Статья
47 20 Марта 2011 12:31

Не- совершенный человек

Наш мозг, как и тело, в ходе эволюции формировался достаточно случайно, из "подручных материалов" природы и являет собой, так называемый клудж - нелепое, неуклюжее, но удивительно эффективное решение проблемы.

Комментарии экспертов

Идея книги Маркуса выглядит очень многообещающей. Мы, люди, уже поняли, что наши тела несовершенны, что мы вовсе не являемся венцом творения, но это не касается нашего мозга — который мы, словно во времена Фомы Аквинского, продолжаем считать идеальным инструментом познания и мышления. В действительности же, говорит автор, мозг представляет из себя клудж — кустарное инженерное сооружение, когда вы делаете какое-то устройство из подручных средств, совершенно не приспособленных для этого. Мозг человека состоит из нескольких частей, самый древний из которых объединяет нас с динозаврами и отвечает за дыхание и равновесие. Наиболее развитая часть нашего мозга появилась по меркам эволюции совсем недавно, несколько сотен тысяч лет назад, но и она не предназначалась для решения всех тех задач, которые ставит перед нами современная культура. Мы используем древнее устройство, созданное эволюцией в спешке и суматохе, случайно, в попытках получать образование, принимать решения, касающиеся жизни других людей в условиях нехватки информации и т.п. Ничего удивительного, что у нас получается плохо.

Некоторые авторы утверждают, что несовершенство человеческой памяти, скажем, разгружает наше сознание, делая нас более восприимчивыми к новому и приглушая боль от прошлых потерь. Маркус считает, что это полная ерунда. Совершенная память, сопоставимая с памятью современных компьютеров, позволила людям действовать более эффективно, а нынешняя наша забывчивость обусловлена тем, что нашим эволюционным предкам, крысам или кроликам, не приходилось запоминать наизусть телефонные номера, даты исторических событий или то, что нужно заехать за молоком по дороге с работы. Несовершенство памяти в свою очередь делает нас уязвимым к различным манипуляциям (классический, хотя и не вполне эмпирически подтверждаемый пример изложен у Оруэлла: никто не помнит, с кем воевала Евразия всего четыре года назад). Большинство наших решений отнюдь нельзя назвать рациональными (привет стандартной экономической теории!). Наш язык является очень хорошим, но все же чрезвычайно несовершенным инструментом коммуникации и познания. Короче говоря, если бы человек проектировался инженерами, их уволили бы с работы. Но у эволюции не было работодателя, она старалась на общественных началах.

В итоге та теоретическая проблема, вокруг которой строится текст Маркуса, звучит так: можно ли представить себе сознание, более совершенное, чем человеческое или же наша когнитивная картина мира является чем-то вроде предельного и одновременно универсального случая, на кончике эволюции возникает-таки что-то вроде венца творения? Понятно, что этот вопрос имеет как минимум два возможных прикладных применения: во-первых, это конструирование искусственного интеллекта (обречены ли мы конструировать человека или можно сделать что-то получше?), во-вторых, это спекуляции на тему возможного внеземного разума — исходя из наших нынешних представлений в области астрофизики он практически наверняка существует на одной из многочисленных экзопланет, другое дело, что вероятность встречи с ним пренебрежительно мала. В случае с искусственным интеллектом такая постановка вопроса заставляет заодно усомниться в адекватности самого стандартного аргумента против компьютерного разума («он не настоящий, потому что у него нет чувств как у человека»): человеческая уникальность в этом контексте — это уникальность нелепого клуджа, машины, сделанной из кусков генетического мусора. Чувства — это не «фича», а «баг» настоящего разума, и это даже при том, что современная когнитивная наука утверждает, что разделение разума и чувств, идущее от Аристотеля, вообще говоря ложно — каждое интеллектуальное усилие имеет эмоциональную окраску и без нее не существует (см. работы Antonio Damasio об emotional mind).

Проблема книги Маркуса заключается в том, что заявив предметом своего обсуждения мозг как клудж, он неожиданно оказывается на сопредельном поле и рассказывает о сознании и многочисленных психологических экспериментах, доказывающих несовершенство, контекстуальность, нашей психической жизни (аквалангисты, запоминавшие слова под водой, вспоминали их быстрее тоже под водой и т.п.) Маркус никак не проясняет этого концептуального сдвига, так что мозг в тексте вдруг начинает отождествляться с сознанием, а увлекательная история об эволюции превращается в пространный научно-популярный доклад о некоторых данных эмпирической психологии.

 Гари Маркус "Несовершенный человек. Случайность эволюции мозга и ее последствия". М.: Альпина Нон-фикшн, 2010


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".