Комментарий
14 Мая 2016 17:06

Окно возможностей

Вадим Самодуров политологВадим Самодуров

Вадим Самодуров
политологВадим Самодуров
Предвыборный сезон, в который Россия вступила в начале года, пока не поражает воображение – ни новизной политических программ, ни яркостью дебатов, ни активностью кандидатов. Даже громких скандалов пока не случилось, несмотря на то, что май скоро перевалит за середину, а там, глядишь, и сезон отпусков начнется. Сказывается, естественно, общая усталость от насыщенной политической повестки последних двух лет. События на Украине, Крым, Донбасс, международные санкции, экономический кризис, Турция и Сирия, кадровые «чистки» в регионах… Регулярно высказываемое политиками и экспертами мнение о том, что предстоящие выборы в Госдуму и заксобрания субъектов федерации будут предсказуемыми и скучными – звучит скорее как аутотренинг и попытка успокоить самих себя. 

Между тем по мере развития событий вариативность сценариев будущих выборов расширяется. Интригу предстоящим выборам добавило и назначение Эллы Памфиловой на пост главы ЦИКа и слухи из коридоров власти о том, что с самого верха в регионы поступил сигнал: хватит «рисовать» результаты – хотите выигрывать, выдвигайте тех, кто реально избираем. 

Основной вопрос, который не обсуждается активно, но тревожно маячит в головах участников политического процесса, заключаются в том, сможет ли «Единая Россия» сохранить свой статус-кво и кто в большей степени представляет электоральную угрозу для «партии власти».

Стоит признать, что ставящиеся политологами и аналитиками вопросы имеют под собой веские основания. За последние два года мы стали свидетелями как неудач со стороны представителей партии власти на выборах различного уровня, так и имевших широкий общественный диссонанс уголовных дел против высокопоставленных чиновников, состоящих в данной партии. Данные факторы если не продуцируют нестабильность, то, по крайней мере, способствуют видоизменению политического ландшафта  в сторону большего разнообразия и плюрализма.

Начнем с самого яркого примера. Прошлогодний успех коммуниста Сергея Левченко на губернаторских выборах в Иркутской области сломал миф о непобедимости и безальтернативности кандидатов от власти. Победа оппозиционера во втором туре оказалась возможна в условиях решительного противодействия местных бизнес-элит(в частности, в сфере строительства) бывшему главе области Сергею Ерощенко и абсолютно провалившейся кампании кандидата от власти, штаб которого не смог сбить волну «черного пиара» в адрес кандидата. Иркутск почти полностью проголосовал за Левченко – в областном центре коммунист получил треть своих голосов, в то время как единоросс лишь одну шестую. Широкий аппарат наблюдателей в день выборов сделал своё дело – имея почти сопоставимое количество таковых – 2372 у Левченко против 2824 у Ерощенко, оппозиции удалось снизить риски «вбросов» и «каруселей» к минимуму. Сергей Ерощенко стал последним главой российского региона, назначенным по старой системе наделения полномочиями. Теперь наступает пора выборов, и дать отпор конкурентам, стремящимся завладеть политическим Олимпом, становится всё сложнее.

Помимо Иркутской области, демонстрирующей готовность перейти под строгий партийный контроль КПРФ, у «Единой России» проблемы есть еще в ряде регионов. Карелия – один из них. Не так давно глава республики Александр Худилайнен получил от президента выговор из-за срыва программы по расселению из аварийного жилья, после чего его правительство ушло в отставку. Вкупе с довольно неприятной историей со снятием с должности мэра Петрозаводска – «яблочницы» Галины Ширшиной, позиции Худилайнена представляются весьма зыбкими, а это, в свою очередь, тащит на дно идущих вместе с ним «единороссов».

Саратовская область – весьма проблемный для партии власти регион. Качество саратовских дорог стало притчей во языцех после имевшего широкий резонанс вопроса в ходе «Прямой линии» с Владимиром Путиным. Это камень был брошен в огород главы области Валерия Радаева, за отставку которого недавно из-за неудовлетворительного состояния экономики подписались на одном из электронных ресурсов свыше 1,6 тысячи человек. 

Еще одна болевая точка – Республика Коми. На пору руководства и.о. главы региона Сергея Гапликова пришлась трагедия на шахте «Северная» в Воркуте, в которой погибло 36 человек. Если учесть резонансное уголовное дело предыдущего главы Вячеслава Гайзера и его сообщников, имевших партбилеты «Единой России», для партии власти вырисовываются далеко не самые радужные перспективы на ближайших выборах. А до них всего-то четыре с половиной месяца.

