Статья
590 23 Мая 2011 17:26

«Может, министра уволить?»

Президент РФ Дмитрий Медведев, узнав о проблемах, с которыми сталкивается наука в России, заявил, что эти проблемы давно стоило решить и что у него даже возникла мысль - не уволить ли министра образования.

«Я вот слушаю, слушаю и у меня возникает желание - может, министра уволить образования, или еще кого-нибудь», - заявил Дмитрий Медведев на встрече с учеными - получателями грантов правительства России.

Он подчеркнул, что часть проблем, о которых говорят ученые, «было бы правильно, чтобы давным-давно на каком-то уровне попыталось правительство решить».

Дмитрий Медведев обратился к главе Минобрнауки Андрею Фурсенко с поручением «сделать в самое короткое время все, что требуется от министерства» для облегчения исследовательских работ в России.

Президент также подверг критике ситуацию в российском высшем образовании и пообещал, что в ближайшие годы качество вузовского образования в РФ должно кардинально улучшиться.

«Я надеюсь, что в ближайшие несколько лет мы порядок (в этой сфере) наведем», - заявил Дмитрий Медведев.

Андрей Фурсенко уточнил, что ежегодно российские высшие учебные заведения оканчивают около 2 млн человек.

«Два миллиона человек оканчивают университеты, а, между тем, трудно найти даже 20 человек соответствующего уровня (подготовки)», - отметил глава государства.

«Это реальная проблема, и здесь нужно, конечно, существенным образом, кардинально поменять ситуацию», - подчеркнул президент.

По его словам, «далеко не все российские университеты - высокого качества, и часть из них просто по-хорошему нужно закрыть».

Он напомнил, что ранее поручил Минобрнауки «в спокойном ключе проводить селекцию, сжатие университетского поля, чтобы выживали наиболее сильные, подготовленные вузы».

«Я имею гуманитарное образование и являюсь юристом по профессии, но после того, как у нас появилось такое количество юридических факультетов и университетов, мне подчас бывает страшно, когда я начинаю разговаривать с некоторыми юристами, или когда я вижу, что тот или иной человек закончил технический вуз, в котором был создан юридический факультет», - сказал Медведев.

«Как страшно отдаваться врачу, который учился на юрфаке, точно также, на мой взгляд, опасно отдаваться адвокату, получившему образование в техническом вузе, пусть даже блестящем», - добавил глава государства.

По его мнению, в последнее время в образовании «произошло смешение жанров, которое не способствовало улучшению ситуации в университетах».

По словам президента, когда он заканчивал школу и поступал в университет, может быть, процентов 30-40 людей после школы собирались получать высшее образование. «Сейчас все школьники поступают в университеты», - сказал глава государства, отметив, что это не лучшим образом отражается на подготовке кадров.

Дмитрий Медведев признал, что действующий закон 94 о госзакупках реально тормозит развитие страны во многих сферах, и пообещал его радикальное изменение.

«Этот закон возник как способ противодействия коррупции путем повсеместного использования конкурсных процедур. Но как и многое из того, что формализуется в России, сфера его действия приобрела просто безбрежный характер», - сказал президент в ходе встречи с учеными.

Деятели науки жаловались главе государства на то, что закупки оборудования для лабораторий сопровождаются многочисленными сложными процедурами.

Дмитрий Медведев согласился, что 94-й Федеральный закон «превратился в тормоз общественного и научного развития».

«Мы его сейчас совершенствуем. Но даже если я отменил бы его за один день росчерком пера, что тоже невозможно, поскольку потребуется закон об отмене, ситуация радикально не изменится», - считает президент.

Он сообщил, что редакция закона «проходит досогласование - будет совсем новая версия закона». «Но проблема заключается не только в наличии частично, может быть, бессмысленных конкурсных процедур, вытекающих из закона о госзакупках», - подчеркнул Дмитрий Медведев.

По словам президента, хотя этот закон по ряду сфер деятельности «блокирует работу, дело не только в нем». «Дело в бюрократической среде, которая сформировалась за долгие годы. Но это не значит, что и 94-й закон не нужно менять, что нужно опустить руки», - заметил Медведев.

