Статья
14 Января 2015 13:45

Не для печати

Русскому человеку, как известно, лишь дай повод выпить. Русскому журналисту, как известно, и повода никакого не надо — он хоть каждый день может сидеть в каком-нибудь «Жан Жаке» и предаваться там ощущению своей четвертой власти над всем тем миром, который в «Жан Жак» не помещается.

Раз в году, впрочем, русский журналист становится русским человеком в полном смысле этого слова, поскольку может заказать себе в «Жан Жаке» по поводу в то же самое время, в какое повод есть и у любого другого русского человека. Так уж получилось, что день старого Нового года в нашей стране совпадает с Днем российской печати.

Повод, впрочем, не столько радостный, сколько печальный. Заместитель министра связи (а по какой-то странной причуде за средства массовой информации в нашей стране отвечают связисты) накануне предупредил население, что из-за падения курса рубля цены на печатные издания в текущем году вырастут на десятки процентов.

Ну вот казалось бы, что может быть более импортозащищенным, чем газеты и журналы на русском языке? Люди в них работают только русские, пишут на темы, интересующие исключительно русских, бумагой вроде бы мы тоже сами себя обеспечиваем — все-таки в самой большой стране мира живем, с лесами у нас всё в порядке.

Ан нет, оказывается, за валюту покупается полиграфическая краска, а также, внимание, «компоненты для промывки машин», что бы это ни значило (ну я правда не знаю, невежда). То есть получается, что в стоимости печатных изданий в стране как минимум треть — это стоимость краски и компонентов для промывки машин. И только остальные две трети — собственно, труд журналистов. Не считая рекламы.

Рекламный рынок тоже, разумеется, схлопывается, но это падение имеет примерно одинаковое влияние на любые виды СМИ. А вот краска и компоненты для промывки машин (каких машин?!) — это серьезно. И, быть может, именно это объяснит, наконец, отечественным печатным изданиям, что они больше никому не нужны.
У печатных СМИ на сегодня есть только одно явное преимущество

Ну действительно — чем печатное издание лучше издания электронного? Да ничем. Во-первых, нужны краски и компоненты промывки машин. Во-вторых, нужна бумага и типография. В-третьих, нужна верстка, а это как минимум два-три лишних человека с высокой зарплатой. В-четвертых, в печатном издании не проиллюстрируешь материал фоточкой из публичного доступа. То есть нужен фотограф. В-пятых, верстка с подбором правильных фоточек — процесс коллективный, то есть обязательно требует офиса. Удаленно делать это неэффективно. И это только производственные расходы.

А есть и творческие ограничения. Во-первых, верстка печатного издания имеет, возможно, и гибкую, но структуру. То, что называется «сетка». И каждый автор должен вписаться в отведенное ему место вне зависимости от того, сколько именно он хочет сказать. В результате мы имеем или тексты, содержание которых ничего не добавляет к их заголовку, или же наоборот — тексты, скомканные из-за того, что не удается изложить всю фактуру в предложенном объеме. Во-вторых, газета редко предполагает более одной иллюстрации на материал, а фотограф снимает на месте сотни таких иллюстраций. В-третьих, в газете нельзя опубликовать видео или звук. В-четвертых, современные способы подачи материала в интернет-СМИ уже гораздо ближе к телевидению, чем к печатным изданиям, а подача — ключ к восприятию.

У печатных СМИ на сегодня есть только одно явное преимущество — для их прочтения не нужно иметь интернет и компьютер. И еще некоторое время назад это преимущество было ключевым, поскольку чиновники и депутаты предпочитали читать с бумаги, и печатные издания, лежащие в приемных, служили инструментом передачи важных сигналов от одних элитных групп другим. Но времена изменились. Теперь у каждого депутата есть планшет, а у каждого чиновника на столе стоит компьютер, и чиновник умеет им пользоваться. А даже если и нет — то распечатать материал из интернета куда как проще, нежели оцифровать материал, изначально опубликованный на бумаге. То есть преимущество стало условным.

Ну и зачем тогда всё это? Вот все эти печатные газеты и журналы? Получается — ни за чем.

Есть, конечно, и альтернативные взгляды на эту проблему. Вот, например, французский журнал Charlie Hebdo, печатающий карикатуры  про всё. Еще несколько дней назад мало кто слышал про это издание за пределами Франции, да и в самой Франции с ее 66 миллионами населения журнал имел тираж в 60 тысяч экземпляров. Один из тысячи французов покупал этот журнал.
В последний год в России появилось довольно много изданий, которые вообще существуют вне какой-либо бизнес-модели

Теперь же, после того как террористы убили 10 человек в редакции этого журнала, его очередной номер выходит тиражом в 3 миллиона экземпляров на многих языках мира. И весь этот тираж, вероятно, будет раскуплен.

Но, во-первых, вряд ли Charlie Hebdo теперь будет выходить таким тиражом всегда. Во-вторых, заплаченная за такое повышение тиража цена чересчур высока. А в-третьих, в нашей стране такое вряд ли сработает — у нас есть печатные издания, где были убиты не один и не два журналиста, однако их тиражу это не помогло.

Зато в последний год в России появилось довольно много изданий, которые вообще существуют вне какой-либо бизнес-модели. Причем некоторые из таких изданий, как, например, «Спутник и Погром», играют довольно существенную роль в медиасреде и даже цитируются на крайне консервативных федеральных телеканалах. Эти издания очень отличаются от того, что было еще несколько месяцев назад, — они отлично иллюстрированы, они применяют совершенную подачу. И при этом никаких редакций, никаких офисов, ничего. Бесплатная блог-платформа Wordpress на недорогом хостинге — и всё. Ну и, разумеется, энтузиазм.

Замминистра Волин предрекает, что в текущем году множество журналистов лишится работы. Но вряд ли эти люди лишатся призвания. Они все равно продолжат работать, благо примеров вроде того же «СиП», «Батенька, да вы трансформер» или «Кашин» перед глазами теперь не один и не два. И довольно скоро мы увидим перетекание аудитории к таким вот сильно персонализированным интернет-изданиям, а за аудиторией, несомненно, начнет переориентироваться и скукожившийся рекламный рынок. Ведь захотят такие издания гораздо меньше, чем их бумажные старшие братья.

И, кажется, наступивший год станет переломным в судьбе бумажных изданий в России.

Выживет, пожалуй, только журнал «Флирт».

Максим Кононенко специально для «Актуальных комментариев»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".