Статья
10 Декабря 2011 23:29

Москва митингующая

Гражданская акция по пересмотру итогов выборов прошла в Москве. По официальным данным, на митинге приняло участие примерно 25 тысяч человек.

Участники митинга на Болотной площади планируют снова собраться там через две недели. «24-го числа мы соберемся здесь вновь, и, может быть, нас уже будет в пять раз больше», - сказал один из организаторов акции по ее завершении. При этом он призвал всех собравшихся в большей степени скоординироваться через интернет.

Акция продолжалась около трех часов.

На митинге, по сообщениям пресс-службы ГУ МВД России по Москве, участвовало «в пике не более 25 тысяч человек». «20 тысяч человек находилось непосредственно на площади, еще 5 тысяч - на прилегающих улицах», - отметили в пресс-службе.

Участники мероприятия приняли резолюцию из пяти пунктов.

Они потребовали «немедленного освобождения всех политзаключенных», «отмены итогов фальсифицированных выборов».

Также в числе требований - отставка председателя ЦИК РФ Владимира Чурова и расследование всех фактов нарушений и фальсификации, наказание виновных.

Митингующие также потребовали регистрации оппозиционных партий и принятия демократического законодательства о партиях и выборах.

В заключении резолюции требуется проведение новых открытых и честных выборов.

Между тем, в руководстве Центральной избирательной комиссии (ЦИК) РФ еще раз заявили, что требования отменить результаты выборов в Госдуму, прозвучавшие на митинге, являются безосновательными.

Полиция не задержала ни одного человека по итогам митинга на Болотной площади, сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе ГУ МВД России по Москве.

«В целом мероприятие прошло без происшествий, никто не задержан», - сказали в пресс-службе.

Там добавили, что в толпе митингующих несколько молодых людей зажгли файеры. Они были оперативно установлены сотрудниками полиции и выведены с места проведения митинга.

«Общественная безопасность и правопорядок на сегодняшнем митинге на Болотной площади были обеспечены в полном объеме», - подчеркнули в столичном Главке МВД.

В пресс-службе отметили, что итоги завершившейся на Болотной площади акции доказывают, «что в случае, когда все участники мероприятия выполняют законные требования властей, акции проходят в согласованных рамках и без нарушений правопорядка».

Правда, во время митинга не хватало места, чтобы вместить всех пришедших. Кое-где даже была давка. Ближе к сцене часть людей залезла на деревья, откуда снимала митинг на мобильные телефоны. Людьми были полностью заняты все набережные, движение автомобилей по ним не осуществлялось. Стоящие на набережных подхватывали лозунги тех, кто находился на площади. Слышались общие лозунги «Чурова в отставку!» и «Перевыборы».

Мероприятие, которое изначально должно было пройти на площади Революции с предельным количеством участников до 300 человек, вызвало сильный отклик в интернет-сообществе, о желании высказать свое отношение к прошедшим выборам тем или иным образом заявили в социальных сетях более 30 тысяч человек.

Организаторы и столичные власти несколько дней согласовывали новую площадку для митинга. В ночь на пятницу заммэра в правительстве столицы Александр Горбенко сообщил журналистам, что мероприятие с количеством участников до 30 тысяч человек пройдет на Болотной площади в Москве.

За соблюдением порядка и прав граждан на митинге наблюдал Общественный совет (ОС) при ГУ МВД. Вместе с членами ОС за проходящим митингом наблюдали уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, столичный омбудсмен Александр Музыкантский и московский детский омбудсмен Евгений Бунимович.

Также за проведением митинга наблюдали члены ОП Анатолий Кучерена, Николай Сванидзе и Иосиф Дискин. В качестве наблюдателей на митинге президентский совет по правам человека направил главу Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова и руководителя российского отделения Transparency International Елену Панфилову.

---

Акции, протесты, митинги. Казалось, что они канули в Лету вместе с бурными девяностыми. Десятилетие стабильности принесло обеспеченность, спокойствие и уверенность, а также, казалось бы, традиционное для благополучных стран хладнокровное отношение общества к политике.

В этом контексте нынешний декабрь можно считать знаковым с политической жизни России. Волна митингов буквально захлестнула Москву. Только на ближайшие дни анонсировано сразу три акции.

10 декабря на Болотной площади пройдет митинг «За честные выборы». 11 декабря на той же площади состоится акция, приуроченная к годовщине событий на Манежной площади (будет обсуждаться политика в сфере миграции). 12 декабря на Манежной площади состоится акция «Слава России!», в которой примут участие сторонники президента РФ Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина.

На следующий день недовольных итогами выборов на Болотной площади сменят те, кто обеспокоен государственной политикой России в сфере миграции. Акция пройдет в годовщину в годовщину событий на Манежной площади. Разрешение на митинг от городских властей также получено.

11 декабря исполняется ровно год событиям на Манежной площади, где прошли массовые беспорядки. В этот день произошло убийство болельщика «Спартака» Егора Свиридова. В беспорядках участвовала, в основном, националистически настроенная молодежь.

За убийство Свиридова к 20 годам лишения свободы был приговорен уроженец Кабардино-Балкарии Аслан Черкесов.

Вместе с тем, еще две заявки, поступившие в мэрию, удовлетворены не были.

10 декабря полторы тысячи человек хотели выступить в поддержку требований о запрете на строительство мечетей в Москве и проведения массовых мусульманских религиозных обрядов на улицах Москвы.

Еще две тысячи желающих митинговать хотели 11 декабря «публично выразить мнение о необходимости проведения государственной политики в сфере миграции в интересах граждан страны и важности реального существования конституционных прав и свобод».

Мнения политологов относительно акции 10 декабря резко отличаются друг от друга. Так, в беседе с «Актуальными комментариями» заместитель генерального директора Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов отметил, что не следует отождествлять участников протестных митингов с гражданским обществом.

«Гражданское общество – это то общество, которое предпочитает взаимодействие с властью, а не шантажировать ее, не ставить условия и не реализовывать сценарий переворотов, оранжевых, цветных и прочих. То есть в этой ситуации говорить от имени гражданского общества несогласные просто не могут», - сказал он.

По его словам, гражданское общество проголосовало. «В демократическом государстве именно таким образом гражданское общество выражает свои эмоции, симпатии и антипатии. Результаты выборов основные участники думской кампании признали», - пояснил он.

