Статья
4 Июля 2011 12:02

Основные понятия российской политики

Преподавая политическую теорию в конце 1990-х и начале 2000-х годов, автор постоянно сталкивался с проблемой кросскультурного перевода.

Комментарии экспертов
<p>Название страшненькое, но объяснимое. В российском политикуме царствует идеологизированный язык самоописаний, который самопально сварганили медиаменеджеры <nobr>90-х,</nobr> когда они еще сами не знали, что они медиаменеджеры, а думали, что они политики, потом они думали, что они политологи, а сейчас называют себя пеарщиками. Этот косорылый суржик тем не менее был хорош, поскольку помогал оболванивать элиты, и, иногда, даже верить носителям этого языка в то, что говорилось на этом языке. Эта риторика не обладала объективным содержанием, но именно поэтому она была, да и остается, эффективной. Начинаясь в смутном сознании полуграмотных представителей политических элит на одном конце, она превращается в невероятные политические фантомы на другом.</p>
<p>Классический пример — функционирование термина «инклюзивный» в отношении «Единой России», который первым к ЕР кажется применил Павловский. Очевидно, что ЕР не является инклюзивной партией в том смысле, в котором политики инклюзивности, работают в западной политической культуре. Инклюзивность западного типа включает те или иные социальные группы в качестве таковых, не растворяя их идентичность в массе. Тогда как инклюзивность ЕР требует именно что такого растворения, выравнивания включенных вдоль оси национального интереса, который не вполне понятно как формулируется. Западные политики пнклюзивности формируют заказ на производство все новых и новых форм идентичностей, тогда как агрессивная инклюзивность ЕР, которая приобрела весьма оригинальную форму Народного фронта, очевидно тормозит размножегние «политических сущностей». Так и получается, что слово вроде как одно — инклюзивность. Слово хорошее, но почему-то в России и на Западе оно обозначает ровно противоположные вещи.</p>
<p>Хархордин считает, что пришло время ревизии лексики этого языка — время разобрать завалы из несуществующих сущностей, загнать терминологических кентавров в их мифологические клетки. Я бы сказал, что задача Хархордина, в каком-то смысле, параллельна задаче Навального в экономике госсектора. В определенном смысле эта книга — провокация. Другое дело, спровоцирует она кого-нибудь на что-нибудь, кроме как на написание еще одной рецензии?</p>
<p><strong>Олег Хархордин, «Основные понятия российской политики». Серия «Библиотека журнала „Неприкосновенный запас“». М.: Новое литературное обозрение, 2011. — 328 с.</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".