Статья
14 Ноября 2017 10:45

Найти Сечина

Российский писатель, журналист, политтехнолог  Марина Юденич о вызове Сечина в суд 

Ну ладно.
Я долго молчала, я била себя по рукам, я набирала в рот воды, я читала вслух и про себя мантры и таблицу умножения. Словом, делала все, чтобы сохранить эту тайну.
Но я — человек
Человек — слаб
Потому — вот вам сакральное
То что вы давно хотели знать, о чем смутно догадывались, слышали — а вернее пытались подслушать — в высоких приемных.
Имя
Вернее имена
Самых влиятельных людей в стране
Возможно, даже...ну вы меня поняли. Не технократов, но силовиков.
Все как вы любите
Их зовут Павел Филипчук и Борис Непорожный.
Они прокуроры.
Ну то есть пока прокуроры, потому что 8 ноября 2017 года эти люди ясно дали понять городу и миру, что они много-много больше.
Какие ваши доказательства? — спросите вы меня
И я отвечу: их есть.
Нужно только уметь читать и анализировать открытые источники
Слушайте.
И не говорите потом, что не слышали
Шёл 14 день процесса над экс-министром Улюкаевым.
Это был довольно рутинный день, стороны рассматривали доказательства, заявленные обвинением
Заявленные, понимаете?
Это важно.
Потому что из этого следует, что всё — и всех! — кого обвинение хотело видеть в процессе оно суду уже заявило.
Все известно, все названо, перечислено на бумаге, осталось только рассмотреть, огласить, заслушать и допросить в зале суда.
Доказательства можно считать исчерпанными и собранными в полном объеме.
Вещдоки представлены, обстоятельства передачи взятки установлены, фраза из прослушки «приношу извинения, что затянули с поручением. Командировки были, пока туда-сюда, собрали объем. Ну, можешь считать, задание выполнено» — явно не относится ни к колбаскам, ни к вину, а свидетельствует о том, что оба собеседника понимают, что речь идет о конкретном предмете и конкретной сумме.
Как вдруг.
В каком-то отчаянном порыве прокурор выкрикнул имя Сечина
Как будто на новгородском вече, где решение принималось по силе крика.
Как будто пытаясь на бегу, в страшно спешке заскочить на подножку последнего вагона уходящего поезда.
У присутствующих сложилось впечатление, что где-то произошел системный сбой программы.
В ней, в программе было четко прописано, что оглашение доказательств полагается завершить. Но какая-то неведомая сила жёстко и неумолимо заставила прокурора выкрикнуть имя Сечина.
Опешили все — и судья, и защита Улюкаева
Последняя, не вполне веря своему счастью, немедленно согласилась
Судья аккуратно уточнила: обеспечит ли обвинение явку свидетеля Сечина
Тут настал звездный час второго нашего героя — прокурора Филипчука, который в каком-то хмельном заячьем запале гордо заявил суду: да, обеспечим!

Теперь будет небольшое и отнюдь не лирическое отступление, в рамках которого — уже безо всякой иронии — я хочу прояснить несколько очень важных моментов.
Да, Игорь Иванович Сечин — гражданин РФ, обязанный соблюдать и исполнять все законы и подзаконные акты, действующие на территории страны.
Да, решение органов судебной власти также обязательны для Игоря Ивановича Сечина как для любого другого гражданина России.
Но!
Идиотизм ситуации с внезапным вызовом Сечина в суд заключается в том, что всякий раз, когда требовалось его присутствие — честно являлся по долгу служителей закона и принимал участие в необходимых следственных действиях.
Четыре раза — четыре, Постум! — Сечин как добропорядочный гражданин выполнял все, что предписывало ему следствие.
Четыре раза сотрудники прокуратуры без каких бы то ни было проблем согласовывали с Сечиным и время, и место проведения следственных действий, и проводили эти самые действия с участием Сечина.
Не под конвоем же его водили, не при помощи судебных приставов.
Почему теперь все пошло иначе?
Почему прокуратура не внесла Сечина в список свидетелей обвинения загодя, как это принято в судебной практике?
Почему спокойно и — опять же загодя — не согласовала с ним время, когда свидетелю надлежит явиться в суд и дать показания?
Ведь целых четыре раза все складывалось у них хорошо.
И вот.
Почему выкрикивать имя собственного свидетеля прокурору пришлось вдруг, внезапно, в адской спешке и чуть ли не суматохе.
Почему для того, чтобы выяснить график Сечина — понимаем, что не самого свободного и не самого открытого человека в стране — государственному обвинению пришлось прибегать к помощи судебных приставов и журналистов.
С последними — все понятно.
Ребята поймали небывалый хайп, с которого не соскочат ещё очень долго. Порадуемся за них.
Приставы — люди служивые, будут действовать строго в рамках закона, отправляя повестки и направляя запросы.
Вопрос: зачем этот хайп и эта бюрократическая тягомотина понадобилась прокуратуре?
Ну не рассматривать же всерьёз то, с чего начала — версию о небывалой самостоятельности и внезапном помрачении двух прокуроров, которые таким образом решили заявить о себе городу и миру.
Тогда — что?
Не хочется впадать в конспироолгию, но не могу не вспомнить ещё одну прокурорскую...эмм, скажем так, странность, проступившую в этом процессе.
Уже в первые дни в суде стали твориться какие-то совершенно удивительные вещи.
Обнародовали прослушку.
На всякий случай, двух очень больших дядек, один из которых — действующий федеральный министр, другой — глава крупнейшей государственной корпорации.
Вы помните хотя бы один судебный процесс такого рода, с которого «утекла» бы прослушка?
Я — нет.
Зато хорошо помню, что при одном только упоминании чиновника гораздо меньшего уровня, прокуратура ложилась костьми, требуя процесс закрыть, потому что могут прозвучать сведения, содержащие государственную тайну.
И суд немедленно соглашался.
И вот.
Утром в газете, вечером в куплете.
То есть, утром в зале суда, через 10 минут в телеграм-каналах.
И вопрос — что это и кому это выгодно? — повисает в воздухе.
И можно конечно согласиться с Сечиным и порассуждать о «профессиональном кретинизме»
А можно поспорить с Сечиным.
И подумать о чем-то более серьезном.

Марина Юденич, источник: https://marina-yudenich.livejournal.com/1392480.html
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".