Шатилов отметил, что «нередко в политике тон задает не законопослушные граждане, не большинство населения, а кричащее меньшинство, которым, в общем-то, являются нынешние участники митингов».

«Они навязывают свою точку зрения в качестве обязательной для всех граждан России, хотя, по большому счету, к избирательной кампании участники этих митингов имели очень опосредованное отношение», - отметил он, подчеркнув, что тем временем оппозиция достаточно активно ведет диалог с властью.

Президент Института Национальной стратегии Михаил Ремизов, наоборот, считает, что активизации протестного гражданского общества представляет собой шанс на развитие демократического государства, которое стоит на платформе выборных процедур. По его словам, недоверие к выборам характерно для общества.

«Когда общество начинает оспаривать результаты конкретных данных выборов, причем в конкретных регионах, а даже не в целом, это означает, что выборы становятся тем, чем они и должны быть в демократической и политической культуре. То есть, фундаментом политической системы, которому придают серьезное значение как власть и оппозиция, так и общество»,- считает он.

Ремизов считает протест не столько политическим, сколько этическим. Речь идет не о требовании смены власти, одних лиц на другие, или даже смены курса, одного курса на другой курс.

По его словам, речь идет об этическом, моральном возмущении в ситуации, когда ложь и коррупция становятся открытым социальным фактом.

«Ситуация когда нас обманывают, мы знаем что нас обманывают и мы этому сопротивляемся, вот это  мотив протеста. Он в себе несет этический характер», - сказал он «Актуальным комментариям».

При этом все эксперты сошлись во мнении, что те проблемы, которые волнуют общество (коррупция, бюрократия и т.д) ни сами протестующие, ни оппозиционные лидеры заведомо не способны решить. И главное сейчас – установление результативного диалога между властью и обществом.

Эксперты также не исключают, что протестные настроения поддерживаются извне. Об этом на днях сказал премьер-министр России Владимир Путин.

По мнению Михаила Ремизова, Запад, действительно осуществляет свою политику влияния, и в этом не приходится сомневаться. Но эта политика влияния оказывается тем более успешной, чем менее развиты внутренние механизмы поддержки самоорганизации гражданского общества.

Диалог же власти с оппозиций, как отметили все эксперты, с которыми побеседовал корреспондент «Актуальных комментариев», уже начался. Как отметил Шатилов, для его продуктивности нужно обеспечить каналы вертикальной мобильности, активнее привлекать новые лица и новых людей к участию во власти, а также должен быть налажен диалог власти и оппозиции в рамках парламентаризма.

Почему же Москву захлестнула волна митингов? Это мировой тренд, судя по прокатившимся акциям протеста на Ближнем Востоке, Европе и США? Или и здесь у России свой особенный путь?

По мнению экспертов, безусловно, веское слово в росте протестных настроений принадлежит Интернету. Виртуальный мир стал некой реальностью и сделал все процессы более прозрачными.

К тому же, по словам, заместителя декана факультета политологии ВШЭ Леонида Полякова, в демократических странах граждане постоянно выражают свое недовольство.

«Стран, где граждане были бы повально довольны властью, нет. Демократия вообще подразумевает в принципе постоянное недовольство, постоянные претензии граждан. Это - ее особенность. Потому что, понятно, к кому претензии еще предъявлять. Ведь не гражданам к самим же себе, а к тем, кто наделен властью, какими-то полномочиями, какими-то привилегиями», - отметил Поляков.

В России же, по словам эксперта, привилегии чиновников, которые ассоциируются с властью, особенно бросаются в глаза, и, на фоне мировых протестов, общественное мнение в стране радикализируется.

По словам эксперта, власть должна все больше уходить в эту новую реальность и рассчитывать на то, что люди, владеющие новыми высокотехнологичными средствами коммуникациями, ждут от нее не разговоров и обещаний, а слаженной работы на благо общества.

Александр Шатилов также считает, что в мире существует определенный тренд активизации массовой политики, о чем говорят митинги в Европе, акция «Захвати Уолл-стрит» в США и другие события.

По его словам, во многом это связано с тем, что определенная часть граждан недовольна излишней манипулятивностью современной политики, тотальной властью элиты.

Опасность такой политики, по словам Шатилов,а в том, что она часто превращается во власть толпы и не несет в себе конструктивного начала.

