Статья
10 Марта 2010 0:01

Мушка

<p>Три истории о любви от великого европейского писателя или подробная инструкция по составлению любовных посланий. Последний переведённый роман писателя.</p>
Комментарии экспертов
<p>Тридцатого ноября мировая литература понесла жесточайшую утрату, а Сербия потеряла единственного за всю историю страны великого писателя — умер Милорад Павич.</p>
<p>Милорад Павич, наравне с такими писателями как Габриэль Гарсия Маркес или Мигель Анхель Астуриас, был признанными мастером магического реализма. Павича отличало невероятное многообразие образов и удивительная способность филигранно очерчивать контур сюжета, благодаря которой он не терял своей чёткости и логики.</p>
<p>Павич никогда не был жесток к своим героям, в отличие от того же Маркеса, например, но как и Маркес умел показать глубокую суть каждого персонажа часто через пространство окружающих его образов и вещей.</p>
<p>Последней опубликованной на русском языке книгой Павича стала его «Мушка», изданная «Амфорой», издательством, отличающимся хорошим вкусом — роман, состоящий из трёх новелл. Каждая из историй — это история любви, любви своего особого рода. Первая — история любви и расставания, вторая — история победы живого над «нереальным», третья — история гибели и спасения одновременно.</p>
<p>Павичу свойственно играть с читателем, точнее, дарить читателю набор для игры — а уж как он им распорядится, Павич интересуется мало. Он просто пишет свой текст, со своим фирменным «мужским» и «женским» сюжетом, и смотрит на то, что читатель будет делать с подарком. В той же «Мушке» он отмечает, что «читатели — это оркестр», себе оставляя право называться композитором.</p>
<p>Возможно, некоторая отстранённость павичевской прозы нарративно объясняется его специфическим положением «сербского писателя», или как говорил он сам в своей автобиографии: «Я же был самым известным писателем самого ненавидимого народа — сербского народа». Образ «человека не отсюда» тем не менее, никогда не мешал Павичу оставаться писателем принципиально европейским. Почти все ребусы и шарады в его книгах носят либо сугубо европейские или средиземноморские корни, либо, за редким исключением, корни «архетипов» совсем уж глобальных.</p>
<p>"Самое главное, впрочем, состояло в том, что Павич в каждом из своих причудливых текстов писал, прежде всего, о Сербии", как <a href="http://actualcomment.ru/daycomment/335">отметил Михаил Бударагин</a>.</p>
<p>Казалось бы, на фундаменте европейской культуры построен весь магический реализм. Тем не менее, великих европейских писателей от магического реализма не так уж и много. Как и просто великих европейских писателей. Возможно, Павич и был последним великим европейским писателем.</p>
<p>Милорад Павич, «Мушка», М.: «Амфора», 2009, — 224 с.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".