Статья
11 Января 2012 21:07

На страже порядка

<p><strong><span style="color: rgb(117, 117, 117); font-family: Arial, Helvetica, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 17px; ">Начиная с 1996 года, ежегодно 12 января в России отмечается День работников прокуратуры</span></strong><span style="color: rgb(117, 117, 117); font-family: Arial, Helvetica, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 17px; ">. Дата праздника выбрана не случайно. Именно в этот день в 1722 году указом императора Российской империи Петра Великого при Правительствующем сенате впервые был учрежден пост генерал-прокурора и возник институт российской прокуратуры.</span> </p>
<p> </p>
<p class="p1"><strong>Накануне праздника генеральный прокурор России Юрий Чайка рассказал в интервью «Российской газете» о проблемах и достижениях ведомства. </strong></p>
<p class="p1">В частности, прокурор затронул тему, которая время от времени муссируется в СМИ. Речь идет о противостоянии между Генпрокуратурой и Следственным комитетом России (СКР). </p>
<p class="p1">Юрий Чайка подчеркнул, что никакого противостояния между СКР и его ведомством нет, но признал, что баланс между ними «ослаблен».</p>
<p class="p1">«Никакого противостояния нет. С таким же успехом можно говорить о "противостоянии" прокуратуры и МВД, а также упомянуть другие министерства и ведомства», - заявил Чайка в интервью, которое будет опубликовано в «Российской газете» завтра.</p>
<p class="p1">Однако генпрокурор отметил, «что существуют проблемы, даже можно сказать, пробелы законодательного характера». «Требуется определенный баланс полномочий между надзором и следствием, чтобы в конечном итоге повысить уровень защищенности прав и свобод граждан. К сожалению, пока он ослаблен», - сказал он. </p>
<p class="p1"><strong>По мнению Чайки, сильное следствие возможно лишь при одном условии: если есть эффективный прокурорский надзор.</strong> «Это аксиома для всех профессионалов - как в России, так и за рубежом. Прошло четыре года, и все видят, что нужна модернизация прежде всего уголовно-процессуального законодательства», - отметил глава надзорного ведомства.</p>
<p class="p1">«Все требования надзирающего органа, в том числе к Следственному комитету, связаны с необходимостью неукоснительного исполнения закона», - сказал Чайка. «Если в ходе предварительного следствия допускаются нарушения законодательства, то обязанность прокурора жестко требовать их устранения. И требования эти должны с надлежащим рвением следователями исполняться, а не становиться предметом дискуссий в средствах массовой информации», - подчеркнул генпрокурор.</p>
<p class="p1">«Что же касается эффективности расследования, то она напрямую зависит от интеллектуальных способностей следователей и их руководителей, профессионализма, умения правильно организовать работу», - сказал Чайка. «Поэтому, еще раз повторюсь, всякое "противостояние" того или иного органа есть противостояние требованию прокурора исполнить закон», - добавил он.</p>
<p class="p1"><strong>Генпрокурор также сообщил, что более 9 тысяч должностных лиц были привлечены к ответственности в прошлом году в России за коррупционные преступления.</strong></p>
<p class="p1">«За 9 месяцев прошлого года в суд с утвержденным прокурором обвинительным заключением направлено 8334 уголовных дел коррупционной направленности в отношении 9219 лиц», - сказал Чайка.</p>
<p class="p1">По его словам, «основное количество обвиняемых привлекается к уголовной ответственности по фактам мошенничества, присвоения и растраты вверенного имущества с использованием служебного положения».</p>
<p class="p1"><strong>Кроме того, по словам Чайки, было осуждено 1139 должностных лиц правоохранительных органов, в том числе 250 следователей, 13 прокуроров, 1 судья.</strong></p>
<p class="p1">Генпрокурор сообщил, что в ходе проверки достоверности предоставленных российскими чиновниками деклараций о доходах и имуществе выявлено более 40 тысяч нарушений.</p>
<p class="p1"><strong>Чайка также выразил обеспокоенность появлением в социальных сетях групп экстремистского характера. </strong></p>
<p class="p1">«Пользоваться Интернетом, безусловно, очень удобно, и неудивительно, что социальные сети так популярны. К сожалению, эта популярность зачастую играет на руку экстремистски настроенным гражданам», - заявил Чайка.</p>
<p class="p1">При этом он напомнил, что органы прокуратуры регулярно отслеживают активность экстремистов в социальных сетях и принимают меры, однако они не всегда оказываются достаточными. </p>