При этом он предупредил: «Не нужно предаваться юридическим иллюзиям, что его отмена все расставит на свои места, иначе бы давным-давно это было сделано».

Медведев, вспомнив свое посещение Кремниевой долины в прошлом году в США, согласился с тем, что инфраструктура для российской науки - действительно сложная и слабая. На получение тех или иных объектов для исследования уходят месяцы.

«Это, действительно, большое ограничение для науки, и оно не решается ни указами президента, ни законами, ни отстранением от должности министров. Оно носит системный характер», - сказал президент.

Тем не менее, по его словам, 94 закон будет изменен и будет в большей степени приспособлен, в том числе, для научных нужд.


Во встрече с президентом принимали участие более тридцати видных ученых как из России, так и из-за рубежа - Японии, США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и Нидерландов. Многие из них - наши соотечественники, живущие и работающие за границей. Потенциал этих исследователей Россия хотела бы задействовать для развития отечественной науки.

Все приглашенные к президенту ученые выиграли конкурс на право реализации совместно с ведущими российскими вузами научных проектов и получили соответствующие гранты от правительства РФ.

Общий объем средств федерального бюджета, который получат в 2010-2012 годах победители первого конкурса, составит 5,33 млрд руб.

На конкурс поступило507 заявок от крупных ученых совместно с 179 российскими вузами (вузы могут подавать несколько заявок с разными учеными).

Для отбора заявок Минобрнауки России впервые провело экспертные процедуры в соответствии с международными стандартами. Экспертизу заявок осуществляла комиссия в составе 335 российских и 636 международных экспертов.

По итогам экспертизы Советом по грантам правительства РФ было отобрано 40 победителей конкурса. С ними заключены трехсторонние договора, для них созданы лаборатории, идет закупка оборудования.

ФМС оказывает содействие иностранным специалистам в плане получения рабочих виз, необходимых для их деятельности в России.

Минобрнауки РФ в целях дальнейшего привлечения ведущих мировых ученых в российские вузы 15 апреля текущего года объявило второй конкурс на получение грантов. Победители конкурса, проведенного в 2010 году, к нему не допускаются.

По оценкам министерства, во втором конкурсе планируют принять участие еще больше российских вузов и ведущих ученых. Итоги второго конкурса будут подведены до 1 октября 2011 г.

Напомним, что Дмитрий Медведев много внимания уделяет теме возвращения в Россию представителей науки, ранее уехавших из страны, в том числе, в связи с созданием инновационного центра «Сколково».

В конце 2009 года ряд российских ученых, работающих в зарубежных научных центрах, направили президенту открытое письмо, в котором выразили обеспокоенность состоянием российской фундаментальной науки и предложили президенту комплекс мер по внедрению новой модели научно-технического развития страны. Этот комплекс мер включал в себя увеличение расходов на науку и улучшение быта ученых, идентификацию важнейших направлений исследований, привлечение на территорию России крупнейших научно-технических проектов мирового масштаба, «создание Российского Института Высших Исследований с привлечением государственного и частного финансирования по образцу аналогичных институтов в США, Канаде, Японии».

Авторы письма предложили Дмитрию Медведеву и свою помощь в качестве экспертов.

Они подчеркивали, что не имеют никаких политических или корпоративных интересов в России и единственно, что ими движет - глубокое беспокойство о судьбе отечественной науки. Они отмечают, что мощная научно-техническая база, доставшаяся в наследство от СССР, исчезает, а вместе с ней и самый главный капитал - воспроизводство новых кадров.

Дмитрий Медведев тогда поручил своей администрации проработать конкретные предложения с учетом тех вопросов, которые были подняты в письме. В апреле 2010 года правительство РФ приняло постановление «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования».

Комментарии экспертов

Сейчас мы столкнулись с колоссальной инерцией общества, которое перестало верить в хорошее. На него хорошие новости совершенно не действуют, и это - серьезная проблема, потому что идея модернизации, идея проекта «Сколково» начинают захлебываться в изначально заданном пессимизме.