Комментарии экспертов
<p>Дилемма - либерализация или закручивание гаек - очевидна, но не совсем правильна. Сейчас мы одновременно взрослеем, меняемся и входим в новую историческую эпоху. И общество, и та власть, которую общество выбирает в этом смысле находятся в одинаковом положении. И вопрос не в том, что власть будет давить или, наоборот, смягчаться, а в том, насколько доверительно выстроятся отношения между обществом и властью в новой поствыборной эпохе.<br />
<br />
Еще нам предстоит пройти президентские выборы, и потому меня именно это и волнует. И мне кажется, что взаимоотношения между властью и обществом будут упрочаться. Примитивное закручивание гаек общество не примет уже ни при каком раскладе. Митинговая активность – это свидетельство того, что молодые горожане (кто в Америке называются «молодые профессионалы») требуют нового горизонта свободы, нового отношения к личности и ее правам, чести и достоинству.<br />
<br />
Прошло достаточно времени - двадцать лет постсоветского развития. Вырос новый молодой класс городских россиян - людей, которые никаким образом не связаны с советским прошлым, у которых мозги ничем не забиты и не существует того подкожного страха, который есть у людей старшего поколения. И именно этот молодой двадцатилетний-тридцатилетний городской класс предъявляет сейчас свои требования.<br />
<br />
Двадцать лет - достаточно большой срок. Время пришло. Можно сказать так, старшее поколение должно этим гордиться. И то, что они хотят нормальных взаимоотношений с властью и, особенно, нормальных процедур выбора власти, нужно воспринимать не как сюрприз и не как какое-то там неправильное требование. Это - норма, к которой мы сами должны идти.<br />
<br />
Поэтому я считаю, что вопрос не в том, чтобы ждать закручивания или либерализации, а в том, чтобы выйти на новый уровень отношения общества и власти. Отношений, которые отчасти запрограммированы в идее «Большого правительства». Когда Дмитрий Медведев эту идею выдвигал, то имел в виду именно взаимодействие власти и очень широких общественных кругов.<br />
<br />
Взаимодействие, взаимная работа, взаимная открытость – эти качества должны быть востребованы в новую наступающую эпоху. И если по такому сценарию события и будут развиваться, то мне кажется, это и будет называться термином «социально-политическая модернизация». <br />
<br />
Митинги как одна из важных форм политического участия граждан – это нормально. Но должны быть следующие шаги. На митингах заявляются некие обиды и некие требования. И весь вопрос - в том, как политическая система все эти требования граждан может учесть и обработать, и что она может дать на выходе. Повторюсь, что нужно новое качество взаимодействия граждан и власти и новое качество работы самой власти.<br />
<br />
Очень важный момент - кадровое насыщение власти. Если судить по последним событиям (в частности, просьбе Путина к представителям «Народного фронта» не сдавать свои мандаты в пользу функционеров «Единой России»), существует настрой самой власти на то, чтобы кадровая ротация (по крайней мере, в законодательном органе) началась.<br />
<br />
Конечно, отчасти вся нынешняя ситуация спровоцировала тем, что у общества нет объединительной идеи. Все говорят, что так жить нельзя, но не представляют план, как нужно. Если бы «Единая Россия» выступила с такой однозначно понятной, простой и ясной, зовущей на светлый путь программой, то она смогла бы мобилизовать большое количество людей.<br />
<br />
На самом деле, вопросов по лидерству единороссов нет. Но вот именно идеологический дефицит, когда никто ничего не может предложить для того, чтобы увлечь большие массы людей, приводит к началу брожения. Все начинают придирчиво всматриваться в процедуры, считать голоса и ловить за хвост каждую блоху. Это ведь именно отсюда идет.<br />
<br />
Конечно, мировой тренд состоит в том, что во всех демократиях граждане постоянно выражают свое недовольство. Стран, где граждане были бы повально и тотально довольны властью, нет. Демократия вообще подразумевает постоянное недовольство, постоянные претензии граждан. Это - ее особенность. К кому претензии еще предъявлять? Ведь не гражданам к самим себе, а к тем, кто наделен властью, полномочиями и привилегиями.<br />
<br />
А в России привилегии чиновникам, которые ассоциируются с властью, особенно бросаются в глаза. Все эти роскошные автомобили чиновников, их право ездить с мигалками, информация о том, какими домами или какой недвижимостью за рубежом они владеют, где учатся их дети… Все это у наших граждан вызывает закономерные вопросы, приводит к обострениям и радикализации мнения.<br />
<br />
Протестные настроения - мировой тренд, но в этом году он обострился. В целом, нам надо быть готовыми к тому, что протестная активность граждан будет держаться на высоком уровне. <br />
<br />
Запад, конечно, как всегда заинтересован в том, чтобы Россию каким-то образом немножечко слегка так приструнить и, если возможно, то даже раздробить. Некоторые западные геостратеги и геополитики спят и видят, чтобы в России случилась какая-нибудь революция, чтобы общество было потрясено, а власть распалась. И, глядишь, на этом деле можно будет поживиться и оотяпать какие-то лакомые куски. Это - реальность, с ней надо считаться.<br />
<br />
При этом надо осознать, что власть должна все больше уходить в эту новую реальность. И власть должна рассчитывать на то, что люди, владеющие новыми высокотехнологичными средствами коммуникациями, ждут от власти не разговоров и обещаний, не какого-то теплого человеческого общения, а слаженной работы на благо общества. Интернет надо сделать помощником. Ведь интернет представляет собой такое пространство, где все это можно реализовать.<br />
<br />
Интернет – это пространство превращения власти в работоспособную систему. Систему, которая прозрачна, доступна и эффективна. <br />
<br />
Я бы не сказал, что у власти к этому есть полноценная готовность. Но побуждение со стороны общества есть. И понимание заявленной цели с самого верха власти тоже есть. Так что, совокупным давлением снизу и сверху можно изменить чиновничий класс, который, конечно, сам по себе менять ничего не хочет.</p>
<p>Я бы не отождествлял участников протестных митингов с гражданским обществом. Гражданское общество – это то общество, которое предпочитает взаимодействовать с властью, а не шантажировать ее, не ставить условия и не реализовывать сценарий переворотов или «оранжевых» и прочих «цветных» революций. То есть в этой ситуации говорить от имени гражданского общества «несогласные» просто не могут. Другое дело, что нередко в политике тон задают не законопослушные граждане, не большинство населения, а кричащее меньшинство, которым, в общем-то, является нынешние участники митингов. Они навязывают свою точку зрения в качестве обязательной для всех граждан России. Хотя, по большому счету, к избирательной кампании участники этих митингов имели очень опосредованное отношение. <br />
<br />
