Статья
27 Июля 2009 13:54

Новый порядок

<p>Мысль о важности институтов защиты прав собственности выглядит банальной, но в России к ней приходится возвращаться, так как правоохранительные органы стали одним из главных игроков в отечественной экономике.<br>
<br>
В последние годы множатся как претензии к коммерсантам, так и закрытие дел после перехода активов к «правильным» владельцам. ЮКОС, «Русснефть», «Евросеть» — лишь частные примеры. Деятельность силовиков становится все активнее, ее освещение в прессе вытесняет прочие экономические новости, а официальные результаты впечатляют все меньше. По статистике МВД (www.mvd.ru), с 2004 по 2008 г. число преступлений экономической направленности выросло с 402 400 до 448 800 (на 11,5%), а размер нанесенного ущерба… сократился с 275 млрд до 142 млрд руб. (на 48,5%). Не странно ли это? Если исключить из этого числа кражи и обратиться лишь к «преступлениям в сфере экономической деятельности», то из 80 700 деяний, по которым в 2008 г. было открыто следствие, в суды передано 25 900 дел, а осуждены 7937 человек, или 9,8% фигурантов (в 2003 г. — около 20%). При этом в прошлом году милиция работала неплохо: раскрыты 88% убийств, 80% вымогательств и даже 44% квартирных краж. Что означают 90,2% развалившихся дел «в сфере экономической деятельности»? С одной стороны, хорошо, что столько предпринимателей остались на свободе. Но зачем открывать столько дел, которые не доходят до суда? Возможно, за этой цифрой скрыты либо непрофессионализм силовиков, либо их нечистоплотность.<br>
<br>
Сложившийся за последние годы «новый порядок» поддерживается и законодательной властью, и работниками правоохранительных органов, и судебными инстанциями. Как возникла такая ситуация и можно ли ее изменить?<br>
<br>
Во-первых, действующее законодательство, по сути, не разделяет экономические правонарушения, осуществляемые компаниями с серьезными активами, и преступления мошеннического характера, совершаемые частными лицами, подставными фирмами и компаниями, находящимися в предбанкротном состоянии. В то же время в первом случае у государства есть возможность компенсировать нанесенный ему ущерб без возбуждения уголовных дел и лишения предпринимателей свободы. Зачем (как это случилось в деле «Арбат престижа», где директор обвинялся по ст. 199 УК РФ в неуплате 49,5 млн руб.) заключать человека под стражу, не только тратя на содержание его и его подельника сопоставимую сумму, но и инициируя банкротство компании с оборотом в 9,8 млрд руб. и 6000 занятых? Куда легче заблокировать на счету компании сумму, в 10 раз превышающую инкриминируемую недоимку, и, если вина руководителей будет доказана, изъять ее в доход государства. Арест должен применяться, если возмещение ущерба маловероятно, а обеспечительные меры невозможны.<br>
<br>
Вряд ли следует ужесточать редко применяемые нормы. Недавний пересмотр ст. 178 УК РФ с повышением срока лишения свободы за ценовой сговор и недобросовестную конкуренцию с трех до семи лет вызван не желанием жестче наказывать преступников (по этой статье в России в 2008 г. не было вынесено ни одного приговора о лишении свободы), а стремлением правоохранителей ввести в арсенал борьбы с потенциальными нарушителями весь пакет мер, используемых при раскрытии особо тяжких преступлений, наказываемых заключением на шесть и более лет, — прослушки, оперативной слежки и т. д. (что делает процесс расследования таких дел более «взяткоемким»).<br>
<br>
Во-вторых, в делах о налоговых недоимках, неуплаченных пошлинах и картельных сговорах скорее следует ограничиваться штрафами, а не арестами. Именно это имеет место в США и Европе, а расследование крупнейшего в мире нарушения антимонопольного законодательства (дело T-201/04: Microsoft Corp. vs. Commission of the European Communities), закончившееся штрафом в 899 млн евро, не сделало судьбы Билла Гейтса и Стива Баллмера похожими на участь Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Более того, судам следует дать право в случае недоказанности предъявленных обвинений выносить постановления, требующие от правоохранительных органов выплаты пострадавшей стороне полной суммы инкриминируемого ущерба. Эта мера способна в разы снизить число возбуждаемых дел и резко повысить внимание контролирующих органов к коррупции и предвзятости силовиков.<br>
<br>
В-третьих, нужна взаимная ответственность предпринимателей и госслужащих в спорных ситуациях. Если, например, налоговые органы проводят проверку предприятия и не находят нарушений, а позднее против компании возбуждаются дела по налоговым преступлениям (что имело место и в случае с ОАО «Апатит», и в случае с «Русснефтью»), обвинение следует предъявлять как предпринимателям, так и лицам, проводившим налоговую проверку, а непосредственные начальники последних — увольняться с пожизненным запретом на работу в госслужбе.<br>
<br>
Сегодня часто говорят, что коррупция мешает модернизации. Но еще больше мешает ей коммерциализация правоохранительной деятельности и превращение силовых служб в замкнутую касту с интересами, все более далекими от интересов общества. Слом «нового порядка» — важнейшая предпосылка модернизации страны. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".