Статья
28 Августа 2009 9:36

Открывая «второй» мир

<p>Не все книги, становящиеся частью общемировой дискуссии, сразу переводятся на русский. Но знать о них стоит. Мы начинаем книжные публикации с цикла из 12 книг о геополитике, вышедших в 2008-2009 гг.<br />
<br />
Неожиданно новым словом в американской теории международных отношений, противостоящим традиционным подходам, стала работа молодого сотрудника New America Foundation Парага Ханны (Khanna, Parag. The Second World: Empires and Influence in the New Global Order, London: Allen Lane, 2008; 466 p., ?25). Рискну сказать, что столь интригующих концепций не появлялось со времен статей Фрэнсиса Фукуямы о конце истории и Самюэля Хантингтона о столкновении цивилизаций.<br />
<br />
Мир XXI в., по Ханне, разделен на три неравные части. К первой он относит «три естественные империи, каждая из них четко определена географически и обладает военным, экономическим и демографическим потенциалом для расширения своих зон влияния»: США, Европейский Союз и Китай. Эти страны воплощают соответственно «коалиционную», «консенсусную» и «консультативную» политические идеологии (р. 324), но инструментом каждой является «нахождениe баланса между страхом и любовью» со стороны соседей (р. 335). Каждая из новых «великих держав» вынашивает свой глобальный проект и ищет союзников для его реализации в будущем.<br />
<br />
«Третий» мир, в противоположность «первому», — страны, которым наступившее столетие ничего не обещает. Сюда относятся Африка, часть государств Южной и Центральной Азии и Латинской Америки. Все они — скорее «театр борьбы» титанов за зоны власти и влияния.<br />
<br />
Зато особую роль в новой геополитике обретает «второй» мир. К нему автор относит страны, обладающие гигантским экономическим, политическим и социальным потенциалом, но не реализовавшие его в полной мере. Они упустили шанс стать вровень с тремя центрами мощи; «они — не сверхдержавы, а скорее балансиры, поддержка которых (или отказ в таковой) способны подкрепить или лишить опоры заявку на доминирование, исходящую от любой из трех сверхдержав». «Страны “второго” мира можно было бы отнести к глобальному среднему классу, если бы таковой существовал», — пишет Ханна. Их задача (равная их возможностям) — влиять на политику империй, а не определять ее. Cреди стран «второго» мира — Россия, Япония, Индия, Бразилия, Мексика, а также «исламский мир» (cообщество, которое я не рискнул бы рассматривать в качестве единого целого).<br />
<br />
К России Ханна относится с симпатией и сожалением. По его мнению, она представляет собой «крупнейшее в мире нефтегазовое государство», погрязшее в официальной мифологии «евразийства» и гордящееся скорее риторикой, чем реальными достижениями (p. 14); ее «дипломатия за короткое время превратилась в синоним дипломатии «Газпрома» (р. 11). Россия, на взгляд автора, — естественный союзник Европы, к сближению с которой ей следует стремиться, чтобы «спастись от самой себя» (р. 15). Самостоятельный центр силы, сплачивающийся вокруг России, — гипотеза, недостойная обсуждения.<br />
<br />
В Азии, полагает автор, формируется зона китайского влияния, причем настолько быстро, что «Азия под властью Китая — это не далекая перспектива, а суровая реальность, которая вряд ли может быть изменена по желанию западных держав» (р. 216). В ближайшем будущем ситуация тут не изменится, и Америке придется смириться с тем, что ее союзники в регионе будут играть подчиненную роль.<br />
<br />
В Латинской Америке существует свой «естественный гегемон» — Бразилия, которую Ханна без обиняков называет «Соединенными Штатами Южной Америки» (р. 152). Это своего рода «спокойная сила» Южного полушария, на фоне которой «проваливание в никуда» Венесуэлы или Боливии, а также убогое бормотание местных леваков не должно отвлекать внимания. Борьба за Бразилию может определить «американскую» или «европейскую» ориентацию континента.<br />
<br />
Книга Ханны не инструкция политическим элитам «второго» мира. Она учебник по методам конкуренции США и ЕС за симпатии окружающих стран. Характерно, что автор приходит к четкому выводу: пока американцы проигрывают европейцам. Он признает: никаких военных, политических и экономических усилий США не достаточно для того, чтобы вновь вывести их в единоличные глобальные лидеры. Основная интрига XXI в. в том, станет ли это столетие европейским или китайским; и важную роль в этом сыграет распределение симпатий «второго» мира.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".