Статья
27 Августа 2010 13:25

«Новое начало» или топтание на месте?

<p>Весна - лета 2010 года прошли в условиях заметной активизации американо-британских контактов. Новое правительство Великобритании, созданное на коалиционной основе Консервативной партией и Партией либеральных демократов (ПЛД), с момента начала своей работы 11 мая с.г. активно взялось за выстраивание доверительных связей с американской администрацией. Уже 14 мая 2010 года Вашингтон посетил министр иностранных дел Соединенного Королевства Уильям Хейг. В ходе переговоров с государственным секретарем Хиллари Клинтон он обсудил основные вопросы двустороннего взаимодействия. 26 мая в Лондоне прошли переговоры между министрами финансов двух стран - британцем Джорджем Осборном и его американским коллегой Тимоти Гайтнером. В центре внимания были проблемы координации действий в области экономической и валютной политики. 7-9 июня визит в Великобританию совершил министр обороны США Роберт Гейтс. Он провел консультации как с главой британского оборонного ведомства Лиамом Фоксом, так и премьер-министром королевства Дэвидом Кэмероном. А со второй половины июня 2010 года наступило время диалога уже между лидерами двух стран. Сначала Кэмерон и президент США Барак Обама провели «ознакомительную» встречу «на полях» саммита «Группы двадцати» в Торонто (она состоялась 25 июня). А 19-21 июля британский премьер совершил первый официальный визит в Соединенные Штаты. В ходе него он посетил Вашингтон и Нью-Йорк, встретившись с Обамой, вице-президентом США Джозефом Байденом и членами Конгресса (представляющими как Демократическую, так и Республиканскую партии).<br />
<br />
Сверхинтенсивный график контактов между американской администрацией и британским кабинетом зафиксировал отчетливое намерение сторон активизировать отношения друг с другом. В период работы правительства лейбористов во главе с Гордоном Брауном (2007-2010 годы) двустороннее взаимодействие находилось в состоянии стагнации. Лейбористы, стремясь любой ценой повысить рейтинг свой популярности внутри страны, пошли на сворачивание контактов с США в оборонной сфере. Британия в оперативном порядке завершила свою военную миссию в Ираке, была запущена дискуссия по вопросу выводе континента ВС королевства из Афганистана. Одновременно сложилась тенденция к ограничению контактов и в политической плоскости. Желая избавиться от ассоциаций с американо-британским «сердечным согласием» 2001-2006 годов, Браун пошел на уменьшение содержательности политических связей с Вашингтоном. Текущая динамика отношений, заданная Кэмероном и Хейгом, говорит о том, что новые хозяева Даунинг-стрит, 10 считают лейбористскую практику на американском треке для себя неприемлемой и намерены преодолеть сложившиеся разночтения в диалоге с Соединенными Штатами.<br />
<br />
При этом функциональный бэкграунд текущих отношений по линии Вашингтон-Лондон свидетельствует о том, что они могут обрести качественно новую тональность. В период предвыборной кампании-2010 в Соединенном Королевстве Белый дом оказывал последовательную поддержку консерваторам. В предвыборном штабе партии работали Анита Данн и Билл Кнэпп, представляющие консалтинговую компанию SKDKnickerbocker. Оба этих политических технолога известны тесными связями с Демократической партией и «ближним кругом» Обамы. Причем Данн успела поработать в действующей администрации. С мая по ноябрь 2009 года она занимала должность директора по коммуникациям аппарата президента. Привлечение специалистов SKDKnickerbocker, которые наверняка будут тесно сотрудничать с Обамой в 2012 году, говорит о стремлении Белого дома добиться полномасштабной нормализации связей с верхушкой Консервативной партии и лично с Кэмероном.<br />
<br />
Тем не менее, преувеличивать степень потенциальной близости между руководством США и Великобритании в настоящее время не стоит. Обе стороны пока так полностью и не избавились от наследия кризиса доверия 2007-2010 годов. Об этом говорит тот факт, что оба раунда переговоров между Обамой и Кэмероном закончились безрезультатно. По их итогам не было подписано никаких двусторонних документов. Более того, встречи американского и британского лидера отчетливо показали определенное расхождение в их позициях по международной тематике. Например, по вопросу о роли нефтегазовой корпорации BP plc в британской внешней политике. Данный факт позволяет утверждать, что быстрого возвращения США и Британии к конструктивному взаимодействию по всем направлениям не получится. Сторонам предстоит напряженное согласование позиций.<br />
