Статья
8 Декабря 2011 15:24

НеПРОстая тема

Заседание Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел состоялось в четверг в Брюсселе.

Российскую делегацию возглавил глава МИД РФ Сергей Лавров.

В заседании, кроме глав МИД стран-участниц НАТО, приняли участие и представители стран, чьи войска участвуют в операциях Международных сил содействия безопасности, которые действуют в Афганистане под эгидой НАТО

Заседание проходило в закрытом режиме и сильно затянулось - оно продолжалось на час дольше запланированного времени. Это и не удивительно, ведь в центре внимания встречи - подходы российской стороны к взаимодействию с НАТО по ПРО в контексте заявления президента РФ Дмитрия Медведева. А тема эта очень непростая для обеих сторон.

Кроме того, Сергей Лавров поднял тему Ливии и неприемлемости повторения «ливийского сценария» где бы то ни было еще.

Примечательно, что на заседание госсекретарь США Хиллари Клинтон прибыла в зеленом жакете, что, как говорят наблюдатели, означает знак примирения.

Открывая заседание, Андерс Фог Расмуссен заявил, что ПРО НАТО не угрожает России, и альянс продолжит переговоры с Москвой по этому поводу.

Генсек альянса высказал мнение о том, что Россия тоже подвергается ракетным угрозам и поэтому целесообразно сотрудничать с НАТО по их отражению.

По его словам, в предстоящие месяцы диалог по ПРО продолжится.

Расмуссен рассчитывает, что Россия и альянс на саммите в Чикаго в мае 2012 года подтвердят свои обязательства о неприменении силы друг против друга.

«В 1997 году, когда Россия и НАТО одобрили первый основополагающий документ, который называется Основополагающим актом, это был первый документ, который структурировал отношения между НАТО и Россией, и уже тогда, в 1997 году, мы провозгласили, что мы не будем использовать силу друг против друга», - сказал генсек на брифинге по итогам заседания.

«Это серьезное политическое заявление, серьезная политическая гарантия, если хотите», - подчеркнул Расмуссен.

Генсек альянса напомнил, что в следующем году исполняется 15-я годовщина подписания данного документа, а также 10-я годовщина создания СРН (Совета Россия-НАТО).

«У нас есть два отличных повода, чтобы отпраздновать в Чикаго, и мы можем это сделать, освежив то, что мы решили много-много лет назад, а именно не использовать силу друг против друга», - сказал он.

В НАТО серьезно относятся к опасениям РФ относительно направленности европейской ПРО против России, заверил Расмуссен.

Он отметил, что в НАТО «слушают и слышат Россию».

«Я повторяю, что система ПРО НАТО не направлена против России. Мы не расцениваем Россию как врага, а расцениваем ее как партнера», - заявил генсек.

Со своей стороны глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров еще раз подчеркнул, что Москва выступает за юридическое оформление проблемы ПРО в Европе и не доверяет устным заверениям.

«Здесь помимо общих слов о доверии нужны юридические договоренности. Намерения, в том числе добрые, это дело временное, а военно-технический потенциал - это величина постоянная», - заявил российский министр.

Касаясь так называемого секторального подхода к проблеме ПРО, глава Лавров заявил, что «это уже не новая тема». Он указал на позицию НАТО, которая не хочет передоверять кому бы то ни было вопросы безопасности стран альянса.

«Мы хотим, чтобы они также уважали наше встречное право обеспечивать безопасность своей территории исключительно собственными силами. И когда планируемые элементы ПРО НАТО на территории государств альянса планируется располагать таким образом, что они будут видеть очень значительную территорию РФ, у нас, конечно же, это вызывает вопросы», - отметил министр иностранных дел России.

Лавров заключил, что «по целому ряду вопросов наши партнеры из НАТО не готовы к серьезному сотрудничеству, в частности, по ПРО».

Говоря об Афганистане, генсек НАТО заявил, что НАТО привержено помогать Афганистану и в построении его будущего.

«В НАТО надеются, что предпринимаемые усилия в Афганистане, не будут тщетными», - подчеркнул он.

