Статья
27 Августа 2010 0:00

Модернизация востребована людьми

<p>В Новосибирске прошел форум «Стратегия 2020», в ходе которого федеральные и региональные эксперты обсудили вопросы развития области и страны.</p>
<p>Для обсуждения на форуме были предложены следующие темы: «Наша демократия: механизмы взаимодействия общества и власти», «Экономика инноваций: основа повышения качества жизни», «Новая элита: роль и место малого и среднего бизнеса», «Современная культура: роль в развитии региона».</p>
<p>Для участия в форуме были приглашены генеральный директор Всероссийского Центра изучения общественного мнения Валерий Федоров, председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам Валентин Денисов, директор Пермского музея современного искусства «PERMM» Марат Гельман и заслуженный артист РФ, скрипач Дмитрий Коган.<br />
 <br />
Как отметил в интервью <a href="http://www.edinros.ru">Единому Российском порталу </a>первый заместитель губернатора Новосибирской области, председатель организационного комитета по подготовке и проведению регионального Форума «Стратегия 2020» Василий Юрченко, форум – это важное общественно-значимое мероприятие, уникальная дискуссионная площадка, на которой будут обсуждаться вопросы развития страны в целом и региона в частности. «Формат aорума предполагает активную работу аудитории, это не лекции, это диалог, обмен мнениями и точками зрения», - добавил Юрченко.</p>
Комментарии экспертов
<p>Мы сегодня говорим о модернизации. Модернизация – это не очередная придумка власти, ведь сама власть должна идти впереди, конечно, если эта власть озабочена будущим своей страны. Но она не должна отрываться вперед, потому что иначе общество не будет принимать и признавать цели власти.<br />
<br />
Есть мнение, что модернизация не ко времени, а наше общество готово только к стабильности. Но я придерживаюсь другой точки зрения: запрос на модернизацию есть. Но что такое «запрос на модернизацию»? Это запрос на работающие институты.<br />
<br />
По мнению около 80% наших сограждан, наше общество живет по несправедливым правилам. Вопрос состоит в том, как изменить эти правила, как заставить их работать на нас. Вот это и есть запрос на работающие институты. Сейчас институты есть, но они работают не на общество, они работают на себя, «пожирают» ресурсы. И таких институтов у нас большинство. Запрос на модернизацию является, по сути, всеобщим. И лозунги, идеи, брошенные в таком ключе, будут приобретать широкий размах.<br />
<br />
Опыт исследования реальных модернизаций показывает, что существует некая пропорция, при наличии которой модернизация будет успешной. Эта конструкция включает несколько групп или этажей. Первая группа - креативный класс, составляющий 1-2% от населения. Вторая – «люди-переводчики» с языка гения на язык реальности. Их насчитывается 12-15, максимум 20%. Они могут подхватывать идеи и создавать успешные примеры, становясь героями нашего времени. Третью группу составляют те, кто может ориентироваться на верхнюю авангардную группу и встраиваться в модернизационную пирамиду. Это большинство общества. Эта группа должна понимать, что модернизация работает и на него тоже. Четвертая – маргинализованная, то есть те, кто проигрывает от перемен, так как у них мало ресурсов. Эта группа должна составлять не больше 20-25%.<br />
<br />
Итак, задача власти создать такие механизмы привлечения общества по указанным слоям, чтобы вся конструкция заработала, и контролировать численность последней группы. Власти необходимо выстроить такую конфигурацию общества, чтобы вся конструкция заработала. Задача нашей власти – переструктурировать наше общество таким образом, чтобы модернизация стала возможной. Сегодня власть только начинает осознание этой задачи. Необходимо, чтобы стало возможным создание правильных механизмов и заинтересованности каждого из членов нашего общества в модернизации.</p>
<p>Нам также необходимо определиться с тем, что же такое элита. В первом понимании элита – это люди, имеющие отношение к власти. Во втором понимании – это часть общества, имеющая отношение к лучшему. Проблема в том, что сегодня для молодёжи не существует примеров ни среди первых, ни среди вторых. И, конечно, нет фигуры успешного бизнесмена, которой могли бы вдохновиться молодые люди.<br />
<br />
Перед нами стоит задача понять, что и как мы должны сделать, чтобы бизнесмен входил в число героев нашего времени. Как инкорпорировать малый и средний бизнес на региональном уровне? Без роста малого и среднего бизнеса нам не удастся построить инновационную экономику. Это вопрос не только к власти, а к обществу, к людям вообще.</p>
<p>Европейцы и американцы любят критиковать Россию за активное использование административного ресурса, за то, что высокие результаты явки на выборы являются якобы сфальсифицированными. Но на самом деле масштабно фальсифицировать ни явку, ни голосование невозможно. Очень высокая явка у нас в стране наблюдалась в 1989-1991 годах, но тогда она носила скорее антивластный, чем провластный характер, поэтому она была скорее невыгодна власти, нежели стимулировалась ею.</p>
