Статья
26 Апреля 2016 10:49

Новые русские инвестиции

Сразу начнём со списка условий, в которых находятся сегодня экономические субъекты, привлекающие инвестиционное финансирование и инвестфонды, отбирающие предприятия для инвестирования: 

 1. Недоступный банковский кредит и нечеткая денежно-кредитная политика ЦБ РФ. Несколько месяцев назад, на площадке ассоциации бизнес-патриотизма "Аванти" случился спор, в котором представитель высшего руководства ЦБ РФ не смог убедить слушателей в прямой зависимости инфляции от ставки рефинансирования. "Не можем снизить, потому что вырастит инфляция" – стандартная используемая в таких случаях формула, доставшаяся действующему кабинету еще от его предшественников. Она давно уже опровергнута примерами из российской и мировой практики, свидетельствующими об эффективности снижении ставки в развитии экономики. Например, снижение ставки в 2015-ом году с 17% до 11% инфляцию уменьшило, сопряженным примером чего является предельно низкая ставка ФРС США и ЕЦБ в последнее десятилетие. При текущей же валютно-финансовой политике ЦБ, банковский сектор формирует фактически спекулятивные условия для предприятий. 

Следствие: доступные кредиты  (до 8-10%) предприятия получить не могут. Реально предоставляемые кредиты под 20-22% годовых (большинство банков) являются экономически нецелесообразными (при сегодняшней рентабельности бизнеса). И даже эти условия являются часто недоступными, поскольку у бизнеса практически отсутствует залоговая база, потому что на сегодняшний день уже всё заложено. 

 Неудивительно, что вице-премьер правительства Аркадий Дворкович заявляет, что бизнес не может сегодня взять кредит. Но странно это слышать от члена кабинета, который должен проводить эффективную экономическую политику в стране. 

 2. Еще одной, может быть даже более важной проблемой, является падение всех ключевых показателей - и прежде всего покупательной способности населения. Это увеличивает риски инвестирования вообще в российские предприятия и тем более в высокотехнологические предприятия. Другими сказано об этом уже достаточно. 

 3. В условиях кризиса предлагаемое на уровне правительства «ручное управление» экономикой, как мы видим, становится заразным. Сегодня и бизнес часто работает в «ручном управлении» - отказываясь от долгосрочного планирования и развития. На днях, в ходе совместной работы  с российской торгово-производственной компанией с оборотом в сорок млрд. рублей, я столкнулся с тем, что компания уже два года подряд функционирует в режиме отказа от долгосрочных планов. Компания также отказалась от привычного коллегиального принципа управления, а её совет по стратегическому развитию не собирается. Так же не собирается и входящая в этот совет комиссия по инновациям. И случай этой компании не единичный.

 Таким образом, инновационные и инвестиционные программы бизнеса не работают, в российская экономика лишается сотен миллиардов рублей, которые могли бы служить её развитию. 

 Интересная исследовательская задача в этой связи - смоделировать новые, более привлекательные условия для бизнеса и попытаться определить другую государственную экономическую политику. 
Обычными параметрами для инвестиционной компании сегодня являются ключевые экономические показатели предприятия: финансовый баланс и оборот (объем реализованной продукции) за последние 2 года (а также планы на ближайшие годы) и EBITDA (также важна динамика этого показателя и прогноз на ближайшие два года). 

 В заочном споре с Георгием Клейнером, заместителем директора ЦЭМИ РАН о целях российского бизнеса, российская инвестиционная компания сегодня выступает на стороне Милтона Фридмана, т.к. признает первичное значение максимизации прибыли. 

Однако, действительно, экономическая ситуация ставит перед рядовым российским бизнесом задачу выживания. В сегодняшних условиях управление предприятиями должно быть направлено не только на максимизацию прибыли, но как минимум мы должны говорить об увеличении доли предприятия на рынке. 

 Т.е., если говорить о перспективах экономики и инвестиционных проектов, мы, рассматривая тот или иной проект, помимо всех традиционных оценок, должны задавать себе и нашим потенциальным партнерам два дополнительных вопроса: во-первых, как будет развиваться бизнес в условиях ухудшения экономической ситуации и падения покупательной способности населения, во-вторых, за счет каких конкурентных преимуществ наше предприятие сможет не только удержать, но и увеличить долю рынка?
Вывод по ситуации с инвестированием - российский бизнес работает в тяжелых условиях, и инвесторы испытывают дополнительные риски в связи с экономическими неопределенностями.

Мне близка позиция профессора Дмитрия Сорокина, ставящего на примере исторического всплеска производительности в СССР в начале 60-ых годов,  вопрос о факторе доверия экономических субъектов к экономической политике правительства и зависимости от доверия экономического роста и деловой активности. Что же до степени доверия бизнеса к современной экономической политике государства, то отказ от долгосрочного планирования говорит сам за себя. 

 Мне кажутся перспективными два теоретических направления, экономической политики, работа в пространстве которых  могла бы служить преодолению такого кризиса: укрупнение хозяйствующих организаций и стимулирование деловой активности в стране.
 В последние десять лет важным фактом управления стал процесс укрупнения хозяйствующих субъектов. Очевидно, стоит научно проанализировать эффективность такой политики. Это касается и промышленных предприятий, и организаций сферы образования. Уже вторую пятилетку работают федеральные университеты и возникает вопрос: каков результат их работы? Как достигаются показатели эффективности? Какие достижения? Какие проблемы? Какая специфика в укрупнении хозяйствующих организациях различных отраслей экономики? 

 Речь идет не столько о критике, сколько о системном анализе. Ведь по «сирийским результатам» и по увеличению количества выпускаемого высокотехнологичного оружия и его модернизации, укрупнение, скажем, явно пошло на пользу предприятиям оборонно-промышленного комплекса России. Но какие успехи в гражданской промышленности? 
Конкурентность бизнеса, и это второй пункт «вопроса о доверии», напрямую зависит от уровня деловой активности населения, его предпринимательского опыта во всем его многообразии. В Мире именно деловая активность и предприимчивость - ключевой показатель национальной экономики. Но как мы работаем с этим? Как в стране стимулируется деловая активность - этот важнейший фактор развития экономики? Например, какое участие в стимулировании деловой активности, развитии предприимчивости принимает сфера образования? 

Посетив на днях крупнейших образовательный форум, проходивший на ВДНХ, я не обнаружил почти никаких существенных программ в данной сфере. Сегодня наблюдая как вопрос развития предпринимательских компетенций и профориентации решается в сфере среднего образования, как происходит процесс знакомства школьников и старшеклассников с предпринимательскими практиками - могу констатировать, что устойчивых и распространенных образовательных практик обучения предпринимательству нет. Можем ли мы при этом говорить, что система образования ключевой инструмент в развитии страны? Нет.
Между тем, сосредоточившись на работе по этим двум сравнительно простым направлениям, мы могли бы создать дополнительные возможности для стимулирования экономического роста на многие годы вперед, не прибегая к дорогостоящим стратегическим разработкам, чью несостоятельность мы могли уже несколько раз видеть. 


Автор:
____________

Читайте также:
  • Нефтяники заплатят
  • Минфин против нефтедобычи
  • Новые налоги угрожают нефтедобыче



    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".