Многие говорят: модернизация, гранты - опять все разворуют... То есть, общий негативистский взгляд распространился не только на политику и бюджетную сферу. Он распространился и на науку. Многие уже похоронили, мне кажется, и нашу экономику, и инновационную сферу. И в этом плане доказать сейчас, что в России что-то еще можно придумать, что еще остались светлые головы, очень сложно. Но, тем не менее, это необходимо. Как иначе можно преодолеть общий негативизм? Только яркими примерами и историями, когда уже нечем будет крыть.

На самом деле, в России - достаточно большое количество разумных людей, способных, в том числе, и к инновациям, и к прорывным вещам. И правительство готово их поддерживать, и гранты выделять. И это очень важно.

Светлые головы есть, и правительство готово их поддерживать. И у нас есть действительно очень серьезные прорывы. Те же гранты в рамках сколковской программы получают вполне реальные ученые с весьма перспективными идеями. Теперь важно показать результаты, продемонстрировать, что за раздачей грантов последуют реальные дела. И эти реальные дела - очень важный и значимый стимул.

Что касается возвращения ученых, то оно уже происходит. Посмотрите, в проект «Сколково» пытаются вписаться наши бывшие соотечественники, которые уехали за рубеж. Ведь есть созданный стереотип, что на Западе с распростертыми объятиями любого ученого встретят, а у нас только гнобят с утра и до вечера. Мы видим, что возврат уже идет, и многие мировые светила готовы в проекте «Сколково» принимать активное участие.

Что касается системы грантов, то она, действительно, еще совсем нова, но разумна. Советская система распределения денег на науку сегодня вряд ли подействует. Советская система предполагала слишком простые отношения ученых с государством: вы нам дайте денег, а мы разберемся. Такая система просто предполагает поддержку научной среды в комфортном состоянии.

Грантовая система, все-таки, предполагает жесткую ориентацию на результат, что в данной ситуации крайне важно. А выделение гранта подразумевает более сложные и продуктивные отношения. Вы представляете проект, государство дает вам деньги, а потом спрашивает  результат. Поэтому система грантов - это жесткая отчетность и ориентация на результат, но она действенна.

Конечно, ключевой вопрос модернизации - это развитие научного знания во всех отраслях – естественных, технических и гуманитарных науках.

Современное общество наукоемко. Оно вообще существует только потому, что в нем реализуются научные открытия. И быть современным, не отставать от мира и от самих себя - означает способность изобретать и немедленно эти изобретения воплощать в жизнь, поэтому финансирование становится ключевой проблемой.

Наука - вещь очень дорогая. Потому что, прежде всего, это не только зарплаты, не только деньги на оборудование, но это, в то же время, и социальные условия, в которых комфортно работать. То есть здесь все взаимосвязано. Просто так научные открытия не делаются. Примером тому может служить огромное количество стран, в которых наука вообще не существует. Поэтому науку нужно беречь, культивировать и развивать. А это, прежде всего, кадры и условия, в которых ученые живут и работают.

Поэтому эта идея грантов, конечно, принципиальна для того, чтобы модернизация хотя бы потихоньку, но все-таки шла.

Что касается того, что российские ученые перестанут уезжать, то я бы сказал, что здесь - 50 на 50. Человека невозможно удержать. Ученый - человек свободный. Хотя есть примеры сталинских шарашек, когда в заключении делались какие-то вещи, но на самом деле научное творчество не терпит несвободы.

Поэтому приказать невозможно, нужно создавать привлекательную страну, и можно рассчитывать на то, что, конечно, люди науки - это настоящие патриоты. Потому что люди, которые способны сделать свою страну лучше, - это те, кто может называться этим гордым именем - патриоты.

Поэтому здесь нужна совместная работа - и создание комфортных условий, апелляция чувства патриотизма, и в то же время демонстрация того, что сейчас эти гранты и разговоры о модернизации - это не какая-то временная кампания, а долгосрочная стратегия. Мы должны превратиться в общество, которое живет наукой, которое существует благодаря науке, и которое понимает, что, если у нас не будет науки, то и нас самих не будет.

Проблемы в науке связаны с тем, что после распада Советского Союза никто не хочет заниматься вещами, которые не приносят быстрой прибыли. Наука как таковая стала не нужна, потому что она не приносит быстрой прибыли и это не коммерческий проект.

