Комментарий
25 Сентября 2009 15:16

Молодежи нет

Дмитрий Бавырин публицист, кинокритикДмитрий Бавырин

Дмитрий Бавырин
публицист, кинокритикДмитрий Бавырин

«Молодым везде у нас дорога», - говорили в известные времена, что в сочетании с общей геронтократией Кремля смотрелось весьма комично.  Однако вместе с геронтократией, что занимательно, исчезла и молодежь. К счастью, только из политического дискурса. Зато напрочь.

На то, чтобы возродиться, термину понадобилось двадцать лет, однако желание родителей было неосознанным и явно не соответствовали возможностям организма, в итоге случился выкидыш. От широко известных некогда «Идущих вместе» вскоре отреклись, ибо никаких иных целей, кроме как кроссирования в футболках с Путиным и сжигания книг Сорокина, (то есть, шоуменства) в чадо заложено не было, - проект себя быстро исчерпал.

Вторая попытка была куда удачнее. Идею подсказал украинский оранжад: на борьбе с местными ростками заразы и развернулась молодежь («Наши», «Россия молодая», МГЕР, «Местные» и т.д.). Далее «молодежи» полагалось разделить участь «Идущих» и мамонтов, но, переехав в Кремль, один из самых молодых президентов в мире решил молодежь переориентировать, а сопутствующий дискурс – расширить. Теперь речь идет не только о том, что чем-то надо гордиться и что-то надо отстоять (гордимся, отстояли), а о создании чего-то принципиально нового. Об улучшении существующего. О – вы ждали этого слова – модернизации.

Сама молодежь, не наблюдающая часов уже в силу возраста, восприняла предложение с радостью и, как умела, включилась в процесс. О результатах судить рано, но есть подозрение, что их не будет. И потому, что в "молодежки" изначально не было заложено требуемое ныне критичное отношение к действительности (что продемонстрировал президент в своей статье). И потому, что команду для математической олимпиады по определению не стоит создавать методом перевоспитания бойцов спецназа, - ну, не выдадут на гора инновации те, от кого требовались силовые акции прямого действия или шоу как таковое. Как не даст всеобщая музыкальная повинность с ежедневным отжиманием на клавишах и чисткой тромбонов зубной щеткой новый хор Александрова.

Впрочем, осуждать желание пустить по второму кругу нечто, ранее израсходованные на иные цели, неправильно, непатриотично и некорректно, как непатриотично и некорректно осуждать все ментальное: в России до сих пор режут кормушки для синичек из молочных пакетов и только-только отучились стирать целлофановые пакеты. Другой вопрос, что деревянные кормушки вряд ли потянут на инновацию.

Об инновациях в контексте «молодежного дискурса» вообще лучше забыть: Большего, чем есть, количества ломоносовых не родится, хоть ты тресни, а если бы вчерашний юноша, штурмующий эстонское посольство, мог бы в Ломоносова вырасти, об этом бы хотя бы догадывались.

Скажем больше: былые, полезные в иные времена наработки новым задачам только вредят. Так, тем же «Нашим» и той же МГЕР сопутствовал совершенно определенный флер и очень конкретное понятие успеха сиречь персонального «светлого будущего»: либо в госуправление пойдешь, либо депутатствовать, либо в менеджеры госкорпораций. То есть, либо в бюджетники, либо в наемные работники. Хотя всем очевидно – особый спрос сейчас на налогоплательщиков и работодателей. То есть, на нечто прямо противоположное.

Про депутатов вообще лучше смолчать, но не смолчу из вредности: мне как выбирающему местное самоуправление абсолютно наплевать на возраст и политическую ориентацию выбираемых: лифты ломаются и при фашистах, и либералах, а возраст и партийность нисколько не отражается на моем понимании того, сколько соискатель кресла понимает в транспортных развязках.

Очевидно также, что проскальзывающий от дискурса к дискурсу тезис о «молодежных квотах» в самоуправлении или на предприятиях нужно выжигать в зародыше: конкурентно-эволюционная борьба придумана именно для получения лучшего результата, а особо способствовать молокососам потому только, что они – молокососы, есть путь в никуда.

Дискурс меж тем настойчиво двигается именно в ту степь, что государство должно обеспечить молодежи некий социальный лифт, при котором «Наши» и румол, то ли лифтеры, то ли, собственно, сам лифт. Причем особого сопротивления этот тезис не встречает, хотя, если несколько упростить вектор и вспомнить про флер, выходит, что единственный путь способствовать развитию молодежи – рассадить её всю по депутатским и менеджерским креслам. То есть, посадить на бюджет (известно какой, нефтяной) целое поколение. Получить выжженную землю.

Впрочем, не получим. Все не влезут. Так что откинем тезис как ложный.