«Единой России» в Ярославской области», возглавляемой Сергеем Ястребовым, может прийтись очень непросто на дне голосования, ведь Ярославль, ранее избравший мэром оппозиционера Евгения Урлашова, - город с высокой долей протестного голосования и входящий в зону приоритета КПРФ, готовой выставить против губернаторской команды свои отборные кадры.

Новосибирская область и вовсе входит в состав так называемого «нового красного пояса» - ряда регионов, в которых поддержка коммунистов на выборах свыше 20%, и в некоторой степени отличающегося от старого зюгановского «пояса», когда-то сосредоточенного на центральных областях, а ныне сдвинувшегося за Урал.
Свидетельство тому  – победа Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска. Также нестабильна поддержка «Единой России» в Омской и Челябинской областях.Свердловская область и вовсе стала ареной борьбы губернатора и мэра – успех на выборах Евгения Ройзмана стал открытым вызовом выстраиваемой годами Евгением Куйвашевым политической системе.Весьма любопытно, что за Ройзмана голосовали преимущественно те же люди, что и за коммунистов на парламентских выборах 2011 года, когда КПРФ удалось добиться в регионе очень хороших для себя результатов. Весьма сильны в Свердловской области и «справедливороссы». Именно Южный Урал представляет собой на данный момент самый ненадежный для «Единой России» политический ареал, на котором вольготно произрастают противники партии власти. Все вышеперечисленные субъекты федерации могут стать плацдармами наступления оппонирующих власти сил.

Остаётся бастионом сопротивления «Единой России» и Орловская область, на последних парламентских выборах в которой коммунисты набрали больше всего голосов среди всех регионов России. Утяжеляющим фактором для «Единой России» является и руководство регионом членом КПРФ Вадимом Потомским, на губернаторских выборах получившего рекордные для области 89% голосов.

На дальневосточных территориях помимо коммунистов традиционно сильно выступают представители ЛДПР – наилучших результатов они добиваются в Амурской области. Вообще фронтирные территории, примыкающие к этнокультурным регионам, считаются лакомым кусочком для этой партии. Взять хотя бы Ставропольский край, результаты «либерал-демократов» в котором приближаются к 10 процентам. А это, между прочим, весьма консервативные регионы, в результате экстренных событий, однако способные отдать голоса политической силе, выступающей за «порядок». Если, разумеется, этот порядок не может обеспечить правящая верхушка.

Итак, основные конкуренты «Единой России» за отсутствием какой-либо либеральной коалиции - это левые в лице КПРФ, способные в ряде регионов не только повторить историю успеха, но и удивить неожиданными результатами. Подспорьем для успеха коммунистов является выход в социальные сети. КПРФ привлекает к своей работе молодых специалистов, у неё налажены контакты с Администрацией президента. У коммунистов есть все шансы если не «выстрелить», то хотя бы заставить серьезно поволноваться «Единую Россию» в субъектах «нового красного пояса» и откусить крупные ломти в электоральной борьбе. В то же время у КПРФ есть несколько партий-спойлеров («Коммунисты России» и КПСС – главные из них), готовых сыграть на поляне главной левой партии. 

Не на руку коммунистам и внедрение мажоритарной составляющей в избирательную систему, разом отсекающей всех непровластных кандидатов. Где слабее коммунисты, там больше шансов появляется и у «Справедливой России», которойтакже может перепасть электоральная поддержка протестующих. Правда, после кризиса 2012 года, ставшего причиной ухода из партии таких известных оппозиционеров как Гудковы и Дмитриева, шансы на равный спарринг с коммунистами у «справедливороссов» заметно снижаются. Но сила или слабость партии далеко не всегда является определяющим фактором борьбы за власть – наличие в регионе более-менее крупных финансовых игроков, претендующих на перераспределение сил, является порой более важным условием успеха, нежели ставка на «тяжеловесов» с их последующей раскруткой. Как пример – Сергей Левченко, до сих пор не имеющий яркого положительного образа, но сумевший сыграть на элитных противоречиях и заручиться поддержкой иркутян («меньшее зло»), среди которых широко распространены либеральные умонастроения.

Что касается партий, не входящих в думский квартет, то наиболее реальные шансы преодолеть пятипроцентный барьер есть только у трех из них – «Родины», «Яблока» и «Патриотов России». Первой, однако, за последние два года так и не удалось добиться каких-либо приемлемых результатов на местных выборах, но сейчас руководство партии заявляет об амбициозных планах и даже пригласило в свои ряды нескольких известных экспертов и политологов в расчете стать медийно более заметной силой. «Яблоко» будет подбирать голоса так и не состоявшейся «демкоалиции» и вкупе со старым ядром поддержки может претендовать на успех в Петербурге и Москве. «Патриоты России» имеют несколько сильных отделений в нескольких субъектах, в частности в Красноярском крае и Северной Осетии. В 2013 году возглавляемые бизнесменом Анатолием Быковым «патриоты» смогли на выборах в городской Совет депутатов Красноярска получить 25% голосов. Наличие двух-трех ярких региональных лидеров может компенсировать отсутствие широкой народной поддержки данной партии в целом по стране.

