Статья
1 Апреля 2009 8:49

Один кризис, два Запада

<p>Осенью 2003 г. в статье Reinventing the West, вышедшей в журнале Foreign Affairs, известный французский политолог Доминик Муази высказал мысль о том, что если во времена холодной войны в мире существовали «один Запад и две Европы», то сегодня правильнее говорить об «одной Европе и двух Западах». Написано это было в те времена, когда США и Британия спорили со «старой Европой» относительно войны в Ираке и перспектив однополярного мира; но сегодня, когда согласие между берегами Атлантики восстановлено, тезис пятилетней давности становится актуальным вновь, хотя и по иному поводу.<br>
<br>
Осенью 2007 г. мировая экономика стала замечать приметы приближающегося спада, а к концу 2008 г. рецессия в ведущих экономиках стала реальностью. В таких условиях может показаться, что весь мир охвачен единым кризисом и находится в схожей ситуации. Однако, хотя первая часть такого утверждения верна, со второй я бы не спешил соглашаться. На деле события 2008-2009 гг. показывают различный характер кризиса в континентальных европейских экономиках с одной стороны и в США и Британии — с другой. Приняв за начало кризиса октябрь 2007 г., пройдемся по основным характеристикам этих хозяйственных систем тогда и сегодня.<br>
<br>
За прошедшие без малого полтора года многое изменилось — но темп этих перемен на разных берегах Атлантики совершенно различен. Если в США показатель безработицы вырос с 4,7% трудоспособного населения до 8,1%, т. е. в 1,7 раза, то в еврозоне он повысился лишь на 14%. Если в США с cентября 2007 г. разорились уже 46 банков, в Британии — семь, то в странах еврозоны — ни одного (и это несмотря на то, что в одной только Британии на поддержку банковской системы было выделено больше средств, чем во всей еврозоне, а процентные ставки в континентальной Европе остаются в шесть раз выше, чем в США). Если в Америке прибыли компаний, входящих в расчет индекса S&P 500, упали в 2008 г. в 2,7 раза, то крупнейшие компании Европы показали снижение прибылей лишь на 39%. Более того, убытки всех банков и страховых компаний зоны евро, заявленные ими по итогам 2008 г., не достигают и 70% убытков одной только AIG и всего в 1,5 раза больше убытка британского Royal Bank of Scotland. Все это заставляет серьезно усомниться в том, что кризис в равной степени затронул весь Запад. Тезис о «двух Западах» подтверждается статистикой.<br>
<br>
Еще более заметно это на примере того, чем Европа никогда ранее не славилась, — фондового рынка. Несмотря на то что в рамках европейской модели компании предпочитали финансироваться через банковские кредиты, а не привлекая средства с фондовых рынков, европейские биржевые площадки лучше переживают кризис. На прошлой неделе минимум американского индекса DJIA составлял 6473 пункта и он находился на уровне ноября 1996 г.; на 11,5% ниже тогдашней позиции застыл британский FTSE-100 (3467 пунктов). В то же время французский САС-40 (2470 пунктов) держался выше показателей конца 1996 г. на 19%, а германский DAX (3593 пункта) — на 37%.<br>
<br>
Аналогичным образом складывается ситуация и на рынке недвижимости. Если в США средние цены по стране упали с октября 2007 г. по февраль 2009 г. на 23%, а в Британии — на 26%, то во Франции они сократились всего на 9%, а в Германии — на 5,5%. При этом число новых строек уменьшилось в США в 4,6 раза, в Великобритании — в 3,9 раза, тогда как в Германии — на 23%. Удар, нанесенный кризисом по такой чувствительной отрасли, как автомобилестроение, также существенно разнится: производство автомобилей в 2008 г. в США снизилось на 17,4%, тогда как в Европе — на 6,6% (в Германии — всего на 2,8%), при этом американские автомобилестроители получили помощи на $39 млрд, а европейские — всего на 7 млрд евро. Примеров такого рода множество.<br>
<br>
Все это можно было счесть естественным, если бы и сегодня (как это принято было считать прежде) европейская экономика поддерживалась государством, а американская боролась с трудностями, брошенная на произвол судьбы, как в 1929-1932 гг. Но ситуация скорее обратная.<br>
<br>
Начиная с осени 2007 г. правительства ведущих стран начали интенсивно помогать попавшей в сложное положение экономике. Эта помощь воплотилась в значительных точечных финансовых вливаниях — сначала в банковский сектор, а вскоре и в промышленный. Затем пришло время массированных мер типа «плана Полсона» и «плана Обамы». В результате, по данным агентства Bloomberg, совокупная помощь, уже оказанная экономикам своих стран властями США и Британии, достигла соответственно $3,8 трлн и $690 млрд, причем предельный размер помощи, который может быть разморожен в США, — $11,6 трлн.<br>
<br>
Ситуация на континенте совсем иная. Наличие единой валюты сковывает возможность европейских властей столь размашисто реагировать на кризис. В Германии пакет мер помощи экономике ограничен 81 млрд евро, большая часть из которых — государственные гарантии. Во Франции раскошелились на 64 млрд евро; власти в Брюсселе на общеевропейском уровне выделили еще 230 млрд евро. И вряд ли что-то здесь изменится: 1 марта европейские лидеры отвергли принятие пакета помощи восточноевропейским странам, а 9 марта оставили без внимания просьбу американского министра финансов увеличить поддержку потребительского спроса в странах континентальной Европы. Существовавшим на протяжении десятилетий представлениям о «рыночной» Америке и «социалистической» Европе приходит конец: в США в 2008-2009 гг. правительственная помощь экономике превысит 12% ВВП, в странах еврозоны вряд ли окажется выше 3,5% ВВП.<br>
<br>
Все эти цифры не учитывают помощь, которую властям США уже в этом году может потребоваться оказать банкам, аккумулировавшим более $760 млрд нерегулярно выплачиваемых долгов по кредитным картам и пенсионным фондам, дыра в которых после падения котировок на фондовых рынках и снижения стоимости бондов крупнейших корпораций превышает $1,2 трлн.<br>
<br>
Сегодня никто не знает, когда закончится нынешний кризис. Но он наверняка закончится — и скорее рано, чем поздно. Вопрос, однако, заключается в том, какой окажется западная экономика после того, как выйдет из кризиса. На наш взгляд, она — при всей ее глобализированности — больше не будет единой. Все, что делается сегодня в США, — это попытка не дать сдуться тому пузырю, который давно уже должен был лопнуть. Американская экономика даже после кризиса останется несбалансированной, потому что приведение потребления американцев в соответствие с реальным вкладом страны в мировое хозяйство требует коррекции в благосостоянии, сравнимой с тем, что имело место в годы Великой депрессии. Европейская же экономика, в последние десятилетия основывавшаяся на более органичном росте, выйдет из кризиса более конкурентоспособной, чем прежде. И нам в России следовало бы поучиться, как сначала не надувать пузыри, а потом — налогоплатещиков, вынужденных за них расплачиваться. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".