Комментарий
26 Августа 2013 14:57

О политреальности и политфиктивности

Алексей Чеснаков ПолитологАлексей Чеснаков

Алексей Чеснаков
ПолитологАлексей Чеснаков

Демонстративные старания нынешних кураторов внутренней политики и экспертов-лоялистов побыстрее приписать себе лавры создателей новой политической реальности пока приводят к довольно посредственным результатам. Не выходит у них и сама «цветущая сложность», и бравурные реляции о ней. Мастерства не хватает. Да и воображения. Ну и результатов, естественно.

Предстоящий единый день голосования 8 сентября будет уже вторым для нынешней команды политтехнологов власти. Отсутствие федеральных кампаний делает региональные выборы единственным подходящим мерилом их профессиональной эффективности. Нужно отметить, что «шумовые эффекты» у них получаются довольно громкими. Чего нельзя сказать о более серьезных вещах.

В серьезный актив нашим политтехнологам можно записать лишь создание  «муниципального фильтра». Впрочем, можно записать и в серьезный пассив, судя по тому, как бездумно этот инструмент используют и региональные власти, и сами его инициаторы. То, в какую карикатуру муниципальный фильтр превратился этим летом, после сбора единороссами подписей для регистрации Навального, лишний раз свидетельствует о традиционном российском неумении применять собственные же политические инновации. 

У чиновников ввиду отсутствия идей всегда возникает естественное желание найти какие-то оправдания и объяснения что «все идет по плану». Выбрали понятную и довольно убедительную для простаков аргументацию – дескать, если раньше, при наших предшественниках было «управление хаосом в ручном режиме», то теперь, в результате важных «решений» (каких правда забывают сказать), система действительно становится системой и происходит к усилению конкурентной среды. Свидетельством чего приводится «расширение допуска оппозиционеров к выборам».

Аргумент выглядит довольно убого. Конечно, для сомневающихся можно показательно «потрясти» регистрацией Навального и Ройзмана. Но тех, у кого не очень короткая память, вряд ли можно убедить, что это уникальное явление.

Например в 2009-м, при Суркове, на выборах мэра Сочи баллотировался отвязанный оппозиционер Борис Немцов. И, кстати, с той же самой целью. Вернее с двумя. С одной стороны – продемонстрировать собственную «демократичность» допускающих (вот она – «свобода, которая лучше чем несвобода»). С другой – показать реальный уровень поддержки самых ярких и опытных из оппозиционеров, которые  в результате не смогли «прыгнуть» выше планки приличия. «Раздавить гадину» ее собственным весом (или невесомостью) – показать реальный уровень поддержки среди граждан. Именно поэтому Немцова пустили на выборы в Сочи. Именно поэтому Навального и Ройзмана пустили на выборы этим летом.

Когда же выяснилось, что Навальный и Ройзман по всем опросам набирают значительно больше, чем предполагали сценаристы, ограничивая их ролью кандидатов на имиджевый провал, начали декларировать, что это отнюдь не крах хаотично применяемой стратегии «унизительного поражения оппозиционеров», а торжество стратегии «создания системной конкурентной реальности».
Нейтральный наблюдатель понимает, что объяснить постоянные «посадки-выпускания» Навального, в результате которых появляются лишь поводы позубоскалить насчет использования его в борьбе кремлевских кланов, можно либо хаосом в системе власти, либо хаосом в мозгах тех, кто ее обслуживает.

Сторонники новоявленного «системного» подхода естественно забывают упомянуть, что на этих выборах впервые за многие годы вывели из под удара главного игрока - основательно потрепанную правящую партию. И еще, для подстраховки в случае провала  «конкурентной стратегии» у власти на руках при них же появился  серьезный козырь, даже можно сказать джокер – ограничение на будущие выборы для осужденных за тяжкие преступления. Так что, Навальному, Ройзману и т.д. нужно быть о-о-очень конкурентоспособными.  Причем во всех направлениях. Иначе джокер появится откуда не ждали.   

На самом деле, наша политическая система как работала все эти годы, так и продолжает работать. Потому что политическая система - это не столько правила конкуренции, региональные, муниципальные и федеральные выборы и даже не количество партий. Политическая система – это чрезвычайно сложный механизм  распределения власти и принятия ею важнейших решений. У нас она сильно персонифицирована и связана с личностью Путина. Это путинская система. Да, она развивается, но это развитие с определенными флуктуациями происходит в установленных им в 2000-2003 годах рамках.

