Статья
20 Марта 2011 12:31

Не- совершенный человек

<p>Наш мозг, как и тело, в ходе эволюции формировался достаточно случайно, из "подручных материалов" природы и являет собой, так называемый клудж - нелепое, неуклюжее, но удивительно эффективное решение проблемы.</p>
Комментарии экспертов
<p>Идея книги Маркуса выглядит очень многообещающей. Мы, люди, уже поняли, что наши тела несовершенны, что мы вовсе не являемся венцом творения, но это не касается нашего мозга — который мы, словно во времена Фомы Аквинского, продолжаем считать идеальным инструментом познания и мышления. В действительности же, говорит автор, мозг представляет из себя клудж — кустарное инженерное сооружение, когда вы делаете какое-то устройство из подручных средств, совершенно не приспособленных для этого. Мозг человека состоит из нескольких частей, самый древний из которых объединяет нас с динозаврами и отвечает за дыхание и равновесие. Наиболее развитая часть нашего мозга появилась по меркам эволюции совсем недавно, несколько сотен тысяч лет назад, но и она не предназначалась для решения всех тех задач, которые ставит перед нами современная культура. Мы используем древнее устройство, созданное эволюцией в спешке и суматохе, случайно, в попытках получать образование, принимать решения, касающиеся жизни других людей в условиях нехватки информации и т.п. Ничего удивительного, что у нас получается плохо.</p>
<p>Некоторые авторы утверждают, что несовершенство человеческой памяти, скажем, разгружает наше сознание, делая нас более восприимчивыми к новому и приглушая боль от прошлых потерь. Маркус считает, что это полная ерунда. Совершенная память, сопоставимая с памятью современных компьютеров, позволила людям действовать более эффективно, а нынешняя наша забывчивость обусловлена тем, что нашим эволюционным предкам, крысам или кроликам, не приходилось запоминать наизусть телефонные номера, даты исторических событий или то, что нужно заехать за молоком по дороге с работы. Несовершенство памяти в свою очередь делает нас уязвимым к различным манипуляциям (классический, хотя и не вполне эмпирически подтверждаемый пример изложен у Оруэлла: никто не помнит, с кем воевала Евразия всего четыре года назад). Большинство наших решений отнюдь нельзя назвать рациональными (привет стандартной экономической теории!). Наш язык является очень хорошим, но все же чрезвычайно несовершенным инструментом коммуникации и познания. Короче говоря, если бы человек проектировался инженерами, их уволили бы с работы. Но у эволюции не было работодателя, она старалась на общественных началах.</p>
<p>В итоге та теоретическая проблема, вокруг которой строится текст Маркуса, звучит так: можно ли представить себе сознание, более совершенное, чем человеческое или же наша когнитивная картина мира является чем-то вроде предельного и одновременно универсального случая, на кончике эволюции возникает-таки что-то вроде венца творения? Понятно, что этот вопрос имеет как минимум два возможных прикладных применения: во-первых, это конструирование искусственного интеллекта (обречены ли мы конструировать человека или можно сделать что-то получше?), во-вторых, это спекуляции на тему возможного внеземного разума — исходя из наших нынешних представлений в области астрофизики он практически наверняка существует на одной из многочисленных экзопланет, другое дело, что вероятность встречи с ним пренебрежительно мала. В случае с искусственным интеллектом такая постановка вопроса заставляет заодно усомниться в адекватности самого стандартного аргумента против компьютерного разума («он не настоящий, потому что у него нет чувств как у человека»): человеческая уникальность в этом контексте — это уникальность нелепого клуджа, машины, сделанной из кусков генетического мусора. Чувства — это не «фича», а «баг» настоящего разума, и это даже при том, что современная когнитивная наука утверждает, что разделение разума и чувств, идущее от Аристотеля, вообще говоря ложно — каждое интеллектуальное усилие имеет эмоциональную окраску и без нее не существует (см. работы Antonio Damasio об emotional mind).</p>
<p>Проблема книги Маркуса заключается в том, что заявив предметом своего обсуждения мозг как клудж, он неожиданно оказывается на сопредельном поле и рассказывает о сознании и многочисленных психологических экспериментах, доказывающих несовершенство, контекстуальность, нашей психической жизни (аквалангисты, запоминавшие слова под водой, вспоминали их быстрее тоже под водой и т.п.) Маркус никак не проясняет этого концептуального сдвига, так что мозг в тексте вдруг начинает отождествляться с сознанием, а увлекательная история об эволюции превращается в пространный научно-популярный доклад о некоторых данных эмпирической психологии.</p>
<p><strong> Гари Маркус "Несовершенный человек. Случайность эволюции мозга и ее последствия". М.: Альпина Нон-фикшн, 2010</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".