Никто из них напрямую не участвовал в кампании, не баллотировался в Государственную думу. И они могут не обладать информацией о, скажем, каких-то реальных электоральных нарушениях. И поэтому они приносят совершенно нездоровый ажиотаж, агрессию и эмоции во вполне рациональный процесс. Более того, те, участники политической электоральной борьбы, которые считаются пострадавшими в ходе этих выборов, сейчас вполне конструктивно взаимодействуют с властью, создают коалиции и претендуют на думские комитеты.<br />
<br />
На митингах пока не слишком видно ни людей из КПРФ, ни эсеров, ни либерал-демократов. Поэтому, это кричащее меньшинство, действительно, является меньшинством и не имеет права говорить от имени гражданского общества. Власть должна учитывать этот фактор и защитить общество от политической тусовки, которая просто использует определенный политический кризис для раскачивания эмоций и деструктивных действий. Это особенно опасно еще с учетом того, что крушение власти в России не приведет ни к чему хорошему, и Россия, боюсь, третью революцию за последние сто лет просто не переживет.<br />
<br />
На мой взгляд, также  не следует отождествлять гражданское общество с интернет-сообществом. Интернет-сообщество – это один из сегментов гражданского общества, и далеко не самое авторитетный и важный. В этой связи, так скажем, граждане действительно шли на выборы и голосовали, выбирая определенные политические партии. Соответственно, граждане уже сделали свой выбор. Гражданское общество проголосовало. В демократическом государстве именно таким образом гражданское общество выражает свои эмоции, симпатии и антипатии. Результаты выборов основные участники думской кампании признали. Более того, сейчас оппозиция достаточно активно ведет диалог с властью. На днях появилась информация, что думские комитеты будут поделены пропорционально успеху основных политических акторов.<br />
<br />
А вот этот постэлекторальный ажиотаж, который нагнетается «несогласными», является совершенно искусственным. И, на мой взгляд, во многом режиссируется извне, по аналогии с другими сценариями «цветных революций».<br />
<br />
Общество сделало свой выбор и в какой-то мере послало негативный сигнал власти. То есть, с одной стороны «Единая Россия» получила достаточно приличное число голосов, оставшись ведущей политической партией РФ. С другой стороны, проголосовав за коммунистов, эсеров, ЛДПР и «Яблоко», граждане, скажем так, предупредили власть о том, что не все благополучно в нашем королевстве, что есть коррупция, что есть отсутствие новых лиц во власти и большой объединяющей идеи. И это дает власти пищу для размышлений для работы над ошибками. Я очень надеюсь, что в президентской кампании власть над этими ошибками поработает, и общество успокоится, а вот эти вот кричащие «несогласные» останутся просто в абсолютном меньшинстве.<br />
<br />
При этом, надо различать активность гражданского общества, которое может не проявляться в уличных акциях протеста, а выливаться в конструктивную работу в социальных институтах, и тех, кому нужны лишь только митинги.<br />
<br />
С другой стороны, фактор массовой политики действительно сейчас становится все более и более ощутимым не только в России, но и практически во всех государствах мира. Взять хотя бы те беспорядки, которые прокатились по европейским странам, или движение «Захвати Уолл-стрит» в США. Есть определенный тренд активизации массовой политики.<br />
<br />
Определенная часть граждан недовольна излишней манипулятивностью современной политики и тотальной властью элиты. Они стремятся в массовых акциях протеста либо переиграть ситуацию, либо заставить власть изменить курс. Другое дело, что пока эта тенденция не стала тотальной и определяющей для большинства стран мира. Массовая политика часто превращается во власть толпы и не несет в себе конструктивного начала. Она может, действительно, нацелена против власти, но никакой альтернативы предложить взамен эта охлократия не может. И она во многом ведет к хаосу, дестабилизации и крушению государственности. Этого в России допустить нельзя. Мы и так пострадали от череды революций XX века. И не дай Бог, чтобы грянула третья революция.<br />
<br />
На мой взгляд, массовых протестных настроений в России нет. Но важный момент заключается в том, что своей деструктивной позицией, позицией тотального отрицания и отсутствия альтернативы «несогласные» толкают руководство страны к жестким действиям, к закручиванию гаек. И в этом заключается их цель – максимально раздразнить руководство страны, подставив под омоновские дубинки неразумную молодежь. Затем последуют заявления правозащитников и осуждение со стороны международного сообщества. Я не исключаю, имеет место и провокационный фактор.  Поэтому задача власти - не поддаваться на подобные провокации.<br />
<br />
При этом я считаю, что нужно проводить некую зачистку наиболее агрессивных и, скажем, нарушающих закон оппозиционеров. Чтобы другим неповадно было. И при необходимости, в случае, если ситуация выйдет за рамки закона, власти не надо стесняться применять силу. В противном случае, мы получим тотальный хаос, анархию и дестабилизацию.<br />
<br />
При этом, власть должна отреагировать на тот сигнал, который послало общество. Нужно обеспечить каналы вертикальной мобильности, активнее привлекать новые лица и новых людей к участию во власти. Должен быть налажен диалог власти и оппозиции в рамках парламентаризма.<br />
<br />
Также должна быть создана мобилизующая идея, которая отвечала бы чаяниям большинства населения России. Это должна быть консолидирующая идея. Она может быть основана на евразийских тенденциях, которые имеют место в политике России на постсоветском пространстве. Это может быть идея сплоченности перед лицом глобальных вызовов. Власть должна достаточно тщательно проработать эту идею. Главное - выдвинуть идею максимально оперативно. Ведь определенная безыдейность, которая порождает в свою очередь бесперспективность, очень сильно бьет по авторитету власти. Тем более, что власть, на ранних этапах своего существования (первой половины двухтысячных годов и несколько позже), выдвигала ряд довольно интересных проектов - начиная от суверенной демократии и кончая проектами инновационного развития.<br />
<br />
Сейчас должна появиться не декларативная идея, а идея, наполненная определенным содержанием. Население должно видеть, что фактически каждый день в той или иной степени пусть маленький, но делается шажок в направлении реализации этой идеи. Здесь, опять же, должна присутствовать постоянная демонстрация того, что власть, в общем и целом, не стоит на месте. Что власть относительно эффективна и делает многое не только для себя, но и в целом для общества.<br />
<br />