И кстати, некоторые сильно лукавят, забывая, что значительная часть изменений была задумана и оглашена еще при Суркове. Например, резкое уменьшение необходимой для регистрации численности политических партий или снижение до пяти процентов проходного барьера на выборах в Госдуму. Я уж не говорю о том, что муниципальный фильтр - серьезный шаг назад по сравнению с предложенной при Суркове инициативе о прямых выборах глав регионах без всяких ограничений. Неужели забыли?

Многие мои оппоненты вспомнят 2000-2008 годы, когда система еще только создавалась. Дескать, именно там все было неправильно сделано. Мне-то кажется, что в большинстве все было сделано как раз правильно - переходный период диктует переходные инструменты.
Конечно, были ошибки, но большинство институтов и долгосрочных тенденций в политической жизни формировались правильно. По крайней мере, для меня очевидно, что в ту пору расчет при строительстве и поддержке базовых институтов всегда строился на их будущую самостоятельность. Идеология этого процесса хорошо известна. Достаточно посмотреть некоторые статьи про суверенную демократию и лекции перед партактивом. Ну и реакцию руководства партактива на них. Рекомендую.

Теперь, когда партии уже стали способны выступать в качестве полноценных игроков, им вдруг предложили «аккуратно покурить в сторонке», освободив место для новых общественных «образований». Как можно говорить о конкурентной демократической политсистеме без сильных партий, средств массовой информации и некоммерческих организаций не очень понятно. Конечно, это хаотичная система, но альтернативы ей не существует. Вернее существует, но такая, что мало кому понравится.

Можно не обращать внимания на все эти сложности и с удовольствием разглагольствовать о конкуренции в связи с подготовкой к принятию закона о возврате к смешанной системе – дескать вот он шаг вперед. (Хотя непонятно почему он так до сих пор и не принят. Может сомнения какие возникли?) Приходится также констатировать, что предложенный вариант закона – лишь банальный возврат к старой смешанной системе, которая затормозит развитие полноценных и сильных политических партий. А ведь можно было придумать по-настоящему новый проект - с нарезкой одномандатных округов без учета границ субъектов и в привязке к численности избирателей. Вот это было бы новшеством. Да и скорость изменений не впечатляет. Закон, если будет принят, начнет работать и даст заметный результат только в далеком 2016 году. 

Что же касается по-настоящему нового этапа развития российской политсистемы и перехода к новой политической реальности, то мне кажется есть не так много действий, способных убедительно его продемонстрировать.

Первое – создание второй реальной мощной партии, готовой побороться за власть и получить эту власть, не ломая системы.

Второе – переход к принципу политических назначений в исполнительную власть. Только тогда партии и парламент получат «приз», способный изменить правила игры.

Третье – серьезное повышение роли представительной власти. Переместить центр принятия решений по законопроектам на площадку парламента. То-то будет дискуссий! Это, кстати, не значит ликвидировать работу Администрации. Наоборот. Это значит заставить ее действовать политическими, а не административными способами.

Четвертое – открытие полностью свободного доступа для оппозиции в средства массовой информации.

Не уверен, что реализация этих действий в ближайшее время возможна, по разным причинам. Но если сторонники реальной политконкуренции готовы по-настоящему поэксперементировать – пусть попробуют.

Пока же такие эксперименты не начнутся, останется работать старая добрая политсистема, а попытки ее переименовать или подретушировать будут не более чем удобным пропагандистским клише.

7 Июля 2017 Анонс
Саммит G20
 Саммит G20 7-8 июля в Гамбурге соберутся лидеры стран «Большой двадцатки». Уже запланированы встречи президента России с Мун Чже Ином, президентом Южной Кореи и Эммануэлем Макроном, французским лидером. Не исключена и встреча в формате «нормандской четвёрки».
14 Июня 2017 Новости  Большинство украинцев оценили ситуацию в стране как хаос Большинство жителей Украины (85 %) считают, что их страна находится в состоянии хаоса, 75% согласны с тем, что Украина - на стадии распада, таковы данные исследования, проведенного социологической группой "Рейтинг".  11 Июня 2017 Анонс
Парламентские выборы во Франции
 Парламентские выборы во Франции 11 июня состоится первый тур парламентских выборов во Франции, второй – 18 июня. Будут избраны 577 депутатов, СМИ предсказывают кардинальные изменения конфигурации парламента и победу партии, которую ранее возглавлял Эммануэль Макрон. 
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".