 60,9%. Россия отстает теперь не только от Европы и США, но растущими темпами — от Китая, поставляющего на мировой рынок в 14 раз больше промышленной продукции, чем Россия. Да, в отличие от 1998 г. мы можем гордиться нашими накопленными резервами, но и они на 100% не гарантируют благополучия в такие неопределенные с точки зрения конъюнктуры времена, как нынешние.

Тактические шаги

Насколько серьезным будет кризис 2008-2009 гг. в России? Мы рады были бы ошибиться, но рискнем предположить, что в 2009 г. нас ждет в лучшем случае нулевой рост или падение ВВП на 2-3%, снижение курса рубля до исторических минимумов (т. е. до более чем 32 руб. за доллар), банкротство значительного числа кредитных организаций и падение цен на недвижимость минимум вдвое. Какие меры следовало бы предпринять уже сейчас для предотвращения развития этого сценария?

Первая и совершенно очевидная мера — поддержание ликвидности банковской системы и замещение зарубежных кредитов внутренними ресурсами. Однако нынешние попытки выдать банкам массу рублей, а олигархическим корпорациям — массу долларов выглядят скорее выкупом властью «своих» бизнесов, чем программой помощи всей системе. Лучше, если основным каналом наполнения рынка ликвидностью будет прямой выкуп государством обязательств коммерческих структур. В такой ситуации специально созданный институт — корпорация по реструктуризации активов, например, — мог бы погашать кредиты, взятые крупными компаниями на Западе, переводя на свои счета заложенные олигархами пакеты акций; выкупать у банков права требования к российским заемщикам, тем самым досрочно возвращая в систему ранее выданные кредиты. Резервные активы государства не будут растрачены, а инвестированы на среднесрочную перспективу.

Вторая мера — возрождение межбанковского рынка. Инструментом ее реализации мы также видели бы не беззалоговые аукционы ЦБ, а гарантирование Центробанком межбанковских кредитов, выдаваемых тем 118 банкам, которые ЦБ допустил к этим аукционам. Банковская система сейчас не так обескровлена, как может показаться, и если банки сочтут кредитование друг друга безопасным, то оно возобновится — причем даже без отвлечения значительных средств из госрезервов.

Третья мера — прекращение нарастающей паники среди частных вкладчиков; для этого следовало бы гарантировать все вклады граждан в банках независимо от их суммы.

Четвертым шагом должно стать резкое изменение риторики официальных лиц. Было бы правильно сосредоточиться на действенных шагах по преодолению кризиса, отказаться от создания бессмысленных стратегий -2020, -2023, -2030 и т. д., провести секвестр бюджета на 2009 г., а также заморозить особо одиозные государственные «инвестиционные» программы.

Пятая мера — перераспределение налогового бремени и отказ от распыления ресурсов. Следует в 2009 г. распространить НДПИ на добычу газа и ввести пошлину на его экспорт; представителям государства в совете директоров ОАО «Газпром» нужно настоять на немедленной распродаже непрофильных активов корпорации, а Счетной палате — провести аудит ее инвестиционных программ. Такой аудит нужен всем тем компаниям, где доля государства превышает 25%.

Шестой мерой должны стать: ужесточение валютного контроля, запрет на выдачу кредитов нерезидентам, требование перевода 100% валютной выручки в российские банки (без обязательства ее продажи) и более тщательная проверка сделок, связанных с переводом валюты за рубеж (применительно лишь к компаниям, а не частным лицам).

Последним, седьмым начинанием следует назвать отход от антизападной риторики и включение России в согласованные в формате G20 поиски выхода из кризиса на путях конструктивного сотрудничества и взаимной помощи.

Стратегический курс

Все предложенные меры принесут только временный эффект, если не будут сопровождаться выработкой новой стратегии экономического развития страны. Эту стратегию мы называем индустриальной модернизацией. Несмотря на массу спекуляций вокруг этого вопроса, экономика XXI века отнюдь не является виртуальной. Все государства, которые быстро росли в последние 30-40 лет, добивались этого благодаря подъему национальной промышленности. Их быстрое развитие базировалось на высокой норме внутренних накоплений и эффективной политике выбора приоритетных направлений для инвестиций; росте производительности, превышавшем рост доходов; масштабном заимствовании импортных производственных технологий; наконец, на поощрении конкуренции и быстром выводе своей промышленной продукции на мировые рынки. Россия не воспользовалась шансом, который открывался ей после 1998 г., — отечественная элита не рискнула приступить к перестройке экономики, удовлетворившись статусом «энергетической сверхдержавы». То, что происходит сегодня во всем мире, показывает: незаработанные доходы не идут впрок — будь то доходы от печатания долларов или от экспорта природных ресурсов. России нужно учиться не у Америки с ее 11,3%-ной долей промышленности в ВВП, а у Европы с ее 22% или, еще лучше, у Японии с 29% либо у Китая с 43%. А надеяться на энергетические сверхдоходы или достижение «лидирующих позиций в мире» в сфере высоких технологий — значит заниматься самообманом.

Какими могли бы быть первоочередные шаги в рамках данной парадигмы? Прежде всего резкое повышение конкурентности в экономике; масштабная демонополизация и дерегулирование нестратегических отраслей промышленности; резкое наращивание заимствования зарубежных технологий и ускоренное внедрение собственных; сокращение налогов на производства, быстро обновляющие технологический парк. В то же время необходимо активно развивать и ввозить энергосберегающие технологии, так как история последнего десятилетия показала, что крупные госкомпании в сфере добычи энергетических ресурсов не смогут обеспечить существенный рост добычи, а поддержание экспорта на нынешних уровнях возможно лишь при сокращении внутреннего потребления.

Параллельно следует пересмотреть сложившиеся налоговую систему и систему социального обеспечения. Прежде всего нужно укрепить экономическую основу местного самоуправления, перераспределив с 2009 г. все поступления от налога на доходы физических лиц на местный уровень, а также ввести взамен инвентаризационной и кадастровой рыночную оценку недвижимости, принадлежащей физическим лицам, сохранив все действующие льготы. Надо модернизировать существующую систему обязательного социального страхования: в пенсионном страховании — отказаться от установления верхнего предела доходов, принять законодательство о профессиональных пенсионных системах и ужесточить администрирование негосударственного пенсионного обеспечения; в медицинском страховании — внедрить принцип состязательности при предоставлении медицинских услуг и расширить участие страховых компаний; в социальном страховании — освободить страховщика от нестраховых функций. Необходимо законодательно закрепить обязательность создания на каждом предприятии корпоративных пенсионных программ, освободить отчисления на добровольное пенсионное или медицинское страхование, операции с пенсионными активами, а также участие работодателей в ипотечных и образовательных программах работников от всех видов налогов. Следует также незамедлительно восстановить обязательное страхование занятости и создать государственное агентство по гарантированию материальных выплат работникам на случай финансовой несостоятельности работодателей.

Ситуация, которая складывается сегодня в России, не может радовать. Но и не должна приводить в отчаяние. Она еще раз показывает, что мы обречены следовать модернизационному вектору развития, и экономическая конъюнктура попросту не оставляет нам иного шанса. Сегодня без развития страна не имеет будущего — и шанс на перемены нельзя упустить.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".