Статья
781 28 Декабря 2017 10:05

Молодежной политике нужен новый взгляд

Российскую молодежь принято считать «потерянной» для власти. Одни совсем аполитичны, за умы других берутся несистемные радикалы. Мы поговорили с политтехнологом Давидом Газзати об объективных провалах и проблемах государственной молодежной политики и постарались разобраться в том, что именно необходимо в ней улучшить.

— Молодежь часто называют аполитичной, поэтому политические организации ей уделяют мало внимания. Но когда молодые люди вышли на улицы против власти, все заговорили о провале молодежной политики. Почему в стране долгое время не было молодежной политики и как выстраивать работу с молодыми людьми?

—Я бы не говорил, что молодежной политики нет совсем в стране, огромное количество организаций, которые работают на этом поле, занимаются патриотическим воспитанием. Но еще нужно выстраивать систему. Да, она не идеальна. Конечно, зачастую молодежная политика сводятся к тому, что люди проводят какие-то мероприятия ради галочки, пишут отчеты, вклеивают цифры.

Я считаю, что молодежная политика — это вовлеченность людей не только в больших городах, но и в селах. Также подсчет того, какое количество молодых людей после тех или иных мероприятий поменяло свое мнение и так далее. Нужны действенные законы, пусть они долго обсуждаются, но на выходе должна работать адекватная правоприменительная практика. В молодежной политике часто принимаются решения, которые в жизни абсолютно непригодны для молодежи, то есть люди сидят и думают, мол, вот такой закон примем для молодежи, и это будет полезно. Но они не чувствуют того, что происходит в молодежной среде. Именно поэтому огромная часть молодежи выходит на митинги, с ними недорабатывают.

Но говорить, что это только вина государства, тоже неправильно. Понятно, что школа перестала воспитывать, а только учить, это тоже проблема того, что молодежь вышла на улицу, она ищет какую-то альтернативу. Но говорить о том, что сегодня со стороны запада не идет давление, в том числе и на молодежь, я бы не стал, потому что так называемые «мягкие технологии» давно апробированы. Почему выходит молодежь на улицы? Где-то мы недорабатываем, где-то государство не дотягивается, где-то есть халатность отдельных чиновников или равнодушие тех или иных людей, которые должны этим заниматься. С этим со всем надо работать.

— Одна их претензий, которые часто звучат в адрес власти — молодые люди не могут себя реализовать и уезжают из страны...

— Уезжали и раньше, я думаю, что поток уезжающих в 90-е был куда больше, чем сейчас, это надо признать, и процент людей, которые сегодня гордятся своей страной, в разы больше, чем был в те же 90-е. Все это — поступательная работа, которая велась не один год. Реализовать себя, конечно, можно, но многие социальные лифты перестали работать Мне кажется, система, которая выстраивается сегодня — не очень живая. Она не жизнеспособна, потому как писали ее на бумаге, не примеряя к реалиям. Люди делают программы для масс, которые уже вовлечены в молодежную политику: вот есть молодой человек, он активно занимается какой-то своей деятельностью, он в какой-то организации, и вот для этих людей делают какую-то программу. Но еще больше молодежи, которая вообще никак не задействована. Ими что, не надо заниматься? Надо находить людей, которые не входят в молодежные организации, они живут сами по себе, кто-то, сочиняя стихи, кто-то, изобретая технику. То есть, нужно работать не на поверхности, а в глубине, на земле, исходить из того, что в регионах абсолютно другие реалии, чем в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске. Зачастую один регион очень сильно может отличаться от другого, и программа, которая работает в Москве, может дать сбой в Воронеже.

— Вы сами работаете в молодежной организации? Что удается, а что сделать не получается?

— Я сейчас работаю в «Боевом братстве», которое создает молодежную организацию, точнее, это некие молодежные проекты, вокруг которых объединена молодежь. Проделывается огромная работа.

Я в силу своей деятельности, часто встречаюсь с молодыми людьми, спрашиваю, как они себя видят через 2-3 года. Очень многие говорят, что хотят стать чиновниками. Например, меня это пугает. Ведь многие из них желают карьеры чиновника не потому, что это престижно, а потому, что они считают, что, будучи чиновником, они имеют больше рычагов для реализации своих проектов, для них это возможность заработать деньги. А на самом деле так не должно быть. И в этом не их вина. Они видят, что власть дает много возможностей, вот и тянутся к ней.

В силу того, что сегодня довольно тяжелая ситуация, идет борьба за молодежь, ею надо больше заниматься, молодежи надо давать шанс, возможности себя реализовать и не просто это делать ради галочки. Нужно ставить людям новые ориентиры. Может быть, новые — это старые ориентиры, которые оказались потерянными. Это и сохранение исторической памяти, и традиционные ценности, и пресловутый патриотизм. Быть патриотом — это же не просто ходить на шествия и махать флагом, быть патриотом — это в обыденной жизни быть полезным своему обществу, своему соседу вне зависимости от твоих политических взглядов, ты можешь быть коммунистом, любить партию «Единая Россия», а может быть, исповедуешь либеральные взгляды, но при всем при этом у тебя цель одна, чтобы твоя страна была сильнее. А сейчас из-за разрозненности в обществе люди начинают больше разбираться, кто из них лучше, вместо того, чтобы делать что-то полезное вместе. И вот цель государства, на мой взгляд, заключается в том, чтобы найти точки соприкосновения всех этих слоев общества, чтобы их соединить, чтобы они могли что-то реализовывать вместе.