У «Единой России», однако, есть и лояльные субъекты. Таковыми могут считаться Волгоградская, Кемеровская, Тамбовская, Ростовская, Архангельская и Мурманская области. Неоднозначно её положение в национальных республиках (Северный Кавказ и Тува), традиционно демонстрирующих самые высокие показатели уровня поддержки. При усугублении социальных проблем электорат данных регионов может сдвинуться влево, демонстрируя ностальгию по советской эпохе. Однако высокая степень консолидации местных элит до сих пор не благотворила данному сценарию.

Серьезным фактором усиления левой повестки и, соответственно, шансов у партий, эксплуатирующих социальную риторику, является наличие серьезных экономических проблем как в целом по стране, так и ряде регионов – особенно. Если в 2014 и 2015 годах предвыборная агитация была насыщена украинской тематикой, то сейчас вектор изменился с внешнего на внутренний. «Игры патриотов» кончились, риторика меняется, хотя некоторые партии, в частности, «Родина» будет пытаться посмотреть на современные российские реалии через призму конфликта на Донбассе. Стабильный электорат проголосует за «Единую Россию», но сомневающиеся теперь выберут либо КПРФ, либо кого-то из «новичков».

Мажоритарная реорганизация системы, однако, будет работать на снижение негативных эффектов для российской элиты. Тот же джерримендеринг – установление границ округов таким образом, чтобы создать преимущество одному из кандидатов или партий, будет работать на союзников «Единой России». Более протестные областные центры не будут превращать в отдельный городской округ, а будут дробить на несколько частей, к которым добавятся склонные к конформизму периферийные районы. Добиться преимущества в таких округах даже представителям КПРФ будет очень непросто.

Несомненно, власть будет купировать возможные попытки прорывов конкурентов в ходе предвыборной кампании. Но как свидетельствуют известные случаи успешного выступления оппозиции, ставка на административный ресурс оправдывает себя далеко не всегда. Еще один момент, объясняющий потенциальную смену стратегии и тактики власти – это необходимость освободиться на местах от непопулярных и неэффективных руководителей. Пусть вместо них будут члены КПРФ или ЛДПР, с которыми договориться можно с куда меньшими репутационными и финансовыми издержками, чем протаскивать хоть и свои, но окончательно отыгранные фигуры. Важен данный факт и для некоторых республик Северного Кавказа, где привыкли побеждать с «поддержкой» в 99,9 процентов.

Кланы пока никто не отменял, но Москва готова сделать ставку только на те группировки, которые обеспечат хотя бы частичное исполнение своих предвыборных лозунгов и тем самым стабилизируют массовые настроения. Поэтому Москва решила ограничиться отменой прямых выборов в четырех субъектах СКФО, но оставить их для Чечни, которая может стать примером для остальных республик. С этой же целью была произведена замена главы ЦИК на пользующуюся доверием даже в радикально-либеральной среде Эллу Памфилову, в отличие от Владимира Чурова не несущую на себе груза ошибок и этически воспринимаемую как более чистоплотную.

Одномандатные округа же подстрахуют членами ОНФ самых бесперспективных «единороссов» - пожалуй, это главная электоральная «подушка» для представителей элиты, не желающих ассоциироваться себя с «Единой Россией», но в то же время не готовых уйти в оппозицию. Шансы на конкурентную борьбу возрастают, пусть пока и без появления на политическом небосклоне качественно новых партийных сил.

Необходимо учесть, что в проблемных регионах и партийные списки, и одномандатные округа, и кандидатуры на пост губернаторов возглавят наиболее опытные, с меньшим антирейтингом и более привлекательные представители власти. В регионах с более крепкими командами у оппозиции появляется шанс стать «темными лошадками» и  преподнести неожиданный сюрприз. Так что не стоит удивляться, если в самых консервативных регионах мы столкнемся с резким ростом поддержки аутсайдеров – в случае, если они смогут использовать представившийся шанс и мобилизовать всех, кто годами пребывал в «спирали молчания» и считал свои оппозиционные воззрения чем-то уникальным и непривычным.

Вадим Самодуров, директор Агентства стратегических коммуникаций специально для «Актуальных комментариев» 

____________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".