<br />
Кроме того, путь к сближению со стороны США осложнен рядом функциональных препятствий. Во-первых, отношения с Великобританией занимают далеко не самое центральное место в системе актуальных приоритетов кабинета Обамы в области внешней политики. Основное внимание Белого дома привлекает комплекс проблем на Ближнем и Среднем Востоке. Далее следует тема взаимодействия с т.н. «новыми мировыми лидерами», ведущую роль среди которых играют Китай, Индия и Россия. На третьем месте для Вашингтона находятся отношения со странами Восточной и Юго-Восточной Азии и вопрос становления собственной транстихоокеанской политики. И лишь после этого наступает очередь Евро-Атлантики и входящего в неё Соединенного Королевства. Естественно, что при такой очередности внешнеполитических направлений администрация Обамы может заниматься развитием связей с Лондоном далеко не так регулярно и интенсивно, как можно было бы предполагать.<br />
<br />
Во-вторых, против укрепления содержательности отношений между Белым домом и Даунинг-стрит, 10 играет отсутствие в пуле внешнеполитических ведомств правительства Обамы команды специалистов по Британии. «Особый» статус двусторонних контактов традиционно требовал от американского руководства создания группы профессионалов, занимающихся исключительно английской проблематикой. В администрации президента Билла Клинтона такой командой стала группа т.н. «коммуникаторов» во главе со страшим советником главы государства Синди Блюменталем. Благодаря её усилиям в 1997-1998 годах Клинтон смог в сравнительно сжатые сроки установить доверительные связи с тогдашним премьер-министром Великобритании и лидером лейбористов Тони Блэром. В настоящее время аналогичный круг специалистов в окружении Обамы и Клинтон практически отсутствует. Формально на роль «главного лица» такой группы может претендовать заместитель начальника аппарата Белого дома Мона Сатфен. Она занималась британской тематикой в администрации Клинтона и могла бы выполнить функции Блюменталя в команде Обамы. Однако в настоящее время ни она, ни какой-либо другой представитель внешнеполитического аппарата правительства не получил особых полномочий по курированию английского трека. Данное обстоятельство существенно замедляет темпы нормализации контактов по линии Вашингтон-Лондон.<br />
<br />
Комплекс сдержек и противовесов, препятствующих возрождению полноценных «особых» отношений между Вашингтоном и Лондоном существует и с британской стороны. Прежде всего, против всеобъемлющей нормализации американо-британских отношений играет настрой высшего истеблишмента Форин-офис. Ещё будучи «теневым» министром иностранных дел, Хейг заявлял о намерении строить контакты с Соединенными Штатами на основе принципа «твёрдые, но не раболепные». И такая формула была взята им на вооружение сразу по приходу на Кинг Чарльз-стрит. Подчеркнутая независимость и отказ от каких-либо, даже минимальных уступок Белому дому, стали главным императивом поведения Хейга и Кэмерона во время их поездок в США. Но такое позиционирование вызвало и нескрываемое удивление американской правящей элиты. Администрацией Обамы идея Хейга воспринимается как открытый вызов системе американо-британских «особых» связей, так как нарушает их субъектную иерархию. Следует полагать, что Вашингтон не пойдет на масштабное сближение с Лондоном, пока британский кабинет не откажется от текущего «автономистского» подхода к двустороннему взаимодействию.<br />
<br />