<p>В целом же, высокая избирательная активность, как правило, свидетельствуют о том, что большинство населения всё-таки разделяет те приоритеты, которые власть заявляет. Это свидетельствует о том, что население России доверяет власти, доверяет властвующим элитам. Здесь не идёт речь о какой-то принудительной явке. Большинство идёт на выборы, может быть, не столько для того, чтобы исполнить гражданский долг, но, тем не менее, всё равно в ходе этих электоральных кампаний они как-никак поддерживают власть.</p>
<p>Что касается политической активности населения в период между выборами, то на мой взгляд, ставить ее во главу угла – это некая архаика. XX век был действительно веком массовой политики. Он привёл далеко не к однозначным результатам. Поэтому говорить, что в России власти недемократичны, поскольку население проявляет пассивность в межэлекторальный период, на мой взгляд, абсолютно неверно.</p>
<p>Здесь идёт речь о том, что сейчас повсеместно в мире так или иначе наблюдается политическая пассивность населения, и инициатива принадлежит элитам. На мой взгляд, это нормальный процесс, потому что элиты способны к рациональному осмыслению политики, в отличие от населения, которое часто какие-то политические процессы и события воспринимает очень субъективно и пристрастно.<br />
 </p>
<p>Система координационного развития должна остаться в прошлом, что демонстрирует итог выхода России из финансового кризиса. Много говорилось о том, что из этого периода мы должны выйти другими, однако этого не произошло. Между тем, на международной арене Россия сейчас не испытывает жёсткого внешнего прессинга, как это было, например, в 90-е годы со стороны США. Американский президент Барак Обама предоставляет России свободу развития, утверждая, что страна должна развиваться теми темпами, какими развивается сейчас.<br />
<br />
Совершенно очевидно, что государство не эффективно. Если государство плохое, пускай его будет меньше. Однако сокращение чиновников не гарантирует автоматических улучшений. Задача сокращения управленческих кадров требует не меньшей компетенции, чем мобилизация.<br />
<br />
Координационное развитие должно быть заменено интеграционным. Речь идёт о диверсификации экономики. Необходимо взаимодействие механизмов принятия решений с научными институтами. Например, в США интеграция национальных институтов – основа демократии страны.<br />
<br />
Сегодня нам трудно реализовать концепцию умной власти, которая должна работать как система институтов. Наша проблема в том, что у нас много умных людей и глупое общество. По этому показателю мы серьёзно откатились назад по сравнению с советским обществом.</p>
<p>Бизнес достаточно активно участвует в политической жизни.  У него существуют свои общественные организации, такие как «Деловая Россия», «ОПОРА России». В «Единой России» создан Либеральный клуб, где тоже много представителей среднего бизнеса.</p>
<p>Постепенно происходит перезагрузка отношений власти и бизнеса. Это видно и по экономической политике (такие решение принимаются в области экономики), и по участию бизнеса в социально-политических проектах. Они постепенно меняются. Но я думаю, что бизнесменам хотелось бы, чтобы эти изменения были быстрее, носили бы более смелый характер и более однозначно могли бы трактоваться бизнесменами – как то, что власть их понимает и принимает в учёт их интересы, и они воспринимаются не как «дойные коровы» для коррумпированных чиновников.</p>
<p>Что касается того, входят ли они в элиту, то относительно самого термина «элита» сразу возникают разные толкования – и в научной литературе, и среди обывателей. Я придерживаюсь точки зрения, что элита – это правящая группа общества. Конечно, представители среднего и малого бизнеса не входят в правящую элиту, но они образуют профессиональную элиту. Ведь в каждой профессии есть своя вершина, есть знаменитые, известные, социальные значимые люди, лидеры общественного мнения.</p>
<p>Среди бизнесменов среднего уровня есть люди, которые уже становятся популярными, известными, их голос слышен. Например, Вадим Дымов, член Либерального клуба, Николай Власенко и много других, я уж не говорю про Бориса Титова, который давно в политике.</p>
<p>Отношение общества к бизнесу меняется. Если раньше слова «бизнесмен» и «жулик» или «вор» были почти синонимами, то сейчас общество постепенно понимает, что это не так. Конечно, есть проходимцы, но есть трудолюбивые и талантливые люди, которые работают на пользу общества, создают высокооплачиваемые рабочие места, занимаются производством.</p>
<p>Обсуждения в ходе таких форумов как «Стратегия 2020», внутри общественных организаций приводят ко вполне конкретным результатам.  Например, когда в итоге бизнесмены встречаются с президентом, который потом даёт поручения или это преобразуется в какую-то законодательную инициативу – скажем, по изменению налоговой системы или по изменению контрольно-надзорных функций государства - это совершенно конкретные результаты.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".