Кроме того, как мне кажется, никто не озабочен тем, чтобы Россия сохраняла научно- технологическую школу и какие-то позиции в области фундаментальной науки. Причины – те же. Никому не интересно развивать наукоемкие и технологические производства, интересно получать быструю прибыль от продажи сырья, отсюда и эти метастазы и на всю систему образования.

Система образования должна приносить деньги - вот основной подход, который все это и регулирует. Сейчас и школы переводят на платную основу. Речь идет не только о системе образования и школах, ничего подобного. Буквально со следующего года фактически школы начинают собирать деньги, и по сути, родители будут финансировать образование своих детей. То есть в основе всего - получение прибыли. Система ценностей основана на том, что приносит деньги. То, что деньги не приносит - плохо и как следствие идет деградация большого количества отраслей знаний, а Фурсенко все лишь менеджер. Я не думаю, что он определяет принципы и концепты.

Но сиюминутное раздражение его персоной довольно велико. Оно велико и среди ученых,  и среди студентов, и родителей школьников, и в преподавательской среде, потому что претензии к реформе образования имеются очень большие. К сожалению, они в основном обоснованы.
 

Нередко приходится слышать рассуждения, что Россия мало инвестирует в науку. Однако это верно лишь отчасти. Да, у нас невелики вложения в исследования со стороны бизнеса. Но государство инвестирует в науку, что называется, «по полной программе». Судите сами. Только на науку гражданского назначения в нынешнем году планируется направить свыше 227 млрд рублей. Плюс, согласно новой программе вооружений и планам поддержки ОПК, порядка 200 млрд рублей в год будет вкладываться в оборонные НИОКР.

Суммарно получается, что речь идет о суммах порядка 1% ВВП в год. Для государственных (именно государственных) расходов на науку это весьма приличные деньги. Не говоря уже о том, что бюджет поддерживает науку и инновации и через другие инструменты: например, госзаказ на наукоемкую продукцию.

Увы: далеко не все проблемы решаются деньгами. У нас потеряно, по сути, целое поколение ученых. Я вспоминаю сверстников, с которыми я сам учился в МГУ в начале 90-х. Многие из тех, кто «подавал надежды» – особенно с естественнонаучных факультетов – уезжали тогда за границу. Остальные уходили в другие отрасли, в бизнес. Мы должны как-то восполнить этот «разрыв поколений». И один из методов здесь – подчеркиваю, только один из методов – возможность привлечения ученых из-за рубежа.

При этом нужно четко понимать, что «забугорное происхождение» – не самоцель. Цель – привлечь для работы в России лучших: тех, кто способен и науку двигать, и молодежь воспитывать. А будут это иностранцы; или выпускники наших же университетов, двадцать лет назад уехавшие, и готовые при наличии условий для работы вернуться; или люди, которые все эти годы трудились здесь – не столь важно. Главное, чтобы это были действительно классные специалисты. Хотя своих поддержать, конечно, приятнее.

И потом: очень важно, чтобы в отечественной науке было больше здоровой конкуренции. Чтобы ученые видели, что нет «уравниловки»; что если ты добиваешься успеха, то ты можешь и гранты реальные получить, и лаборатории, и возможности, и для этого не нужно ехать «за тридевять земель».

15 Ноября 2018 Колонки
Политики в музыке стало много. Почему это хорошо?
 Политики в музыке стало много. Почему это хорошо? Политики в творчестве в последние годы становится все больше. Новый клип IС3PEAK, выступление Loqiemean на митинге, строчка певицы Elvira T «столичный мэр сносит хрущевки, в которых нам сносило башни» — и это только за последний год.
12 Ноября 2018 Главное
Плохой год
 Плохой год У виноделов есть понятие «плохого года». В отличие от «хорошего», погодные условия в нем не складываются для изготовления великого вина. Вина «плохих годов» можно пить, они дешевле, некоторые высокого качества, но ощутимая разница с «хорошими годами» всегда есть. Подходящий к концу 2018 год в плане результативности внешней политики уже можно списывать со счетов — Россия нигде, ничего и никому не проиграла, но и не выиграла.
27 Сентября 2018 Главное
Игра с нулевой суммой
 Игра с нулевой суммой Основные итоги Генассамблеи ООН.
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".