—  Российское общество сегодня крайне поляризовано. Можно ли преодолеть существующие противоречия и расколы: свой-чужой, друг-враг, консерватор-либерал?

— Мне кажется, что преодолеть можно, главное — понять, что цель одна — жить в более благополучной стране. И изначально надо понимать, что есть медийные люди, которые бьют себя в грудь, говорят, что «я либерал», а есть истинные либералы, которые придерживаются либеральных и в то же время немножко консервативных ценностей. И таких людей немало. Молодежь разделяется не на «красных» и на «белых», не на «либералов» и «охранителей», там гораздо больше разделений. Но самое страшное, что среди молодежи много равнодушных. И равнодушие куда страшнее, чем то, что молодые люди придерживаются иной идеологии. Чем меньше равнодушных людей, чем больше людей, которые имеют свою собственную позицию, тем лучше. Человек с позицией способен принять позицию другого человека. Когда человек равнодушен, он не способен принимать позицию, не интересоваться судьбой своей страны, Равнодушный человек потерян для общества. Именно для них и должны быть молодежные программы, чтобы им было интересно вовлекаться. А мы работаем с теми, кто готов вовлекаться. Проводят мероприятия в больших городах. А мы приезжаем в села. Маленькие городки, там молодежь брошенная, они и не слышали о молодежной политике, они о ней ничего не знают. А почему? Чем молодежь в небольшом городе хуже, чем те, кто живет в Москве? Шансы должны быть у всех одинаковые. Кстати, Путин, когда общался с подростками из лагеря «Сириус» сказал очень интересную вещь: плюсом ЕГЭ стало то, что ребята из регионов стали поступать в лучшие вузы Москвы. И это правда плюс. К ЕГЭ можно относиться по-разному, но с тем, что самые талантливые ребята приехали в Москву и Питер и учатся здесь — очень важно. И это тоже часть молодежной политики.

— Власть часто критикуют за то, что что она использует в своих политических акциях бюджетников, а также привлекает массовку за деньги. Вы часто организовывали акции, как вы считаете, так ли это?

— Кто выражает такую позицию — не те ли люди, которые сами выводят людей на улицу? Это из той серии, что «в своем глазу не вижу бревна». Я прекрасно помню Украину за год до Майдана и через год после этих событий. Чего добились люди? Их выводили, использовали в своих шкурных интересах, а в итоге люди окунулись в хаос, войну, нищету...

Да, оппозиция выводит молодежь на улицы. Да, в стране много проблем. Но с другой стороны, каждый из нас может прокормить свою семью, водить ребенка в школу, дать ему образование, поехать на отдых — пусть не в Европу, но сделать это достойно. Кстати, Европа. Я очень часто там бываю. Да, у них многое можно перенять, но поверьте, в России не хуже. С огромным количеством вещей здесь, у нас на Родине, дела обстоят куда лучше.

На самом деле, главная проблема госпрограмм кроется в очень низком уровне кадровой политики. Люди, которые сидят на тех или иных высоких постах, занимают, по большому счету, чужое место, это для них возможность либо удовлетворить свои амбиции, либо шанс заработать деньги. «Случайные пассажиры» слишком часто попадают на места, от которых зависят судьбы тысяч людей. Именно это приводит к социальным взрывам.

— Вы сами много участвовали в акциях, организовывали их. Что вами двигало?

— Да, будучи студентом, мы постоянно выходили на митинги и шествия. Моя молодость прошла очень бурно. Я учился во Владикавказе.
Часто в регионах донести через СМИ руководству истинную сущность проблем практически невозможно. Социальные сети — лишь громоотвод. Часто проблемы выводят в соцсети, чтобы вышел пар. Один из действенных методов — выйти на улицу и сказать о своих проблемах. Я против незаконных и несогласованных акций, но иногда, это единственный способ показать руководству, что существует та или иная проблема, которая волнует общество. Я, например, недоволен, что в Северной Осетии главу республики переназначают с помощью парламента, а не посредством прямых выборов. Если глава региона не отчитывается перед своим народом, появляется некая отреченность. Я вышел на улицу и сказал свою позицию, это было услышано СМИ, но не услышано властью у нас в регионе. Когда был моложе, выходил против игрового бизнеса в регионе. Люди не должны восприниматься властью исключительно как электорат и источник власти. Это некий колокол, который оповещает о проблемах и ошибках власти, чтобы власть не дремала. Например, парламент (к нему можно предъявлять множество претензий), но он избирался по смешанной системе. У нас, в Северной Осетии на выборах в Парламент в сентябре 2017 года отменили смешанную систему. Путин поддержал идею по проведению выборов по смешанной систему в Госдуму, они прошли по этому принципу, а на следующий год проходят выборы в регионе, но уже исключительно по партийным спискам. Это, по меньшей мере, странно. В регионе есть люди, которые очень авторитетны в обществе, имеют большие рычаги влияния, но не хотят вступать в ту или иную партию, так как не разделяют их взглядов. По факту, им не дали возможности избираться, а огромная часть населения лишилась возможности голосовать за своих лидеров. Иногда у этих людей электорат больше, чем у целой партии. Не знаю, как в других регионах, но в Северной Осетии точно надо возвращать одномандатные округа. На мой взгляд, нужно вернуть и прямые выборы главы.

