Статья
26 Февраля 2010 0:01

Открытая возможность

Сборник рассказов Сомерсета Моэма в новом переводе или об английском литературном опыте сохранения цивилизации "на краю империи".

Комментарии экспертов
<p>Издательская группа АСТ порадовала нас новыми переводами Сомерсета Моэма — «усечённым» сборником «Открытая возможность». В сборник входит три рассказа-повести о жизни европейцев в Восточных колониях. Оторванность главных героев от очагов цивилизации позволяет подвести все три произведения (заочно добавив к ним рассказ «На краю империи» и другие рассказы из книги "А Кинг") под общий знаменатель — "как оставаться европейцем во враждебной цивилизации среде и зачем им вообще оставаться?"</p>
<p>Конечно, истории Моэма — это не героический эпос Киплинга с его «бременем белого человека» и соответствующего пафоса в них нет. Благо, к тридцатым годам двадцатого века жизнь в Юго-Восточной Азии уже была выстроена по европейским шаблонам, территории управлялись посредствам европейских администраций и ничего удивительного в том, чтобы читать английскую газету (пусть и полуторамесячной давности) на островах Малайского архипелага не было.</p>
<p>Моэм тем и ценен, что достоверно списывает характеры персонажей, их системы ценностей и быт с реальных людей того места/времени — зоны расцвета колониального владычества Европы в регионе, когда борьба за ресурсы и привидение местного населения к цивилизации в приемлемых рамках завершена, но начала антиколониальных войн пока ничто не предвещает. По песчаным пляжам разгуливают добродушные голландские наместники в белоснежных кителях, а в джунглях на каучуковых плантациях играют на фортепьяно британские плантаторы.</p>
<p>Тем не менее и в этом раю случаются драмы, с той лишь разницей (и Моэм будто бы акцентирует на этом внимание), что они становятся практически неотличимыми от драматического фона того же Лондона. Так сюжет с чиновником проявившем разумную нерешительность, благодаря которой сохраняет себе жизнь, но теряет любимую женщину — это сюжет не привязанный к колониям Британии. Аналогичная история может происходить и в промышленном центре метрополии.</p>
<p>Моэм берёт на себя обязанности провозвестника глобализма в азиатской глуши - глобализма духа. Это достаточно смелый ход для хоть и невероятно популярного в своё время, но не слишком «серьёзного» писателя, который сам о себе говорил, что «литературой зарабатывает себе на жизнь».</p>
<p>Сомерсет Моэм, «Открытая возможность», М.: АСТ, 2010 — 192 с.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".