<p class="p1">«В одной из популярных российских социальных сетей в Интернете в прошлом году было выявлено сразу несколько групп, входившей в состав запрещенной судом экстремистской организации. Их численность составляла несколько тысяч человек и постоянно росла. По данному факту было возбуждено уголовное дело. Однако принимаемые меры, как правило, недостаточны, поскольку большинство таких сайтов продолжают свою работу и публикацию запрещенных материалов», - отметил Чайка.</p>
<p class="p1"><strong>При этом он подчеркнул, что органы прокуратуры постоянно ведут работу по совершенствованию российского законодательства в данной сфере.</strong></p>
<p> </p>
Комментарии экспертов
<p class="p1">В России Генпрокуратура не обязана стоять на защите гражданского общества. Негласное полуофициальное название Генеральной прокуратуры - «око государево», именно в таком контексте, и с такой целью это ведомство и существует. Учреждалось это ведомство еще во времена Петра Первого, прокурор и прокуратура всегда являлись символом российской государственности и к гражданскому обществу имели небольшое отношение. </p>
<p class="p1">Поэтому здесь, я думаю и не стоит рассчитывать на то, что Генпрокуратура будет занимать сбалансированную позицию. Ведь ее функция - стоять на защите интересов государства, государственности, и людей, которые олицетворяют государственность. Неважно был это монарх, генсек или прочее, всегда прокуратура имела репутацию инструмента власти, инструмента первого лица в государстве, или первых лиц в государстве. Я думаю, здесь не стоит нарушать историческую традицию. И все-таки существует много инструментов, и институтов, которые направлены, в том числе, на защиту интересов гражданского общества.</p>
<p class="p1">Конечно, следует помнить, что в настоящее время Генеральная прокуратура переживает, скажем так, смутные времена. Не смотря на заявление Юрия Чайки, противостояние Генеральной прокуратуры и Следственного комитета существует, и такие ситуации, как история вокруг возможной экстрадиции Игнатенко, только подогревают всякие страсти. </p>
<p class="p1">Но с другой стороны, следует помнить что, в свое время Генеральная прокуратура учреждалась как контрольно-надзорный орган, именно контрольно-надзорный, и не более. А объединение следствия и надзора произошло всего лишь в 30-ые годы XX века. То есть, не так давно, по историческим меркам, это случилось. И большую часть своего исторического периода Генпрокуратура существовала именно как «око государево», и не более того, око без рук, если так можно выразиться. </p>
<p>И объединение надзора со следствием не является характерной для России исторической традицией, кстати, как и для многих других стран. Это «достижение» сталинского периода, и наверное было, в принципе правильно, когда спустя какое-то время, спустя несколько десятилетий, надзор и следствие в рамках прокуратуры были разделены. Так что думаю, что Генеральной прокуратуре не следует сосредоточиваться на том, чтобы вернуть себе хотя бы часть следственных полномочий, а нужно гордиться теми функциями, которые есть у нее сейчас, и по максимуму их реализовывать, стоять на основе охраны государства и государственности.  </p>
<p class="p1">Прокуратура - это, действительно, историческое ведомство. Какие только перетурбации и реформы ему не приходилось претерпевать, при каких только режимах не приходилось работать. Этому ведомству, конечно, есть и чем гордиться и, может быть, что проанализировать, что исправить. Но, тем не менее, мне хотелось бы поздравить всех тех, кто там работает, я знаю работу рядовых сотрудников прокуратуры, это работа не самая легкая, как и во всех наших силовых структурах. Поэтому я все равно считаю, что те, кто выполняет свою работу честно, должны гордиться своими погонами, своей формой и содержанием своей миссии, это самое, конечно, главное. Я хочу поздравить  всех сотрудников Генпрокуратуры, и от имен и себя, и от имени нашего движения. Мы конечно в силу того, что защищаем потерпевших граждан, взаимодействуем со всеми силовыми структурами, в том числе и с Генеральной прокуратурой. </p>
<p class="p1">В конце прошлого года уже традиционно представители Общественной палаты встречались с Юрием Чайкой и его коллегами. У нас прошла конструктивная двухчасовая беседа, на наш взгляд, почти все вопросы, которые беспокоят общество, нам удалось затронуть и поставить. Говорили мы совершенно спокойно и конструктивно, и будем надеяться, что это повлияет на работу ведомства в этом году. </p>