При этом нельзя сказать однозначно, что те же «Наши» не могут быть социальным лифтом. Однако известные мне исключения авторов концепта обрадуют вряд ли. Так, двое моих хороших знакомых, работая в структуре, пардон за прямоту, успешно подворовали выделенное на красивые акции бюджетного бабло. Один после этого слинял на ПМЖ в Канаду, другой – бросил нетрудовые средства (плюс немалые свои) на «свечной заводик», и теперь вот налоги платит.

Из этого малоприятного исключения, однако, можно извлечь небесполезную идейку: отформатированные молодежки могли бы нести в себе флер, скажем так, «патриотичного эгоизма». Теоретически, сделать модным тезис «заработай сам» или «создай свое, чувак» можно. Как можно и организовать эдакие «школы молодых бизнесменов» на базе студенческих советов (о коих почему-то все забыли) и обобщающих их организаций, где людей будут учить вполне конкретным вещам – зарабатывать деньги в местной экономике и вести дела с последующими выплатами в бюджет, а не изъятии из оного. И стоит подчеркнуть, что сделать это может только государство как единственный сильный игрок на поле: гражданское общество у нас слишком условное, а частному сектору подобные проекты интересны быть не могут. Не справятся и сами молодежки: в руководстве, кишащем знаковыми, но чужеродными, типа Бондарчука, фигурами царит унылый застой, а искомое качество – особая мобильность.

Тут надо понимать, что ни о каком «молодежном предпринимательстве» речи идти не может по той же самой причине, что и о «молодежных квотах»: такой подход противоречит самому духу бизнеса и плодит лишь зицпредседателей фуксов. Нет, говорим мы лишь о создании еще одного, но очень верного ориентира, о конкретной моде, об упорядоченной системе выбраковки по общим правилам (пусть поймет, что это его или не его на десять лет и десять тысяч долларов раньше), не подразумевающей каких бы то ни было лифтов.

Однако расписывая такой вариант приложения сил государства, мы неизменно упираемся в те же проблемы, которые стоят перед любым некрупным бизнесом: грабительская налоговая система, чиновничий произвол, дырки в законодательстве и т.д. Причем проблемы эти настолько гнетущие и обширные, что приходит понимание: их решение – первоочередная задача для данного сектора, а совсем не подтягивание в него молодежи (она потом, глядишь, сама подтянется). То есть, опять мимо.

Что остается? Участие молодежи в общем дискурсе? Бога ради, но ведь очевидно, что на общих основаниях: идея не становится лучше или хуже от того, что её высказал двадцатилетний.

Всё это подводит к одной лишь мысли: никакой молодежи, к которой нужно проявлять особое внимание и применять особые усилия (если речь не о скидках в Эрмитаж) нет. Есть общие – для молодых, взрослых, белых, черных, женских, мужских особей – российские авгиевы конюшни, расчистка которых благотворно скажется на всех социальных категориях разом. А как их расчищать – тема отдельная. И лучше для начала спросить у практиков, а не у теоретиков, мол, что тебе, фермер Виталий, для счастья нужно?

Придется признать: молодежь – это такое большое, шумное красивое «ниочем». Отвлекающее от проблем обобщение. Икающий за ларьком – он, кстати, тоже молодежь. И джигитующий на папиной «Ауди» тоже. И пинающий духа за казармой. И пинаемый за казармой. И Данияр Билялетдинов. И золотые медалисты. Объединяет их лишь гражданство и вышеозначенные конюшни, рычажки по расчистке которых находятся на другом уровне и в руках людей весьма зрелого возраста, говорим ли мы о ежегодном обучении миллиона никому не нужных юристов-маклеров-пиарщиков или о баснословно дорогом жилье.

Что до транслирующих довод, мол, сами не справятся – нужен лифт, их можно подозревать либо в русофобии, либо в желании освоить очередной грант для комиссии «по содействию теоретического обоснования переквалификации переворачивателей пингвинов в дрессировщиков крупного рогатого скота».

14 Апреля 2017 Колонки
Рэп вне политики
 Рэп вне политики Критика существующего порядка вещей является неотъемлемой частью рэп-культуры. Рэперы в России тоже критикуют все что угодно, но только не политику. Есть редкие исключения, но в основе своей рэп в России чрезвычайно аполитичен. Почему так получилось?
5 Апреля 2017 Колонки  Голосование школьников Перед политтехнологами поставлена сложная задача. На выборах президента необходимо получить два взаимоисключающих результата: с одной стороны, обеспечить высокую явку (от 70%), а с другой – достичь отметки в 70% для Путина. При низкой явке такой результат было бы обеспечить несложно, но если на выборы придут «непослушные избиратели», то возникает риск протестного голосования. 3 Апреля 2017 Колонки  Идеология разрушения Во время обсуждения митингов 26 марта самой популярной темой стало политическое участие школьников и студентов, и практически никто не уделил внимание идеологическому аспекту протестной мобилизации граждан.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".