«Мы все вместе внесли большой вклад в то, чтобы Афганистан был стабильным, безопасным и надежным», - заявил Расмуссен, выразив надежду на то, что в январе афганское правительство будет уверенно обеспечивать безопасность уже на половине территории страны.

Он напомнил, что полностью передача контроля над всей территорией страны от Международных сил содействия безопасности к правительству Афганистана произойдет в 2014 году. При этом, по его словам, все страны-участницы этих сил должны будут продолжать работать в сотрудничестве с афганскими властями и оказывать им посильное содействие.

«Наша роль (в Афганистане - ред.) изменится, но наша приверженность (содействовать - ред.) останется твердой», - заявил Расмуссен.

Лавров, со своей стороны, затронул тему итогов ливийской операции НАТО.

Глава МИД РФ уверен, что Совет безопасности ООН более не допустит повторения ситуации, которая сложилась вокруг резолюции 1973 по Ливии, и в дальнейшем будет предельно четко формулировать методы, которыми следует выполнять решения ООН.

«Я убежден, что Совет безопасности ООН впредь будет предельно четко формулировать те методы, которыми он хочет выполнять свои резолюции», - сказал российский министр.

«Мы подтвердили наше неприятие того, какими методами выполнялся мандат, содержащийся в резолюциях Совета безопасности ООН, когда в открытую нарушалось оружейной эмбарго на поставки оружия в Ливию, когда в открытую нарушался режим бесполетной зоны, и по сути дела, осуществлялась непосредственная боевая поддержка одной стороны в гражданской войне», - подчеркнул Лавров.

«Говорим мы об этом не для того, чтобы ругаться с нашими партнерами, а для того, чтобы понять, какими все-таки методами будет реализовываться на практике новая стратегическая концепция НАТО. Когда она разрабатывалась и впоследствии одобрялась, нас заверяли, что то, что там написано в отношении готовности НАТО уважать международное право и роль ООН, будет свято соблюдаться», - добавил глава российского внешнеполитического ведомства.

