Статья
24 Декабря 2012 13:51

Начать с чистого листа

Парламентские выборы в Грузии, на которых одержала победу оппозиционная коалиция «Грузинская мечта», можно отнести к событию года. Во-первых, впервые в истории Грузии власть передается цивилизованным путем, а не путем революций и войн.

Во-вторых, хоть дипломатические отношения между Россией и Грузией и разорваны, Москве совсем не безразлично, что происходит в соседней республике, так как прежние власти прославились способностью создавать нестабильность не только на границе, но и во всем регионе. Однако уже спустя несколько месяцев после эпохальных выборов у политиков и экспертов в обеих странах появились скептические мнения о том, что долгожданных перемен между Москвой и Тбилиси ждать не надо.

Кардинально противоположной позиции придерживается президент Ассамблеи народов Грузии, заместитель Председателя партии «Зеленые» Гоча Дзасохов, за плечами у которого многолетний опыт народной дипломатии.

- Победа «Грузинской мечты» на выборах, на Ваш взгляд, закономерность или неожиданность? Поставлена ли точка в политическом противостоянии?

- Поражение правящей партии обусловлено ее варварской политикой. Причем, варварской и по отношению к соседям (Абхазия и Южная Осетия), и по отношению к собственным гражданам. Не буду еще раз вспоминать о том, что творилось в пенитенциарной системе Грузии. Это увидел весь мир. Но если говорить образно, в подобном унизительном положении оказались все жители Грузии.

Так что выбор народа здесь абсолютно понятен.

Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что американская администрация, что называется, позволила гласу народа проявиться в полную силу. Демократы явно недолюбливали Саакашвили, который в 2008 году из кожи вон лез, чтобы подмостить Маккейну на президентских выборах. Такого «сюрприза» как военная авантюра в Южной Осетии во время Олимпийских игр ему не простили.

Учли в Белом доме и имиджевые потери, которые понес Саакашвили. Поэтому, думаю, американцы сыграли серьезную роль в том, что Саакашвили признал результаты выборов и не пытался увеличить масштаб фальсификаций.

Да, фальсификации были, но они не стали столь масштабными, чтобы повлиять на итоги выборов. Думаю, что реальный расклад был 70 на 30. Но из-за того, что фальсификации в пользу правящей партии все-таки имели место, в Грузии на данный момент существует фактически двоевластие.

- Это опасно для страны?

В определенном смысле - да. Новые власти не могут пока действовать в полную силу, реализовывать намеченные планы. Конечно, бывшая правящая команда вставляет им палки в колеса. Губернаторы в регионах остались подконтрольны «Национальному движению», так как по Конституции назначены президентом.

Например, прокатившаяся по стране волна забастовок во многом режиссируется прежней властью. Что ни говори, а система управления, некая вертикаль власти была выстроена «Национальным движением». Сейчас ушедшая в оппозицию бывшая власть напоминает «Грузинской мечте» о предвыборных обещаниях, переложив всю ответственность за социально-экономический коллапс на их плечи.

Поэтому в краткосрочной перспективе возможны два варианта: процессы в Грузии будут протекать достаточно спокойно, через год Саакашвили уйдет с официальных постов и его влияние сойдет на нет. Второй вариант возможен в том случае, если правительство окажется недееспособным – тогда будет спровоцирован парламентский кризис. На этой волне Саакашвили попытается переиграть ситуацию в свою пользу. От него можно ожидать всего, что угодно. Но думаю, что такой вариант маловероятен.

- Как Вы думаете, новые власти гарантировали Саакашвили некую неприкосновенность (как он дал Шеварднадзе) или ждать новых разоблачений и судебных процессов?

- На самом деле у Шеварднадзе не было никакой неприкосновенности. Он принимал участие в нескольких судебных процессах против членов своей семьи. Давили на него, на членов его семьи и соратников. Так что неприкосновенность Шеварднадзе – некий миф.

Что касается Саакашвили, то о какой неприкосновенности может идти речь, если в общественном мнении велики подозрения, что он связан с гибелью Зураба Жвания. Уже никто не сомневается, что Саакашвили развязал войну в 2008 году, которая привела к жертвам невинных людей. Это может остаться безнаказанным?

Какие гарантии могут быть ему даны? И какие индульгенции может дать правительство, если народ требует тщательного расследования и наказания тех людей, которые творили беспредел на протяжении восьми лет?