Кстати, лозунг «Так жить нельзя» был выдвинут, если не ошибаюсь, Станиславом Говорухиным, который в настоящий момент возглавляет штаб избрания Владимира Путина в президенты Российской Федерации. То есть в этой ситуации автор данного тезиса пытается что-то сделать, понимая, что в противном случае, действительно, у власти начнутся проблемы. Поэтому, здесь, в общем-то, оптимальным вариантом является консолидация общества вокруг власти, если власть, в свою очередь, будет демонстрировать стремление к диалогу. По-моему, сейчас власть осознала свои заблуждения и пытается настроиться на общественную волну. В этой ситуации это был бы оптимальный путь, нежели путь конфронтации, хаоса и раздрая.</p>
<p>По итогам сегодняшнего дня меня серьезно радует одна вещь. Это то, что и власть, и, самое главное, митингующие сделали выводы из той ситуации, которая сложилась в начале недели.<br />
<br />
Власть была максимально благоприятно настроена к митингующим. По отношению к ним не было никакого прессинга, а было лишь максимальное содействие.<br />
<br />
И, самое главное, что не может не радовать, что и митингующие, конечно, учли свои прежние ошибки. Та ситуация, которая имела место в понедельник на Чистых прудах, ведь их не красит. Если 10 декабря было санкционированное мероприятие, куда люди пришли выражать свою гражданскую позицию, то на Чистых прудах происходили противозаконные действия, когда часть людей поддалась на призывы провокаторов и вышла за рамки закона, поэтому с митингующими обходились гораздо жестче.<br />
<br />
Сейчас и власть, и митингующие учли ошибки начала минувшей недели. Мы видим, что мероприятие было гораздо более многочисленнее, чем на Чистых прудах. Не исключено, кстати, что самое многочисленное за последние десять лет.<br />
<br />
Итак, на улицы в субботу вышло очень большое количество людей. И хотя была велика вероятность провокаций, их не произошло. И, естественно, это стало серьезным сигналом для власти. Раньше люди высказывали недовольство тем, что власть не прислушивалась к гражданскому обществу. Но тех, кто выходил на Триумфальную площадь два года назад, трудно назвать гражданским обществом. Это были, скорее, несколько десятков или несколько сотен городских сумасшедших, которые пытались сказать что-то там такое, чего они, по-моему, сами не до конца понимали.<br />
<br />
Сейчас мы видим, что все-таки нулевые годы, отличительной чертой которых в том числе была и политическая пассивность граждан, ушли. И политическая активность граждан растет. Мы видим, что граждане голосовали на прошедших выборах несколько иначе, чем в нулевые годы. Так же растет и уличная активность. Но, самое главное, подчеркиваю, что эта активность растет в рамках закона. И тем самым власть получает для себя очень важный сигнал. Часть населения (достаточно, я так понимаю, немалая часть) не удовлетворена теми нормами и институтами, которые сейчас существуют. И эти институты нужно менять.<br />
<br />
В данном случае, мы видим одно из лиц гражданского общества – уличное лицо. Но самой главной чертой гражданского общества является уважение закона. И сегодня митингующие это продемонстрировали. Как, кстати, продемонстрировали и организаторы митинга.<br />
<br />
Власть получила достаточно серьезный сигнал, и сейчас будут проигрываться варианты не имитационных, а реальных изменений. В нулевые годы ситуация развивалась под лозунгами стабильности и стабилизации. Потом были какие-то лозунги о необходимости изменений. Но поскольку общество было пассивным и на власть не давило, то, по большому счету, лозунги так и остались лозунгами. А вот в нынешней ситуации граждане демонстрируют, что одними лозунгами и словами обойтись не получится. Иначе на улицы выйдет не тридцать-сорок тысяч человек, а четыреста тысяч, и это уже может закончиться гораздо худшими итогами. Власть, естественно, будет думать, как менять политсистему, чтобы, с одной стороны, не было никаких революционных ситуаций, и чтобы, с другой стороны, эти изменения ни в коем случае не были забалтываемы.</p>
<p>Этот митинг не является поворотным. Хотя он, конечно, значим. Много лет в России не было подобных митингов. Я был на этом мероприятии, и, на мой взгляд, там было около 50 тысяч человек.<br />
<br />
Несмотря на то, что эта акция не станет какой-то поворотной точкой для всей федеральной политики, власти все-таки предстоит решать, что делать дальше. Ближайшим  ответом станет намеченный на понедельник митинг сторонников партии «Единая Россия», который будет не менее массовым, Он будет демонстрировать, что власть сегодня опирается на массовую поддержку (что, на самом деле, правда).<br />
<br />
Но после митинга, все равно, властям нужно будет давать какой-то ответ.<br />
<br />
На мой взгляд, ответом должно быть просто строгое соблюдение закона и расследование случаев нарушения избирательного законодательства. В двух городах (в Москве и Петербурге), на мой взгляд, такие нарушения были и носили значимый характер. Безусловно, эти нарушения не меняют общего расклада политических сил в стране, включая даже расстановку сил в Думе. Но, тем не менее, закон есть закон, и если он был нарушен, то надо расследовать все эти случаи и доводить расследование до конца. Это убедит митингующих, что власть их слышит, и что закон является общим и для власти, и для граждан.<br />
<br />
Я не могу сказать, что протест был не политическим. Да, выступали и против коррупции, и против чиновничества. Но там были выдвинуты вполне политические лозунги – требования пересчета голосов или даже отмены выборов. Эти лозунги - очень политические. Не говоря уже о том, что целый ряд выступавших (в том числе, и Григорий Явлинский) говорили об отстранении Путина от власти. Это - куда как политический лозунг!<br />
<br />
Гражданское общество всегда выражает и политические требования. Сейчас активность проявляет так называемая продвинутая часть среднего класса. На митинге были, конечно, и представители прежней интеллигенции, но этот протест, прежде всего, является протестом состоявшегося среднего класса.<br />
<br />
Думаю, что протест будет продолжен. Его остановить невозможно. Его можно канализировать, превратив либо в сотрудничество с существующей властью, если требования среднего класса будут услышаны, либо, напротив, запустив процесс противостояния, который уже не раз в России приводил к тяжелым результатам.<br />
<br />
Предполагать, что пятьдесят тысяч людей пришли на митинг по наущению Запада, несколько наивно. С моей точки зрения, за всем этим стоят внутренние причины. И ответы на них нужно искать тоже внутри страны.<br />
<br />
Что касается антикоррупционных требований, то Общественная  палата завершает подготовку доклада об эффективности мер борьбы с коррупцией. Будем надеяться, что власть и общество в борьбе с коррупцией будут двигаться в одном направлении.</p>
<p>Я бы не назвал оппозиционные митинги полноценным протестным движением. Скорее, это модный всплеск недовольства вполне конкретного, далеко не самого бедного слоя людей – современной, сытой молодежи с айпадами и айфонами. Так они, я подозреваю, высказывают свою разочарованность: ведь лично они вместе со своими друзьями по социальным сетям, возможно, голосовали или даже просто думали голосовать за оппозицию, но в итоге победила «Единая Россия», которую поддержала большая часть населения, не подверженная этому сытому, модному протестному настроению.<br />