Комментарии экспертов
<p>Россия заявлением по ЕвроПРО показала, какие действия она предпримет,  если состояние конфликтности во время переговоров с НАТО будет развиваться. Без сомнения, Рассмусен пытается смягчить тот конфликт, который сформировался (по ЕвроПРО). Время для диалога между Россией и НАТО есть и его достаточно много.</p>
<p>Неизвестно, получится ли американцам развернуть технические системы, хватит ли денег сделать это в условиях серьезного экономического кризиса. За это время может серьезно измениться геополитическая ситуация. Россия рассчитывает вернуться к диалогу. Она просто сказала, что те условия, которые формулируют партнеры из НАТО и США, страну совершенно не устраивают.</p>
<p>Россия вынуждена усиливать свои ракетные системы, чтобы в случае необходимости иметь возможность подавить ракетные установки противника.<br />
 </p>
<p>По ПРО никаких договоренностей между НАТО и Россией не будет. Это не предполагалось с самого начала. Идею совместной европейской ПРО взамен американской Запад сразу не принял. В первую очередь США, потому что голос Европы здесь никакого значения не имеет. Система - американская, технологии  - тоже, деньги  - также американские. Европейцы только свою территорию представляют. Американцы же никогда ни свои средства нападения, ни средства защиты от нападения ни под никакой контроль двойной не передадут.</p>
<p>Невозможны никакие договоренности и по секторальной системе. На самом деле, США считают Россию потенциальным противником, потенциальным агрессором с точки зрения ядерного оружия. Дальше  просто начинаются игры чисто дипломатические на уровне публичных выступлений. На самом деле США сейчас не до обсуждения совместной ПРО. У них есть другие дела, а по этому вопросу, понятно, что договоренностей достигнуто не будет  - что обсуждать пустые проекты?</p>
<p>Просто одни политики США говорят жесткое «нет» инициативам России, а другие твердят, что двери открыты.  Позиция последних обусловлена тем, что США нужна помощь России в Афганистане (через нашу территорию идет транзит в Афганистан). Это очень существенная поддержка их довольно провальной операции. Такие миролюбивые заявления США связны с тем, что эта категория просто более вежлива, чем тех, кто говорит категорическое «нет»  инициативам России.</p>
<p>Но у нас нет оснований думать, что по вопросу ПРО в США есть голуби и ястребы. Наивно полагать, что с голубями будем договариваться. А потом голуби отодвинут в политике ястребов. На самом деле, никаких в этом смысле различий между ястребами и голубями нет. Просто одни воркуют, а другие порыкивают, но смысл того и другого звука одинаковый. Тональность разная. Голубей приятно слушать, но сути это не меняет. </p>
<p>Продолжение же диалога по ПРО – это некая дипломатическая тактика. Россия выдвинула в свое время этот проект, США  - отказались. Просто снять вопрос с повестки дня считается неудобно. Поэтому время от времени этот вопрос обсуждается, но постепенно проект по сотрудничеству в этом вопросе  уходит в небытие.  Вроде этот сценарий не такой конфронтационный, если бы Москва сказала: «Отвергли, значит, мы больше об этом не будем говорить и поступаем по своему».</p>
<p>К тому же, у дипломатии есть свои традиции. По важным направлениям, даже при всей бесперспективности, даже без особых надежд добиться желаемого, диалог как правило продолжается. Переговоры помогают поддерживать контакты, какой-то минимальный уровень взаимопонимания. Чтобы контакты сохранялись, нужны какие-то цели, предметы этих встреч, переговоры. Вопрос  американского ПРО в Европе и  наши предложения на эту тему - как раз предмет для продолжения таких контактов без содержания. Уровень доверия пусть не повышается, но вроде бы не падает ниже минимума.</p>
<p>Что касается перезагрузки как таковой, она не состоялась. Перезагрузка  - это большой пшик, большая пропагандистская игра, неизвестно с чьей стороны больше: с американской или с нашей. На определенном этапе обе стороны были заинтересованы в поддержании этого мифа о перезагрузке. Никаких реальных результатов она, по существу, не принесла. Кроме  договора о СНВ, который мог быть подписан без всей этой помпы, и без нажатия кнопки, которую назвали перезагрузкой.</p>
<p>Думаю, никто и не предполагал, что по ПРО будут какие-то серьезные  продвижения. Так что этот вопрос вряд ли может осложнить отношения между США и Россией. <br />
Обострение отношений между Россией и США на данный конкретный момент могут быть только по трем пунктам: в связи с ситуацией в Сирии, отношений с Ираном, и вмешательством США во внутренние дела России.</p>
<p>Ситуация в Сирии обостряется, и понятно, что Россия не готова идти на компромисс, как в случае с Ливией.  Понятно, что конечная цель Вашингтона – это Иран. Россия не намерена допускать какой-то военной атаки на него. И третий пункт раздора - то, что мы видим сейчас не в Сирии, не в Вашингтоне, не в Иране, а в Москве. Судя по всему,  в Америке все-таки попытаются с помощью нашей непримиримой оппозиции поставить в Москве эксперимент цветной революции. Это может обострить отношения до неприличия, как говорил Высоцкий. А  ПРО и прочие мифологические проекты ничего не осложнят. <br />