<p class="p1">Если говорить в целом о работе ведомства и об интервью Юрия Чайки, то следует остановиться на разделении полномочий между Генпрокуратурой и Следственным комитетом, и о противоречиях, возникших вследствие этого, которые Юрий Чайка и Александр Бастрыкин отрицают. Тем не менее, мы, те, кто работает на земле, внизу, мы, конечно, это напряжение видим. Наверное, я бы не назвала это противостоянием, но напряжением назвать это точно можно. Это, скорее, не напряжение ведомств, это напряжение неконструктивного разделения властей. </p>
<p class="p1">Надо сказать, мы предложили Юрию Яковлевичу все возможности палаты для того, чтобы вернуться к разговору о недостатке полномочий у Генпрокуратуры, для того, чтобы осуществлять достойный надзор. Мы открыты для того, чтобы вернуть эти полномочия ведомству, если они действительно нужны и необходимы. Вообще же вопрос фрагментарных реформ правоохранительной системы и системы правосудия в России стоит уже нам всем поперек горла. Я молчу уже про министерство юстиции, и там знают, о чем именно я молчу. Поэтому, мне кажется, что вопрос подхода к реформе правосудия, безусловно, востребован, но подход применяется, к сожалению, несистемный. Заболело, вскочило, зачесалось – обратили внимание. А то, что лечить нужно весь организм, иначе произойдет отставание от общества и от вызовов, которые криминал перед обществом ставит, это действительно правда. </p>
<p class="p1">Общественная палата создала рабочую группу, которой мы очень гордимся. Она начнет работать с 1 февраля. Все выдающиеся наши ученые, юристы и криминологи готовы написать «Основы государственной уголовной политики». Это тот документ, которого возможно нам не хватает для того, чтобы сгладить те противоречия, те столкновения, те дублирующие функции, о которых говорит и прокурор Чайка, и Бастрыкин, и Нургалиев. </p>
<p class="p1">На самом деле, вся мировая система правосудия устроена довольно несложно. Первичная обработка заявления о правонарушении – это всегда полиция, это самое низовое звено, и самое, наверное, масштабное.  Вторая часть звена – это следственная машина, которая уже расследует происшествия более предметно. И дальше два органа, безусловно, необходимых, надзирающий и судебный. В этом смысле разделение властей всегда очевидно, понятно, они не сталкиваются, не путают функции, а дополняют друг друга, поэтому они и называются системой. Мне кажется, что если нам удастся за этот год предложить свою реформу правосудия, то мы, вероятно, сможем выровнять эту систему. </p>
<p class="p1">Что же касается высказывания Чайки относительно митингующих, то я дежурила на площадях в конце года, и буду в будущем это делать по линии общественного совета ГУВД. Конечно, те, кто там находился, не были кем-то куплены. Возможно, и вызванные какими-то силами люди там тоже были, но в основном нельзя не заметить, что гражданское общество не только на площади, но и по всей стране пробуждается давно, и ставит самые разные вопросы – от защиты детей и стариков до порядка на дорогах и многие другие. </p>
<p class="p1">Многочисленные общественные организации готовы говорить с обществом и властью на профессиональном языке, и они знают, чем подтвердить свое мнение. Да, не исключено, что некие силы могут пользоваться общественным недовольством, нашими несостоявшимися чаяниями, желаниями, но я не думаю, что это носит сегодня массовый характер.  Давление извне нуждается в беспокойстве внутри. И я думаю, если говорить о том, как избежать этого давления, то нужно разговаривать с народом России о социальной политике. Тогда, какие бы профессиональные усилия здесь не применялись, какие бы технологии политические не использовались, никто из недоброжелателей действующего режима в стране, не сможет добиться успеха. Мы должны вспомнить, что любой социальный протест, который не отработан властью, неизбежно перерастет в политический. Это мировая практика, это историческая практика всей цивилизации. И, если мы хотим избежать подобных политических столкновений, нужно заниматься социальными проблемами, которые сейчас стоят перед страной.</p>
<p>На мой взгляд, сейчас и президент, и премьер об этом говорят, и я думаю, что если удастся сконцентрировать будущую политическую линию на развитии социальных и общественных институтов, то у нас появится абсолютно измененное общество. </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".