— Вы стояли у истоков нескольких гуманитарных проектов, расскажите о них.

— Огромное количество проектов направлены на сохранение и популяризацию осетинского языка, развитие спорта, поддержку молодежных инициатив и воспитание подрастающего поколения.

Я долго думал, в чем призвание в этой жизни. Все знают, что надо родить сына, построить дом и посадить дерево. Но я пришел к выводу, что призвание человека — делать добро. Чем больше добрых поступков человек совершает, тем быстрее он становится состоявшимся человеком. Каждый раз, когда я делаю какую-нибудь гуманитарную акцию, я хочу, чтобы к нам присоединился хоть один человек, который будет совершать такие же поступки. У меня есть любимая цитата: «Одна свеча ничего не теряет, если от нее зажжется другая свеча». В этом и есть главный смысл человека — зажигать другие свечи.

Жить для себя тоже нужно, но очень приятно отдавать — заботу, знания, средства. Ты получаешь от этого удовольствие. Чем больше дров ты кидаешь в топку, тем больше огонь. Чего я хочу добиться? Конечно же помочь тем людям, которые в этой помощи нуждаются. Это первое. Во-вторых, мне хочется показать, что для того, чтобы сделать доброе дело, не нужно иметь больших денег, достаточно иметь большое сердце. Хочу, чтобы люди, которым я помог, не просто говорили, что он сделал доброе дело, а менялись и говорили, что я хочу быть похожим на него, и я тоже буду делать добрые дела. Рано или поздно добро в этом мире победит. Это похоже на круговую поруку. Я помог одному человеку, он другому, пятый или десятый в итоге поможет мне. Бумеранг работает как с плохим, так и с хорошим. Но дело не в том, что ты что-то делаешь, чтобы что-то получить в ответ. Главное — отдавать тем, кто в этом нуждается, и ничего не ждать в ответ. Жизнь сама все расставит по местам. Я иногда завидую людям, которые могу все оставить и уехать в какую-то зону конфликта, лечат людей, помогают бездомным. Я к этому сам пока не пришел, но восхищаюсь людьми, которые могут покинуть зону комфорта и живут, чтобы помогать другим. Мне бы хотелось провести часть своей жизни в такой волонтерской работе. Надеюсь, что рано или поздно я к этому тоже приду.

— И все-таки о проектах...

— Я больше работаю по своему региону. Мы создаем электронную осетинскую библиотеку. Речь идет о популяризации не только осетинского языка и литературы. Я даю русским людям читать осетинских авторов, и они говорят, что взглянули на мой край по-другому. Я не хочу, чтобы Кавказ воспринимали посредством того, что льется с экрана телевизоров, где часто подают негативную информацию, что здесь живут невоспитанные и необразованные люди. А у нас очень богатая культура и литература. И человек понимает, что это часть моей страны, часть культуры.

Второй проект связан с тем, что мы выплачивали студентам Североосетинского Госуниверситета именные стипендии. Мы мотивировали талантливую молодежь к самореализации. Сейчас, будучи помощником президента Южной Осетии, я отдаю свою зарплату в качестве стипендии лучшим студентам Юго-Осетинского государственного университета. Шесть лучших студентов будут получать ежемесячно по опять тысяч рублей. В рамках «Боевого Братства», где я работаю, ветеранами многое делается для гуманитарной поддержки Донбасса и Сирии. Надо отдать должное самоотверженности ветеранов, которые даже сложив оружие, не перестают побеждать и идти вперед. Я убежден, что в России должно быть намного больше организаций, которые помогают талантливой молодежи. Именно им сложнее всего пробиться, так как они часто натыкаются на закрытые двери, нерадивых чиновников и т.д.

Иногда, чтобы человек не оказался в лагере недовольных властью, его нужно просто выслушать. Совершенно не обязательно, чтобы чиновники на местах поддерживали ребят деньгами, они должны хотя бы их выслушать, дать направление, куда им обратиться. Но слишком часто на местах сидят люди бестолковые, бездарные и равнодушные, удовлетворяющие только свои амбиции. В итоге создаются большие проблемы на местах, чем и начинают пользоваться не самые чистые на руку силы в стране. Они используют негатив в собственных целях. И сейчас прозвучал для власти звонок, что людей надо научиться слышать, вникать в их проблемы. И это должен делать не только президент. Чиновники и власть должны быть открыты для своего народа. Не надо собственные промахи объяснять влиянием Запада или слишком большой свободой, которую дарует Интернет. Я против запретительных мер в Интернете. Это тоже инструмент, посредством которого надо научиться работать с людьми, со своим народом.

Беседовала: Лина Вискушенко
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".