Нет ясности и в отношении текущего коридора исполнительных возможностей посла Великобритании в Соединенных Штатах. В настоящее время дипломатическую миссию Соединенного Королевства в Вашингтоне возглавляет Найджел Шейнвальд, назначенный на этот пост в октябре 2007 года. Однако он является не только назначенцем лейбористов, но и, по сути, доверенным лицом бывшего премьер-министра страны Тони Блэра. С 2003 по 2007 год Шейнвальд работал советником Блэра по вопросам внешней политики и обороны. Естественно, что полностью доверять Шейнвальду в силу его политических связей «команда Хейга» не может. Это означает частичное устранение посла в США из серии инициатив по нормализации двусторонних отношений, несмотря на то, что руководитель британской миссии в Вашингтоне традиционно выступает в качестве достаточно важной персоны в американо-британских политических коммуникациях. Преодолеть данную издержку кабинет Кэмерона может только путем смены посла. Однако пока идти на такой шаг Уайтхолл не собирается, предпочитая работать с Шейнвальдом. Отказ от смены посла ограничивает возможности британской стороны по налаживанию прямой линии связи с Белым домом непосредственно в США.<br />
<br />
Сложившийся между Белым домом и Даунинг-стрит, 10 комплекс функциональных и персональных ограничителей позволяет утверждать, что американо-британские отношения «застыли» между «новым началом» и топтанием на месте. С одной стороны, откровенного недоверия друг к другу у политического руководства двух держав уже нет. Наследие кабинета Брауна постепенно уходит в прошлое. Более того, у демократической администрации и консервативно-либерального кабинета есть готовность к тому, чтобы «обновить» двустороннее взаимодействие в сфере обороны и политики. «Команда Обамы» воспринимает Кэмерона и Ника Клегга (заместитель премьер-министра Соединенного Королевства) не как «проблемных» партнеров, на которых нельзя положиться (а именно такая репутация была в Белом доме у последнего лейбористского правительства), а как союзников, пусть и придерживающихся особого мнения. С другой стороны, всеобъемлющего и молниеносного сближения в стиле 1997 года по линии Вашингтон-Лондон летом 2010 не произошло. И, по всей видимости, не произойдет до конца года. Качественный «новый старт» в отношениях отложен на неопределенную перспективу. Связано это с тем, что Великобритания продолжает оставаться на вторых ролях в системе внешнеполитических приоритетов администрации Обамы. И до тех пор, пока демократический кабинет не завершит решение проблем на Ближнем и Среднем Востоке, его обращения в сторону Британских островов ожидать не приходится. А это значит, что США и Соединенное Королевство рискуют продолжить реализацию политической практики 2009-2010 годов, когда предметный регистр взаимодействия практически не развивался.<br />
<br />
Наиболее приемлемым выходом из сложившейся «подвешенной» ситуации может стать укрепление личных контактов на уровне высшего руководства двух стран. Дружеские отношения между американским президентом и британским премьером традиционно являлись ведущим катализатором наращивания двустороннего сотрудничества. Так, связи между Гарри Трумэном и Уинстоном Черчиллем стали залогом обретения двусторонними отношениями статуса «особых» в конце 1940 - начале 1950-х годов. Личное доверие между Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер предопределили «ренессанс» в американо-британском взаимодействии в 1980-х годах. А дружба Билла Клинтона и Тони Блэра стала определяющим фактором для качественной интенсификации межгосударственного партнерства во второй половине 1990-х. Не меньшую роль для конструктивного характера двусторонних отношений сыграли и приятельские контакты между Блэром и Джорджем Бушем-мл. в 2001-2007 годах. В настоящее время роль политических лидеров в диалоге США и Великобритании принципиально не изменилась. Они вновь способны своими волевыми усилиями запустить этап качественного сближения. И предпосылки к такому сценарию существуют. Несмотря на то, что Обама ещё совсем недавно оценивал Кэмерона как «легковесного политика», в целом он склонен видеть в британском премьер-министре претендента на роль своего близкого партнера. Соответствующее желание президента Соединенных Штатов может обеспечить полноценное «новое начало» в современных американо-британских отношениях.</p>
<p><em><strong>Максим Минаев, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</strong></em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".