Комментарий
1 Июня 2009 0:00

Недетские защитники

Михаил Бударагин публицистМихаил Бударагин

Михаил Бударагин
публицистМихаил Бударагин

День защиты детей — самый грустный российский праздник. И даже не потому, что сотни тысяч тех самых детей, которых «защищают» родители, государство и общество, бездомны, безнадзорны, голодны или больны.

А потому, что там, где заканчиваются средней пафосности (вследствие скудного финансирования) и бессмысленности «мероприятия», начинается жизнь, в которой детству нет места.

И ладно бы взрослые честно признались в том, что нет им до детей никакого дела ни на каком «уровне», кроме — в лучшем случае — своей собственной семьи. Нет, общее смысловое обнищание оборачивается громкими заявлениями о «поддержке», «развитии» и «углублении». Если в школе вводится ЕГЭ, то из этой глупости непременно нужно сделать пропагандистскую кампанию, которую даже разоблачать не нужно. Глупость почти всегда сама себя разоблачает.

Если девочку Сандру возвращают в Россию из Португалии вместе с матерью очень нестрогих нравов, то жизненно необходимо представить эту сомнительную историю торжеством отечественной внешней политики. Нужен сюжет на «НТВ», в котором лояльнейший текст меркнет на фоне чудовищной картинки.

Российский МИД надувает щеки и призывает журналистов вести себя прилично — ровно до тех пор, пока в «жж» не выкладывают судебное решение о передаче Сандры биологической матери. Из этого документа, который МИДу был известен, неожиданно явствует, что:

j) Благодаря посредничеству друзей, в ноябре 2005 года ребёнок был вручён Марии  Ф. (Марии Флоринде Вьейра) и её мужу Ж. Мануэл (Жозе Мануэл Пинейру) лично матерью, которая не имела жилищных условий и постоянной работы. k) Ребёнок демонстрировал симптомы недоедания и страдал от очевидной запущенности в отношении питания, гигиены и здоровья. l) Впервые в жизни ребёнок стал получать нормальное питание и регулярные медицинские услуги.

<…>

n) Мать ребёнка навещала его с некоторой регулярностью, поддерживая хорошие отношения с приёмной семьёй, оповещая их заранее, когда намерена встретиться с ребёнком — просьба, которую приёмная семья всегда удовлетворяла. В это время ребёнок проводил некоторое время в обществе матери у неё в доме или в доме приёмной семьи. o) На эти встречи мать являлась в состоянии алкогольного опьянения и в сопровождении мужчин. p) В этот период мать ребёнка имела как минимум ещё одну любовную связь(думаю, речь идёт о «ещё одной плюс к папаше Александры) прим.моё) q) Она также ни разу не приняла материального участия в содержании ребёнка, и Мария Ф. ни разу у неё этого не потребовала.

<…>

ad) Мария Ф. и муж предложили ей работу, но она отказалась. ae) Мать вступила в очередную любовную связь, которую не намерена продолжать.

<…>

ak) Перед тем, как выехать из своей страны, мать не жила с родителями и никогда не содержала старшую дочь. al) Старшей сестрой ребёнка Александры всегда занимались родители матери, а сама мать, пока жила в России, навещала их по выходным. am) В России мать Александры, будучи разведённой, вступала в беспорядочные любовные связи. an) Недавно мать в алкогольном опьянении была обнаружена на крыше автобуса, и потребовалось участие полиции и помощь пожарных служб, чтобы её оттуда снять. Будучи снятой, вела себя агрессивно и была препровождена в Психиатрическое отделение госпиталя S. Marcos, а оттуда — в психиатрическое заведение, где была госпитализирована, и откуда вышла на следующий день, невзирая на требования врачей продолжить лечение. ao) В настоящее время ребёнок Александра обладает хорошим здоровьем и развивается нормально для своего возраста, хотя и нуждается в сеансах психотерапии. ap) Ребёнок любит приёмных родителей и называет их «мама» и «папа».

Итак, под разговоры о злых зарубежных усыновителях, о «воссоединении семьи» российские чиновники зачем-то выписали на Родину алкоголичку Наталью Зарубину, которая не умеет и не хочет работать, которая бросила сначала старшую дочь, а затем и младшую и т.д. Этому существу торжественно вручили шестилетнюю Сандру, вырванную из привычной для себя среды, отнятую у людей, которых она называла «мама» и «папа», перевезенную в страну, языка которой она не знает к людям, который ее не любят и никогда не любили.

Я не знаю, что подлее можно выдумать.

Если бы чиновники занимались своими попилами и откатами, крышеванием бизнеса (в кризис, кстати, хоть один бы честный человек опустил бы ценник, а) и не разговаривали бы о «духовности» и не трогали бы детей, к ним было бы, честное слово, гораздо меньше претензий.

Убедить португальцев, что от Натальи Зарубиной стоит избавиться — нехитрое искусство, но стоило ли поднимать эту неприглядную историю на щит? Захотелось мирской славы — вот, мол, мы полезным делом заняты, детей выручаем

Лучше бы не выручали, лучше бы, «выручив», помалкивали пристыжено.

«Защита» детей, которая происходит вот так — это хуже, чем убийство: девочке Сандре еще сколько лет мучиться потому лишь, что взрослые проявили неожиданно щедрую заботу, даже на минуту не попытавшись представить, а что будет чувствовать она, а кого она считает родителями, а с кем ей хорошо, с «биологической матерью» или с людьми, которых она любит.

У нас ведь защита не имеет ничего общего ни с пониманием, ни с любовью: взял за шкирку и давай защищать, пока не надоело.

Детей не нужно защищать.

Их нужно любить, в них нужно верить, им нужно доверять. Их не нужно считать глупее или наивнее взрослых. Они — не глупее и не наивнее, они просто не умеют выдавать подлости за доблести.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".