- Что народ ждет от новой власти? Какова она, «Грузинская мечта»?

- Жители Грузии разочарованы чередой не оправдавшихся за последние двадцать лет надежд. После прихода очередного нового правителя становилось жить все сложнее, беднее, проблемнее. Поэтому сейчас люди осторожны в своих ожиданиях. Народ желает стабильности, уважения к себе, решения экономических проблем.

И здесь есть один нюанс - грань между политикой и экономикой такая тонкая, что нужно быть действительно политическим мудрецом, чтобы суметь пойти по верному пути.

Для грузинской политики красная линия проходит через Южную Осетию и Абхазию. Только компромиссный вариант по восстановлению доверия между Сухуми и Цхинвали может стать залогом решения экономических проблем. Я имею в виду возвращение грузинской продукции на российский рынок.

Да, ключи от многих проблем находятся в Москве, но в первую очередь их решение зависит от грузинского правительства.

Когда ты намерен восстанавливать отношения (хочу напомнить, что дипломатические отношения были разорваны по инициативе Саакашвили), надо создать такую базисную платформу, чтобы твои инициативы увидели и услышали.

Конечно, отношения с Россией надо улучшать, и сейчас этот процесс пойдет быстрее, потому что при Саакашвили это было исключено. Сейчас Россия ждет от Грузии конкретных инициатив. И начинать надо с чистого листа, забыв обо всех обидах. Наступающий год открывает такие перспективы.

- Грузия уже озвучила ряд инициатив, и в Тбилиси разочарованы, что Москва не спешит открывать двери. Так как же найти путь к диалогу?

- Если хочешь открыть дверь, как говорится, надо подобрать к ней ключи. Если не получается, то надо повторить попытку.

Может, эмоциональный кавказский характер не позволяет терпеливо решить эту задачу, но политика не терпит скоропалительных решений. Очень некстати прозвучали заявления, что Тбилиси не будет восстанавливать дипломатические отношения с Москвой, так как этот вопрос связан с территориальной целостностью Грузии. Также в Грузии косвенно намекнули, что раз нет подвижек с российской стороны, то и официальных визитов не будет.

Конечно, мгновенных результатов ждать не следует – как известно, надо много времени, чтобы лист шелковицы превратился в шелк.

Но надо каждый день делать хоть один шаг к нормализации отношений с Россией. Ведь грузинская мечта предполагает в том числе и добрососедские, партнерские отношения с Россией.

Думаю, что прошло слишком мало времени для того, чтобы «Грузинская мечта» могла реализовать намеченные планы.

Но неплохие первые шаги уже сделаны - назначен специальный представитель по взаимосвязям с Россией.

Новые власти Грузии в отличие от предшественников уже заявили, что не только не будут мешать России в организации и проведении зимней Олимпиады 2014 года в Сочи, но и примут в ней участие. Это означает, что новые власти Грузии сказали «НЕТ» провокациям на Кавказе, что в этом регионе больше нет места интригам и историческим передергиваниям.

Значит, России послан важный месседж, что Грузия готова вновь стать центром стабильности на Кавказе, как это было в начале и середине прошлого века.

И подобные сигналы нужно посылать еще и еще.

- Недавно премьер-министр Дмитрий Медведев в одном из интервью коснулся и темы Грузии. В частности, он дал четко понять – если Тбилиси будет учитывать принятые РФ решения о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, диалог с Москвой наладится.

- Сказанное Медведевым - это реальность. Понятно, что Москва от своих решений не откажется. Да и народы Южной Осетии и Абхазии не отступятся от того, за что проливали кровь.

Абхазы и осетины выбрали свой путь. И на языке ультиматумов отношения с ними не восстановить.

За постсоветское двадцатилетие доверие между народами было разрушено. На Кавказе говорят, что доверие – как бумага, раз помнешь — идеальным уже не будет никогда, как ни ровняй. За это время столько раз сжимались кулаки у желающих взять реванш, что не надо строить призрачных иллюзий, будто в одночасье все можно начать с чистого листа. Начать можно только со строительства доверия!

Ради этого можно привлечь профессионалов, и, наконец, в устраивающей все стороны форме подписать договор о неприменении силы в рамках Женевских дискуссий. В конце концов, что стоит Грузии отказаться от терминов «оккупированные территории» или закрыть музей оккупации в центре Тбилиси?