<br />
Подобные митинги организуются по большей части в Москве и в Санкт-Петербурге. В остальных, даже крупных городах, не говоря уже о малых населенных пунктах, акции несогласных в лучшем случае ограничиваются традиционными сборищами нескольких десятков недовольных. Митингующие же, я подозреваю, даже не догадываются, что за МКАДом есть жизнь, что в стране живут другие люди, которые ценят то, что имеют и им неведомы подобные модные псевдореволюционные порывы, люди, которые не сидят с утра до вечера в любимой группе Вконтакте или Фэйсбуке.<br />
<br />
Массовость протестов столичных жителей объясняется лишь стечением обстоятельств. Прошли выборы, которые всегда вызывают определенный политический накал, вновь победила партия, не овеянная столь притягательным революционизмом. Кроме того, для столицы же это типично: прошел чемпионат мира по футболу – все футбольные эксперты, в США выборы президента – все фанаты темнокожего демократа, умерла звезда шоу-бизнеса – все оказывается были ее почитателями…<br />
<br />
Кроме того, как сказал президент, любые митинги и собрания граждан, проходящие в рамках закона, - это нормальное проявление демократии. Так что ничего страшного или угрожающего в происходящем нет… Скоро Новый год, люди увлекутся обычными для этой поры заботами, а о модных митингах все забудут.</p>
<p>Я многократно говорил, что не считаю правильной политику властей по ограничению митинговой активности в Москве. В первую очередь, акций тех активистов непримиримой оппозиции, имена которых всем известны и которые пытались собираться на Триумфальной площади каждого 31-го числа.<br />
<br />
Позиция властей понятна, ведь митинговые сети заразительны. Вслед за либеральной молодежью подтянутся другие. Тем не менее, повторюсь, нужно давать возможность регулярно собираться всем и по каждой заявке. Это - нормальное проявление недовольства, которое всегда присутствует у какой-то части общества, и связано оно с теми или иными процессами, которые идут в стране. И такие митинги никакой угрозы для нормальной жизни в Москве, кроме создания пробок, не представляют.<br />
<br />
На мой взгляд, сегодняшний митинг именно это и продемонстрировал. Хотя его масштабы больше, чем ранее, но власть сделала все со своей стороны, чтобы никаких эксцессов не было, и раздала соответствующие инструкции полиции.<br />
<br />
По впечатлениям, которые можно сложить по репортажам, у протестующих нет единой платформы. Как и нет единого лидера. Может, Евгения Чирикова хочет стать таким лидером, но есть и другие претенденты, которые не горят желанием отдать ей эту роль. То есть, ничего экстраординарного в данном событии я не вижу, кроме того, что власти Москвы, (а точнее - это решение Кремля), которые до сих пор искусственно ставили препятствия и тем самым подогревали интерес к митинговой активности, сейчас изменили позицию.<br />
<br />
Будет ли эта митинговая активность продолжаться дальше, сейчас трудно сказать. В первую очередь, это зависит от той самой группы, которая является вдохновляющей для такого рода мероприятий. Я думаю, что организаторы как минимум до Нового года еще один подобный митинг проведут. Но он будет меньшим по масштабу.<br />
<br />
Либо нам каждый раз нужно поднимать градус общественного недовольства, либо идти на какие-то компромиссы. Если ты говоришь одно и тоже, то мало кого можно этим вдохновить. Редко кто ходит в театр (кроме самых отъявленных театралов) на один и тот же спектакль по пять, шесть или десять раз. Один раз посмотрел, и хватит. Даже если понравилось, то второй раз редко кто уже идет. Так - и с митингом.<br />
<br />
Я не думаю, что в обществе и политике после сегодняшней акции что-то радикально изменится. Что, Путин что-то изменит лишь из-за того, что тысяча активистов протестного движения и несколько тысяч молодых людей, которым интересно на все это посмотреть, собралось в субботу на Болотной площади? И из-за этого не выдвигаться на президентские выборы? Также ясно, что никто новых выборах в Думу устраивать не будет.<br />
<br />
Если бы сегодня на митинг пришло миллион человек, то это было бы другое дело. А сейчас все для всех стало понятно, и никаких кардинальных изменений ждать не стоит.</p>
<p>Заявленное оппозиционерами количество участников митинга на Болотной площади в 30 тыс человек не является показателем силы и массовости протеста, который они стремятся продемонстрировать.<br />
<br />
Мы не знаем, сколько там будет народу. Может, митинг соберет гораздо меньше, чем 30 тысяч человек. Потому что «трындеть» в Интернете - это одно, а выходить на улицу – это другое. Даже если там будет 30 тысяч, то по масштабам Москвы это - капля в море. В столице живет 15 млн человек, и только 30 тысяч из них выходит на митинг. Да ежедневно на рынок приезжает гораздо больше народу, чем выходит на этот митинг. Поэтому количество само по себе не является показателем. 30 тысяч балаболов в Интернете, которые чем-то недовольны, и для которых оппозиционность стала стилем жизни – они всегда есть. Посмотрим, сколько их будет в итоге.<br />
<br />
Если говорить о влиянии сил Запада на действия российских «несогласных», то, хотят они того или нет, но оппозиционеры в России, очевидно, втянуты в «игры», которые организуют из-за океана против России. Они встраиваются в игру Запада, это совершенно очевидно. Они не могут этого не понимать, если претендуют на то, что разбираются в политике. То, что их акции по времени были четко увязаны с заявлениями Госдепартамента США, очевидно. С этим поспорить нельзя. А чего хотят «западники», мы слышали по заявлениям  таких людей, как, например, сенатор Маккейн. Он совершенно четко говорил, что в России повторится ливийский сценарий.  Они хотят, чтобы здесь было как в Ливии. Понимают ли это люди, которые выходят на митинг, или нет – не имеет никакого значения. Они играют в эту игру.<br />
<br />
При этом, протестующим силам так и не удалось озвучить внятной альтернативы действующей политической системе. Не очень ясно, за что они конкретно выступают. В первую очередь, они отражают мнение экзальтированной политизированной интернет-тусовки. Их лозунги просто давят на эмоции: вот, у нас все плохо, все не так, все ни туда, ни сюда. Но что лежит в основе их программы – не понятно.</p>
<p>В результате этого митинга мы увидели, что в России существует внесистемный протест. А если точнее, системный протест, который не в состоянии переварить не только власть, но и даже лидеры оппозиции. Выступавшие с трибуны либералы в основном пытались подгрести этот процесс под себя, перевести на свою сторону, но у них ничего не выходило.<br />
<br />
На самом деле, появилось совершенно новое для России явление - восстание городского среднего класса за свободу и демократию. И понятно, что для власти это - серьезный вызов. Пока они предпочитают просто никак не реагировать на происходящее событие, видимо, рассчитывая на то, что пар уйдет в свисток. Но было бы обидно, если никакой реакции не последует. Понятно, что таким образом можно упустить ситуацию, и это рано или поздно приведет к революции, к большим проблемам после президентских выборов, которые назначены на март текущего года.<br />
