Статья
6 Сентября 2011 9:56

Обновление в «мозговом центре»

<p>Во второй половине лета 2011 года завершилась серия перестановок в Департаменте внешнеполитического планирования (ДВП) МИД РФ. В конце июля занимавший пост директора департамента с 2005 года Александр Крамаренко был назначен советником-посланником посольства РФ в Великобритании. А в августе его место в центральном аппарате МИД занял Александр Токовинин.<br />
<br />
Замена Крамаренко на Токовинина говорит о том, что в МИД РФ состоялось знаковое обновление в «мозговом центре». ДВП с советских времен унаследовал статус внутренней «фабрики мысли» главного политико-дипломатического ведомства страны. Во многом именно в таком статусе он задумывался в 1960-е годы своим разработчиком, Фёдором Бурлацким – советником Юрия Андропова, возглавлявшего тогда Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. Другое дело, что Бурлацкий задумывал структуру, отвечающую за политическое планирование, как элемент аппарата ЦК КПСС. Но она, в конечном счете, «досталась» МИДу.<br />
<br />
Роль и значение ДВП при разных министрах менялась. Но неизменным оставался её функционал – планирование и разработка курса Москвы на отдельных территориальных направлениях, предоставление рекомендаций высшему руководству министерства, анализ состояния международной среды. В зависимости от личных предпочтений главы министерства иностранных дел, директор департамента мог выступать в качестве его личного советника. Именно в таком качестве пребывал при Сергее Лаврове Крамаренко. Он не только консультировал министра, но и координировал его публичную активность. Следует полагать, что схожие обязанности будут закреплены и за Токовининым. Первое программное выступление Лаврова после перевода Крамаренко в Лондон, речь в МГИМО от 1 сентября 2011 года, готовилась при непосредственном участии ДВП.<br />
<br />
Назначение Токовинина указывает на усиление позиций вокруг Лаврова «арабской группы». Новый шеф ДВП – профессиональный арабист. Большая часть его карьеры связана с работой в странах Северной Африки и Ближнего Востока, а также изучением данного региона в центральном аппарате МИД. В 1994-1996 годах Токовинин работал начальником отдела Департамента Ближнего Востока и Северной Африки. С 1996 по 2001 год он занимал пост советника-посланника посольства РФ в Египте. В 2001-2004 годах был заместителем директора ДВП (курировал арабский трек). Наконец, с 2004 по 2008 год Токовинин был послом РФ в Марокко. Не меняя сферы страновой специализации, он старался ориентироваться преимущественно на своих коллег, также занимающихся Магрибом и Ближним Востоком. Как следствие в новом качестве, директор ДВП ассоциируется, прежде всего, с интересами корневой для себя аппаратной группы, имеющей четкое территориальное реноме.<br />
<br />
Выбор в пользу арабиста продиктован резким ростом внимания Кремля к Северной Африке и Ближнему Востоку. С начала 2011 года этот регион охвачен серией революций. Пока к смене режимов они привели в Тунисе, Египте и Ливии. Достаточно сложной остается ситуация в Йемене и Сирии. Вполне возможно, что массовые волнения могут охватить Ливан, Алжир и Оман. Наконец, нельзя исключать возобновления противостояния между властью и оппозицией в Иордании и Бахрейне. Получается, что значительная часть региона находится в зоне риска. Перспектива смены правящих режимов подразумевает изменение внешнеполитических приоритетов и самой модели активности на международной сцене. В таких условиях РФ принципиально важно «держать руку на пульсе» и иметь максимально широкое представление о возможном развитии ситуации. Сделать это можно, в том числе, за счет расширения функциональных возможностей арабистов. Кроме того присутствие Токовинина во главе ДВП обеспечит верхушку МИД большей маневренностью. На начальных этапах «арабской весны» команда Лаврова оказалась неспособна предоставить адекватные оценки Кремлю. Откровенно «не успевал» за динамикой событий главный куратор Магриба и Ближнего Востока, Александр Салтанов, занимавший пост замминистра. В том числе, из-за ограниченности арабского присутствия во главе ключевых функциональных структур МИД (то есть, прежде всего, ДВП). Теперь данное упущение исправлено.<br />
<br />
Основными лоббистами точечного возвышения «арабской группы» являются два замминистра - Геннадий Гатилов и Михаил Богданов. Оба они напрямую связаны с Северной Африкой и Ближним Востоком. Так, Гатилов в 1970-1980 годах работал в посольствах СССР в Египте и Иордании. В свою очередь Богданов руководил российской дипломатической миссией в Египте с 2005 по 2011 год. Введение Богданова в пул замов Лаврова стало следствием кадровых выводов Кремля в связи с «пропуском» начала «арабской весны». В июне с.г. он заменил Салтанова. Решение об этой перестановке было принято ещё в марте.<br />
<br />
На этом фоне Кремль заметно укрепил свои позиции в Лондоне. Крамаренко уже работал в Соединенном Королевстве и достаточно неплохо разбирается в местных политических реалиях. В 1999-2004 годах он занимал должность советника-посланника посольства, на которую вернулся в настоящее время. Учитывая тот факт, что дипмиссию в королевстве возглавляет бывший заместитель министра иностранных дел, Александр Яковенко (входил в число замов Лаврова с 2005 по 2011 год), Москва располагает в Лондоне сдвоенным центром принятия решений. Тем самым администрация Дмитрия Медведева дает понять, что отношения с Даунинг-стрит, 10 являются для неё одними из наиболее приоритетных на западноевропейском треке.<br />
<br />
<strong>Максим МИНАЕВ</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".