Как только наступит хоть небольшая политическая оттепель, уже можно приступать к реализации экономических проектов.

Повторюсь, здесь очень тонкая грань между экономикой и политикой, и нужна филигранная техника, чтобы экономические проекты повлекли за собой политическую стабильность. Да, это сложно (обычно удачные экономические отношения выстраиваются благодаря политическому партнерству, а в данном случае наоборот), но возможно.

На Южную Осетию нужно смотреть не как на камень преткновения, а как на возможность, призванную сблизить братские народы. Через Южную Осетию лежит путь к сотрудничеству с Россией.

- Вы как бизнесмен можете предложить конкретные экономические проекты?

Недавно я выступил с инициативой провести встречу грузинских и осетинских бизнесменов. Обе стороны выразили готовность. Но хочу отметить, что и грузинские и осетинские предприниматели говорят: пока граница закрыта, экономические проекты осуществлять нет возможности. Вот и пример, как тесно переплетены политика с экономикой.

А главный вывод в том, что раз есть готовность к сотрудничеству с обеих сторон, власти тоже надо послать одобрительные сигналы (это может быть что угодно - договоренности в рамках Женевских переговоров, двусторонние соглашения и т.д.).

В России, конечно, тоже не должны строить необоснованных ожиданий. Скажем, наивно надеяться, что завтра Грузия объявит о смене курса и выберет исключительно пророссийский вектор. Евроинтеграция – это выбор народа Грузии. И новые власти просто не могут сказать, что отказываются от этого. Но грузинский народ желает и добрососедских отношений с Россией.

Так что новые власти обязаны учитывать и этот фактор. У Грузии нет альтернативы многовекторной политике. При этом не исключено, что через какое-то время новому руководству Грузии удастся выработать политику нейтралитета. Это для Грузии идеальный вариант, гарантирующий стабильность в политике и экономике. Конечно, для такого варианта развития необходимо время.

- В декабре в Москву приезжает Католикос-Патриарх Илия Второй, может ли этот визит стать неким сигналом для политиков?

- Однозначно. Католикос является высшим духовным авторитетом и для грузин, и для русских, и для осетин. Напомню, Илия Второй родился в Осетии, там и сейчас его дом считается общественным достоянием.

Безусловно, он может внести перелом в российско-грузинские отношения. Именно Католикос приехал в Россию после августовских событий и прервал духовную блокаду между странами. Уже после его визита в Россию стали вновь приезжать грузинские общественные деятели, певцы и актеры, политики.

Вполне возможно, что и нынешний визит духовного лидера станет во многом эпохальным.

Не исключаю, что в делегации Католикоса будет и Зураб Абашидзе, который отвечает за налаживание отношений между странами. Он долгое время был представителем православной церкви, советником Патриарха.

Конечно, церкви впрямую повлиять на политические отношения не могут, это не их функция. Но указать тот самый верный путь к пониманию и диалогу и есть предназначение духовных лидеров. И не надо забывать, что наши народы молятся одним и тем же святым, ходят в одни и те же храмы. Духовные нити столь прочны, что именно на их основе и возможно созидательное начало.

- Давайте вернемся к делам мирским. Ассамблея народов Грузии готова осуществлять конкретные проекты, направленные на улучшение отношений между Россией, Грузией и Южной Осетией?

- Ассамблея на протяжении четырех лет работает по линии народной дипломатии. И даже в очень трудные для взаимоотношений между странами времена нам удавалось осуществлять совместные проекты. Сейчас открылись новые перспективы для реализации подобных инициатив.

Мы подготовили масштабную программу. Например, уже в этом году Ассамблея даст старт проекту, который будет осуществляться совместно с Московским государственным университетом имени Ломоносова. Проект поддержали всемирно известные ученые, общественные деятели, авторитетные люди. Ученые, эксперты и аналитики на площадке МГУ представят проекты и концепции по возможным совместным проектам в разных областях - от науки до экономики.

Планируем мы провести и большую бизнес-конференцию. Я хочу повторить, что налаживание отношений с Абхазией и Южной Осетией в значительной степени будет носить не политический, а экономический характер. Все зависит от того, насколько привлекательную и эффективную экономическую модель удастся выстроить, создать условия для работы и жизни для жителей этих регионов.