<br />
Ведь имеет место протест обычных граждан. Либералы, которые пытаются оседлать этот процесс, не имеют к нему никакого реального отношения. И полагаю, что, в общем-то, все оппозиционные силы сейчас пытаются понять, как работать с этим протестом. Они бегают вокруг него, но пока никому не удается взять этот протест под контроль. <br />
<br />
Это - массовое народное явление, которое не подчиняется ни одной из официальных или неофициальных политических сил.<br />
<br />
Почему сейчас? Всех достала коррупция, бюрократия и т.д. Это недовольство общей ситуацией в стране. В глазах общества за ухудшение ситуации в стране несет ответственность «Единая Россия», поэтому на этих выборах люди сознательно голосовали против «Единой России». В итоге «Единая Россия» получила в Думе большинство голосов. Причем обязана она этим не только избирателям, но и председателям избирательных комиссий. В результате, протест вылился на улицу.<br />
<br />
Сейчас власть понимает, что силовой разгон подобных многозначительных митингов может вызвать революцию. Потому что, если людей не просто обмануть, но еще и избить, то протест резко усилится. Кроме того, власть учитывает, что разгон демонстрации в центре Москвы вызовет неминуемые крупные проблемы с Западом, чьи лидеры уже высказываются о том, что прошедшие выборы в Государственную думу были не слишком легитимными. Таким образом, власть в данном случае демонстрирует благоразумие. Протест ей неприятен, но силовое подавление протеста вызовет еще более неприятные явления.<br />
<br />
Как будет развиваться ситуация дальше - трудно сказать. Если власть не будет слушать общество, и будет озвучивать победные реляции, то вполне возможен разрыв между обществом и властью.<br />
<br />
Вполне вероятно, что власть сделает шаги навстречу. Но шаги должны быть реальными. Сейчас власть будет пытаться спустить дело на тормозах. Например, можно дождаться похолодания в надежде на то, что дальше протесты утихнут сами собой. Но нужно понимать, что протестная волна будет постоянно давать о себе знать.</p>
<p>Безусловно, люди, которые выражают свой протест против итогов голосования или против того, как проводились выборы, имеют на это право. Мы живем в демократической стране и в демократическом обществе. Выражение этой точки зрения крайне важно и будет услышано и СМИ, и обществом, и государством.<br />
<br />
Но я хотел бы призвать тех, кто ходит на эти митинги: не дайте превратить себя в «пушечное мясо»! Потому что есть совсем другие силы, которым не нужен митинг (каким бы масштабным он не был), им нужно столкновение, нарастание конфронтации в нашей стране, для того, чтобы страна в результате внутренних волнений и в результате возникших внутри страны проблем, ослабла, в тот момент, когда надвигается вторая волна мирового финансово-экономического кризиса, когда обостряется конкуренция между различными экономиками мира.<br />
<br />
Поэтому я хотел бы призвать всех, кто идет на этот митинг оппозиции - в данном случае быть спокойными и быть законопослушными.<br />
<br />
Митинг разрешен, для него созданы все условия. Уверяю, что все мы услышим этот митинг. Если вы просто хотите выразить свое недоверие, свой протест тому, что происходило, сделайте это, но не позволяйте превратить себя в «пешки» в руках тех, кто хочет разрушить нашу страну, не поддавайтесь на провокации.</p>
<p>Мне претит, что ситуацию активно подогревают заинтересованные силы (в том числе, за границей). Они родстрекают, провоцируют людей, недовольных отдельными нарушениями на выборах, на массовые и бессмысленные антигосударственные акции, которые вряд ли приведут к чему-то хорошему.<br />
<br />
Наши идеологические конкуренты пытаются использовать это возмущение частными случаями для того, чтобы обобщить и перевести протестные настроения против отдельных чиновников в антигосударственные акции. Лично я не сомневаюсь в силе влияния Запада на российскую оппозицию.<br />
<br />
Если говорить о том, как необходимо решать ситуацию, то власть должна обеспечить тщательное расследование каждой отдельной жалобы на нарушения, а медиа должны вести активную разъяснительную работу и объяснять людям, под чьи знамена их заводят.</p>
<p>Та оценка, которую сейчас можно дать, касается, скажем так, дневной части массовых акций. Эту оценку предварительно можно сформулировать следующим образом: российские граждане и власти учатся осваивать те возможности, которые заложены в российской политической системе. Они учатся осваивать потенциал российских политических институтов.<br />
<br />
Сейчас становится ясно, что только институтов выборов и партий вполне может оказаться недостаточно для того, чтобы граждане (или, по крайней мере, какая-то их часть) не выражала свое недовольство. В российской политической системе заложены все принципы по части проведения санкционированных акций протеста, а также общения между гражданами и властью по каналам прямых коммуникаций (в частности, через интернет). Все эти возможности должны быть востребованы и использованы.<br />
<br />
Тот факт, что массовые акции проходили, в общем, спокойно - это весьма положительное явление. Я думаю, что вряд ли найдется человек, который публично поставит «минус» нынешнему событию.<br />
<br />
Но при этом не следует забывать, что у людей, которые вышли на протестные акции, с организаторами этих акций - разные цели. Организаторы не ходили на выборы и предлагали другим на выборы не ходить. А ведь значительное количество людей (а может, и большинство), принявших участие в санкционированной акции протеста, были недовольны тем, как посчитали их голоса.</p>
<p>На митинге столкнулись две противоположные мотивации и настроения. Одни настроения за то, чтобы выборы работали как институт волеизъявления граждан, другие – это стремление сломать институты.<br />
<br />
Несистемная оппозиция получила свое название неслучайно. Такая оппозиция выступает против сложившейся в России политической системы. Она всегда действует по принципу, «чем хуже, тем лучше».</p>
<p>То, что происходит сегодня в смысле активизации протестного гражданского общества, представляет собой шанс на развитие нашего государства. Государство у нас демократическое, а демократия стоит на платформе выборных процедур. Одна из проблем нашей демократии (и, следовательно, нашего государства) состояла в том, что доверие к выборным процедурам как таковым крайне низка. Не в смысле того, что люди не верят тем, кто считает голоса, а в смысле того, что общество заведомо скептически относится к выборам как к таковым. И это еще недавно было повсеместным массовым настроением.<br />
<br />