<br />
 </p>
<p>Нынешнее заседание, скорее всего, закончится безрезультатно, как и все предыдущие, по примеру большей части инициатив, которые курирует МИД. Достаточно здесь, просто в качестве доказательства, привести дискуссию по судьбе Южной Осетии и Абхазии. Это тема обсуждается на встречах в Женеве, и также находится под контролем Министерства иностранных дел. И никаких изменений, в общем, нет. Они просто приезжают, проводят переговоры и уезжают. То же самое будет и с обсуждением вопроса ПРО. </p>
<p>Американцы, и вообще НАТО, выбрали очень простую позицию заманивания России в бесперспективный переговорный процесс затяжной, который может несколько лет длиться. Диалог этот сопровождается некими пропагандистскими заявлениями относительно формата диалога по ПРО. То один обсуждает, то спектральная оборона, то еще что-то. Это просто пропагандистские такие штуки, специальный способ создания у России искаженного представления значения ПРО американской, которая реализуется под эгидой НАТО. То есть, задача НАТО просто затянуть время, получить необходимое пространство для маневра, в том числе  и в переговорном процессе с потенциальными участниками этой системы ПРО. И на фоне этих переговоров развернуть те элементы ПРО, которые уже намечены к развертыванию в Восточной Европе. (Чехия, Румыния и Болгария и т.д). </p>
<p>На этом фоне американцы и НАТО будут продолжать говорить о том, что двери открыты, и мы всегда готовы к дискуссиям, но делать то, что им удобно. На мой взгляд, в этой форме диалога ничего изменить нельзя и никакого выхода найти невозможно.  К тому же, нужно учитывать позицию российского МИД, который ничего изменить не может. То есть, накладываются два фактора, которые свидетельствуют, что никаких изменений по этому вопросу не будет.</p>
<p>Нужно учитывать, что тема ПРО выгодна и Москве. Создание эффекта напряженности и обозначения этого перспективного внешнего врага играет на рейтинг  партии власти. Патриотическому электорату традиционно НАТО не нравится. </p>
<p>Выход из этой ситуации можно найти только в том случае, если у нас поменяется переговорщик (может быть, не МИД  должен вести эту дискуссию). И нужны более четкие силовые контрмеры со стороны России. Они сейчас в Калининградской области осуществляется частично. </p>
<p>НАТО понимает язык силы, если уж так честно говорить. Если все-таки Россия укрепится по периметру своих границ и перейдет в наступление, особенно на фоне экономического кризиса в Евросоюзе, то НАТО поменяет тональность своего диалога с Москвой. Ну и помимо этого все-таки Москва должна определиться: НАТО оппонент или противник.  </p>
<p>Отсутствие четкости в вопросе тоже играет против России. То есть, или Москва четко признает, что НАТО - оппонент, и действия НАТО и США направлены против России, либо она все-таки подтверждает (что прописано в ряде документов), что НАТО -  не оппонент,  а  возможный партнер, и контрагент в борьбе с новыми вызовами безопасности. <br />
 </p>
<p>За риторикой, которая слышится в связи с ПРО, ничего не стоит. Это некая рутина, поскольку ничего содержательного относительно ПРО сейчас сделать невозможно. Дискуссия по ПРО завершилась в том виде, в котором она была начата год назад, после саммита Россия-НАТО. Она завершилась неудачей. Обсуждение было довольно интенсивным. Пришли к выводу, что российские предложения никого не устраивают. Других  идей нет. Сейчас, вплоть до смены администрации  США (или, наоборот, сохранения администрации)  больше ничего происходить не будет. </p>
<p>Что будет происходить потом - тоже непонятно, потому что вопрос очень сложный, и никаких свежих идей нет ни у той, ни у другой стороны. Вопрос ПРО на уровне НАТО обсуждать, в общем, тоже не имеет большого смыла, так как решение принимает не НАТО как организация, а Соединенные Штаты как государство. </p>
<p>Что касается каких-то резких заявлений по этой тематике, я думаю, что это не предвыборная риторика. Просто дискуссия зашла в тупик. Причем Россия выдвигала несколько вариантов: секторальное ПРО, потом юридические гарантии, потом в какой-то момент речь шла о том, что просто какой-то политический документ необходим. Американская сторона не приняла ничего. Соответственно, результата нет. Поэтому есть риторика, отражающая отсутствие результата. </p>
<p>Точек соприкосновения по теме Афганистана между Россией и НАТО намного больше. Полагаю, что, как минимум, непублично, российская стона будет активно выяснять у НАТО, какие вообще планы их ближайших и среднесрочных шагов в Афганистане. Стратегия США и НАТО в Афганистане довольно непонятна. Притом такое ощущение, что она и им самими непонятна. И  здесь, конечно, есть предмет для разговора. Тем более, что НАТО и США сейчас от России зависят даже больше, чем пару месяцев назад в плане транзита. Нужно учитывать, что у альянса ухудшились отношения с Пакистаном, от которого также зависел транзит грузов. Думаю, что на эту тему будет разговор предметный.  </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".