Я, как гражданин и человек, который многие годы занимается народной дипломатией, вместе со своими соратниками готов оказать любую посильную помощь для осуществления проектов, направленных на восстановление доверия между Грузией и Осетий, между Грузией и Россией.

- Могли бы Вы назвать некоторые экономические проекты, которые могут сблизить Грузию с Южной Осетией и Россией?

- Конечно, начинать надо с открытия дороги. Когда люди начнут беспрепятственно пересекать границу, ездить друг к другу в гости, работать, налаживать торговлю, обиды и непонимание уйдут на задний план.

Напомню, что не так давно существовала Эргнетская ярмарка, которая была островком понимания между уже разделенными войной и конфликтом осетинами и грузинами. Но в Эргнети без проблем торговали грузины и осетины товаром из Грузии, Осетии и России, а в ходу были и рубли и лари.

В 2004 году новые власти Грузии начали жесткую борьбу с контрабандой и разогнали Эргнетский рынок. И хочу заметить, что вскоре возник новый виток противостояния между Цхинвалом и Тбилиси.

Сейчас необходимо создать такую площадку, где будут представлены товары из трех стран. Ассамблея народов Грузии готова оказать содействие в организации такой торгово-экономической площадки. Более того, так как сейчас очень важное место занимает Интернет, мы готовы создать общую Интернет-площадку для бизнесменов из Южной Осетии, Грузии и России. Здесь они смогут обмениваться информацией, заключать договора, а затем уже совершать реальные торговые операции.

Виртуальный проект может перейти в реальность, если будет прослеживаться политическая воля и будет восстановлено дорожное сообщение.

- Как вы себе представляете открытие в Южной Осетии мощного перерабатывающего комбината сельскохозяйственных продуктов, если это не будет связано с Грузией или Россией?

- Энергетическая безопасность этого региона также может стать мощным стимулом для экономических проектов.

В России есть мощности, которые уже вырабатывают излишнюю энергию, которую надо продавать. Здесь возможны договоренности по транзитным проектам. Не исключены договоренности, в том числе и по транзиту газа (газопровод доведен до Осетии). Глобальных проектов можно перечислить множество.

Не надо также забывать, что транзит грузов через Грузию и Осетию намного дешевле, чем через Иран, Азербайджан и т.д.

С политической точки зрения нужно учитывать армянский фактор. Ереван - один из основных партнеров на Кавказе для России. И здесь будут рады, если кроме дороги через Верхний Ларс, которая закрывается из-за погодных условий зимой, будет открыт путь через Южную Осетию. В этом регионе традиционно переплетены интересы разных стран, и есть много точек соприкосновения. Просто надо научиться выстраивать партнерские отношения.

- Вы покинули Грузию из-за того, что вступили в открытый конфликт с Саакашвили. В изгнании оказались многие общественные деятели и бизнесмены. С приходом новой власти вернутся ли они в Грузию? Вы сами готовы к этому?

- Если говорить эмоционально, то виртуально я Грузию никогда не покидал. Я жил с грузинским народом, всегда старался оказать содействие при малейшем намеке на возможность урегулирования противостояния, занимался осуществлением гуманитарных проектов по оказанию помощи беженцам и вынужденным переселенцам после трагических событий. Я надеюсь, что все представители народов-выходцев из Грузии это достойно осмыслили и помнят.

Как и в 2009 году, я недавно обратился с открытым письмом к грузинскому народу. И сейчас еще раз хочу повторить, что без языка прощения и покаяния у детей Грузии, детей Кавказа нет будущего. Нет будущего у политиков, если они говорят на языке ненависти.

Я не сомневаюсь, что люди, которым пришлось покинуть Грузию из-за вероломства Саакашвили, с приходом новой власти готовы помочь стране встать на ноги, вновь вкладывать средства в бизнес и развитие. Для этого новые власти Грузии должны сделать ряд шагов, которые вернут доверие к стране. Я на это очень надеюсь.

По крайней мере, уже в мае 2013 года Ассамблея народов Грузии намерена отметить пятилетний юбилей в Тбилиси. И надеюсь, это станет для многих тем самым свидетельством, что Грузия вновь становится безопасной и гостеприимной страной.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".