Статья
27 Июня 2012 18:28

Ограниченная корректировка

Первая половина июня 2012 года для Сербии стала временем завершения смены высшего руководства страны. 1 июня лидер Сербской прогрессивной партии (СПП) Томислав Николич официально вступил в должность президента республики. А 11 июня в Белграде состоялась процедура его инаугурации. 

Таким образом, получили практическую реализацию результаты второго тура президентских выборов, прошедшего 20 мая. По их итогам Николич с минимальным отрывом опередил занимавшего президентское кресло Бориса Тадича, представляющего Демократическую партию. За Николича проголосовало 49,54%. В пользу Тадича высказалось 47,31% граждан республики.

Приход к власти лидера СПП ставит вопрос о некоторой корректировке международного вектора Белграда. Задолго до президентской кампании 2012 года Николич заработал репутацию одного из непримиримых противников администрации Тадича. Он подвергал критике как внутреннюю, так внешнюю политику правительства Демократической партии и их союзников. В понимании главы СПП курс, проводившийся командой Тадича, не просто шел вразрез с сербскими национальными интересами, но фактически подрывал позиции страны в Европе. 

От такой точки зрения Николич не отказался и после избрания главой государства. В речи при вступлении в должность он в очередной раз раскритиковал деятельность своего предшественника за «некомпетентно проведенную приватизацию, коррупцию и воровство». 

Подобных оценок удостоилась и линия Тадича на мировой арене. Подобная расстановка акцентов означает, что новое руководство Сербии постарается отойти от старой системы приоритетов во внешней среде. Другое дело, что переход к новой политико-дипломатической доктрине будет осуществляться в меру субъектных возможностей республики и стратегических приоритетов её развития.

На первом месте для правительства Николича останутся отношения с Европейским союзом. Цель новой сербской администрации – вступление страны в ЕС. Во многом благодаря включению данного пункта в свою предвыборную платформу, Николич смог победить Тадича. Теперь ему предстоит следовать по пути, проложенному либеральными кабинетами. 

Не случайно, что первый официальный визит (поездка в Москву носила рабочий характер) новый сербский лидер нанес в Брюссель. В ходе него Николич подтвердил европейскую ориентированность Сербии и намерение учитывать все требования руководства ЕС. Кроме того, он дал понять, что намерен добиваться полноправного членства для своей страны в Евросоюзе.

Основная интрига с европейской линией кабинета Николича связана с его подходом к проблеме Косово. Официально лидер СПП выступает за сохранение автономии в составе Сербии. Более того, признание данного факта рассматривается его командой как основа для вступления в ЕС. 

Так, накануне визита в Брюссель советник нового президента Сербии Марко Джурич заявил, что республика войдет в состав единой Европы при «уважении её интересов». За этой формулировкой скрывается указание на пусть и формальное, но сохранение Косово в составе Сербии. И скорее всего, публично Николич продолжит об этом заявлять. 

В то же время на практике присоединение Сербии к ЕС вместе с Косово практически исключено. Большинство европейских стран уже признали независимость автономии и вряд ли пойдут на дезавуирование своего решения. Скорее напротив, Брюссель поставит перед Белградом отказ от Косово как обязательное условие для вступления в Евросоюз. В такой ситуации особого пространства для маневра у Николича не будет. Ради сохранения поддержки со стороны электората ему придется негласно отказаться от прав на Приштину.

В то же время новое сербское руководство постарается расширить связи с Россией. Свидетельством этому стала поездка Николича в Москву практически сразу после избрания главой государства. В его понимании Россия – естественный партнер Сербии, связи с которым могут благоприятно сказаться на экономике республики. 

Схожую линию старалось проводить и правительство Тадича. Оно также видело в РФ второго преференциального контрагента после Евросоюза. Но в новых реалиях значимость Москвы во внешнеполитических приоритетах Белграда возрастет. Не видя адекватной финансово-экономической поддержки со стороны ЕС, сербские власти постараются получить её у России. 

Платой за это может стать целая серия уступок, прежде всего, политического характера. В частности, высока вероятность признания парламентом Сербии (Скупщиной) независимости Абхазии и Южной Осетии. Нельзя исключать расширения двустороннего военно-технического сотрудничества (ВТС). Не случайно, что Николич заявил об отсутствии у Сербии намерения вступать в НАТО. Сделано это было, в том числе, с целью создания коридора для развития оборонных связей с Россией.

Максим Минаев 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".