Статья
28 Декабря 2010 7:42

Односторонняя победа

<p>22 декабря 2010 года Сенат США одобрил российско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. За соглашение проголосовал 71 сенатор, против высказалось только 26. Ратификация состоялась после 18 слушаний и семи дней дебатов, в ходе которых представители администрации (включая государственного секретаря Хиллари Клинтон и министра обороны Роберта Гейтса) ответили более чем на тысячу вопросов законодателей.<br />
<br />
Утверждение договора о СНВ на Капитолии стало односторонней победой администрации Обамы. Придя к власти в январе 2009 года, новый лидер Демократической партии провозгласил курс на восстановление позиций США на мировой арене и проведение наступательной внешней политики. Однако к концу 2010 года стало понятно, что добиться этого по всем направлениям демократической администрации не удалось. Белый дом не вернул доверия к Америке со стороны западных партнеров по НАТО и мусульманских стран. Кабинет не смог решить проблему ближневосточного мирного урегулирования и добиться стабилизации обстановки в Афганистане и Пакистане. Единственным относительно внятным успехом оказался новый раунд сокращения СНВ, реализуемый совместно с РФ. Он не только позволяет Вашингтону контролировать ядерный возможности Москвы, но и обеспечивает администрации Обамы имидж «борцов за безъядерный мир». Благодаря ратификации Договора о сокращении СНВ у Белого дома появилась практическая платформа для укрепления статуса морального лидера глобальной политики.<br />
<br />
Успех Белого дома продиктован усилением в окружении Обамы позиций специалистов по работе с Конгрессом. В октябре 2010 года президент США поменял руководителей сразу двух главных структур своей администрации – аппарата Белого дома и Совета национальной безопасности (СНБ). На первую позицию пришел Пит Рауз, именуемый за свои связи на Капитолийском холме не иначе как «101-й сенатор». В свою очередь, СНБ возглавил Томас Тонилон, располагающий стабильными контактами с республиканскими сенаторами. Формально целевую работу с верхней палатой Конгресса курировал вице-президент США Джозеф Байден (с 1973 по 2009 год являвшийся сенатором от штата Делавэр). Тем не менее, за прикладное продавливание сенаторов отвечали именно Рауз и Донилон. Результат их работы оказался налицо. Договор администрации Обамы был одобрен республиканской фракцией даже сверх нормы, чего не ожидалось в принципе. Следует полагать, что работа по СНВ стала первой проверкой на прочность потенциала аппаратного тандема Рауз-Донилон. В последующем он будут и дальше активно привлекаться Обамой для проведения через Конгресс нужных кабинету решений по внешней и оборонной политике.<br />
<br />
Внутриполитический подтекст ратификации СНВ Сенатом США достаточно четко уловили в РФ. 24 декабря глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев завил, что рассмотрение законопроекта о ратификации СНВ в нижней палате русского парламента пройдет не раньше января 2011 года. РФ решила хотя бы по форме не подыгрывать администрации Обамы, сохраняя видимость ведения своей игры. Синхронная ратификация до 31 декабря 2010 года могла бы создать у Белого дома ощущение полного контроля над мнением Москвы. Причем контроля, основанного на презрительном отношении к российским политическим элитам. Не случайно, что депутатов Госдумы американская и британская пресса на протяжении 2010 года называла не иначе как «путинскими пуделями». Теперь у Кремля появился шанс ответить символическим жестом на подобное уничижительное отношение. Принятие договора о СНВ в России состоится тогда, когда в Соединенных Штатах начнет работу уже новый состав Конгресса, с укрепившимися фракциями оппозиционной Республиканской партии.<br />
<br />
При этом Москва старается подчеркнуто дистанцироваться от содержания сделки по договору между кабинетом Обамы и республиканцами. Российское руководство подчеркивает, что приложения к соглашению, утвержденные американскими сенаторами в обмен на утверждение, не могут воздействовать на его содержательные компоненты. 24 декабря глава МИД РФ Сергей Лавров заверил отечественных парламентариев, что резолюция Сената США к договору по СНВ не имеет юридической силы. Выступая в Совете Федерации, министр отметил, что одна из основных проблем этого заявления - тезис о том, что отраженная в договоре по СНВ взаимосвязь между стратегическими и оборонительными вооружениями не является юридически обязательной для Соединенных Штатов и России, поскольку это закреплено в преамбуле.<br />
<br />
Ставка на дистанцию продиктована стремлением уменьшить эффект от восприятия ратификации как успеха команды Обамы. Российское руководство понимает, что пойдя на сделку с США в сфере СНВ, ему пришлось играть по американской повестке дня. При всей своей важности договор не имеет в РФ такого резонанса как в Соединенных Штатах. Во многом потому, что Россия не претендует на статус морального лидера международной политики и не продвигает идей о полной ликвидации ядерных арсеналов. Соглашение с Вашингтоном ей нужно только для того, чтобы сохранить формальный контроль над количественными показателями американских ядерных сил.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".