Сегодня же мы видим резкий всплеск интереса именно к судьбе выборов. Когда общество начинает оспаривать результаты конкретных выборов, причем в конкретных регионах, а даже не в целом по стране, то это означает, что выборы становятся тем, чем они и должны быть в демократической и политической культуре. То есть, фундаментом политической системы, которому придают серьезное значение как власть и оппозиция, так и общество.<br />
<br />
Поэтому, с точки зрения института выборов и доверия к нему, активизация протестного гражданского общества может оказаться, в перспективе, важной и полезной. Этот институт в нашей стране снова оживает. И, в каком-то смысле, это шанс для демократии.<br />
<br />
Что же касается мотивов протеста, то я бы назвал этот протест не столько политическим, сколько этическим. Речь идет не о требовании смены власти, одних лиц - на другие, или даже смены курса, одного курса на другой курс. Речь идет об этическом, моральном возмущении в ситуации, когда ложь и коррупция становятся открытым социальным фактом. Так это или нет, насколько распространена ложь и коррупция, насколько масштабны были фальсификации на этих выборах - в данном случае я говорю не об этом, а об общественном восприятии этого факта. Это общественное восприятие таково, что все всё знают, включая и власть, но при этом считают необходимым поддерживать коррупционные правила игры. Есть желание сказать «нет» этим правилам игры, желание отказаться от этой круговой поруки, от этого коррупционного консенсуса сверху донизу. То есть, есть ситуация, когда нас обманывают. Мы знаем, что нас обманывают. И мы этому сопротивляемся. Вот это и есть мотив протеста. Он в себе несет этический характер.<br />
<br />
Сейчас существует множество способов донести свою позицию. У нас есть пресса и радиостанции либерального плана, которые финансируются, в том числе, государственными компаниями или олигархами. Поэтому голос той части гражданского общества, которая недовольна, слышен. Сегодня не хватает не столько самой слышимости, сколько результативности и ощущения того, что диалог власти и гражданского общества может носить взаимообязывающий характер. То есть, он может обязывать не только граждан к соблюдению законов, но и государство. Поэтому, я думаю, что вопрос - не просто в диалоге или в слышимости, а в том, чтобы этот диалог был результативным.<br />
<br />
При этом, многое зависит от того, насколько разумными или неразумными будут требования протестующих. Есть высокая вероятность того, что речь пойдет не об абстрактных претензиях к системе власти, что было близко некоторым оппозиционерам, а о претензиях к результатам выборов в конкретных регионах. В этом смысле, возможен компромисс на почве процедур вокруг конкретных выборов и прецедентов нарушений. И если у власти есть желание продемонстрировать этот результативный диалог, то, безусловно, она может сделать все возможное для того, чтобы убедить людей в том, что виновные в нарушениях наказаны, а нарушения устранены. <br />
<br />
Но если речь идет о проблемах, которые волнуют общество (коррупция, например), то ни сами протестующие, ни оппозиционные лидеры заведомо не способны решить ни одну из тех системных проблем, которые они ставят. Снизить уровень коррупции сможет только дееспособная власть. Здесь есть естественная фора у тех, кто контролирует власть «здесь и сейчас», то есть контролирует государство. Поэтому, по большому счету, сегодня власть предержащим адресован хоть и протестный запрос, но он может быть реализован на основе действий нынешней власти. Это связано с проведением той же самой жесткой антикоррупционной санации, с принятием тех или иных законов, которые до сей поры не принимались (например, о незаконном обогащении или о контроле расходов чиновников), или с созданием антикоррупционной спецслужбы. Есть целый комплекс мер, которые просто в принципе не применялись, потому что считались слишком радикальными. Принять их может только достаточно сильная и дееспособная власть, а отнюдь не оппозиция или протестующие группы и их лидеры. Поэтому у власти есть фора в решении тех проблем, о которых бурлит улица и общественное мнение. Но воспользуется она этой форой или нет, опять же зависит от политической воли и дееспособности, либо просто желания.<br />
<br />
Что касается дальнейшего сценария, когда спадет протестная волна, могут возникнуть новые общественные движения, которые будут представлять городские слои. Лидеры протестов, которых мы сегодня видим, чувствуют себя не представленными в нынешней политической системе, в том числе и в партийной оппозиции. Поэтому, как мне кажется, серьезным ресурсом для повышения легитимности политической системы в целом было бы возникновение нескольких новых общественно-политических движений с перспективой перехода в статус партий. Они будут аккумулировать энергию среднего класса. По большому счету, многим из тех, кто протестует сегодня, и в том числе лидерам оппозиции, кроме требований свободных выборов и регистрации партий, нечего сказать по повестке политического и экономического развития страны. Разумнее всего позволить им зарегистрировать партию, позволить им участвовать в свободных выборах и выработать ту же самую повестку, которой им сегодня не хватает. Я уверен, что подавляющему большинству не удастся стать содержательной политической силой. Но, наверное, кому-то удастся, и если это произойдет, то это повысит общую жизнеспособность политической системы.<br />
<br />
Адекватным ответом будет также включение механизмов прямой электронной демократии в процесс подготовки и принятия решений. Это может касаться самых разных технологий. Например, проведения электронных референдумов, голосованию в сети по законопроектам.<br />
<br />
Если говорить о постороннем влиянии, то со стороны Запада оно существует. Запад, действительно осуществляет свою политику влияния, в этом не приходится сомневаться. Но это политика оказывается тем более успешной, чем менее развиты внутренние механизмы поддержки самоорганизации гражданского общества. Условно говоря, когда внутреннее общественное пространство слабо и немощно, то приход в него внешнего инвестора способен привести к очень большим последствиям. То есть, внешний инвестор на этом слабом пространстве может работать очень эффективно. Если же, напротив, это пространство достаточно развито, если есть диверсифицированные источники инвестиций в общественно-политическую сферу, если есть разные сильные группы гражданского общества внутри страны, то внешние формы влияния все равно будут, но они будут иметь гораздо меньшую роль. Можно привести очень простой и наглядный пример. Иностранцы, когда приезжали в Москву в начале 1990-ых годов, чувствовали себя просто королями, потому что их валюта обменивалась по очень выгодному для них курсу и потому что подавляющее большинство населения страны было очень бедным.<br />
<br />
Но ситуация изменилась. В той же Москве вырос уровень жизни, изменился курс валюты и эта диспропорция устранилась. То же самое касается и роли внешних инвесторов на площадке гражданского общества. Чем больше оно развито, чем более оно полноценно и состоятельно, тем меньше удельное значение внешних сил.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".