Статья
12 Апреля 2015 9:30

Пасха: Традиции и современность

Пасхальное богослужение в столичных храмах в этом году посетили свыше миллиона человек.   СМИ уже написали, что  установлен  своеобразный рекорд.  «Это рекорд - в прошлом году пришли в храмы "всего" 714 тысяч человек», - пишет на своем сайте «Комсомольская правда»Ранее социологи отмечали, что религиозные праздники  отмечает большинство, при этом ходят в церковь и соблюдают посты — лишь единицы.

В подоплёке такого явления лежат много факторов, полагает журналист, историк, член Общественной палаты Николай Сванидзе.

Как он отметил в беседе с «Актуальными комментариями», для 80 процентов россиян православие — это не религиозная, а национальная идентификация.

«Вот я русский, поэтому я православный. К вере это не имеет отношения. Очень многие люди, считающие себя православными, говорят, что они не верят в бога. Это абсолютный нонсенс, это даже не парадокс», — сказал Николай Сванидзе. 

По его словам, даже в коммунистической партии России есть «православные коммунисты». «Ну как может быть православный коммунист? Коммунизм и религия несовместимы – либо ты коммунист, либо ты в бога веришь. А они коммунисты, и при этом православные. Верят они в бога, нет, — это неизвестно», — подчеркнул журналист.

Провозглашаемое православие для очень многих людей — это национальная идентификация и даже мода, полагает он. «Вот такой правильный русский человек должен быть православным. Иногда многие даже считают, что православные – это не христиане. Есть отдельно христиане, а есть отдельно — православные», — заметил Николай Сванидзе.

Отношения между православной идентификацией, верой в бога, хождением в церковь очень непростые, считает он. 

По его мнению, связано это с тем, что в России всегда было очень сложно с верой в бога, во многом потому, что она насаждалась. «А то, что насаждается, не всегда далеко вызывает искреннее отношение, как правило, даже совсем не вызывает. Практика показывает, что популярность православной церкви выросла как раз при советской власти, особенно в последние годы, когда православная церковь была, действительно, отделена от государства и воспринималась как нечто ему оппонирующее. А сейчас, когда она во многом слилась политически с государством, (что противоречит конституции, но это реально так), то многие думающие люди стали гораздо сложнее относиться к церкви как к институту», — констатирует он, добавляя, что это не повлияло на их веру, но повлияло на отношение к церкви. 

«Поэтому здесь очень много сложностей – и исторических, и политических, в том, что касается всей этой системы веры в бога, хождения в церковь. Это все у нас очень сложно», — заключил Николай Сванидзе. 

12 апреля православные отмечают Пасху. По данным предпасхального опроса Левада-центр, 65 процента россиян собирались красить яйца и 42 процента — печь куличи. И только 6 процентов сказали, что пойдут ко всенощной в храм. При этом Великий Пост намерены соблюдать только 2 процента россиян.

Примечательно, что подобная статистика держится уже довольно давно, и общество в этом отношении меняется мало. 

Отмечать религиозные праздники, Пасху, Рождество, можно не вкладывая в это глубоких метафизических переживаний, о которых церковь говорит, а просто отмечать как праздник, полагает политолог Глеб Кузнецов. 

«Условно говоря, у нас 7 ноября празднуют не только большевики, 1 Мая — не только трудящиеся, 8 марта не только работающие женщины, а 23 февраля — не только служащие в армии. Не надо суживать пространство праздника, как такового. Пасха, Рождество — это большая традиция. Русские люди, как и любые другие, любят праздники. Не вижу в этом ничего такого предосудительного. Мне кажется, что надо как-то спокойнее к этому относиться, не делать далеко идущих выводов ни о "религиозности", ни о "нерелигиозности" нашего общества», — сказал Кузнецов «Актуальным комментариям».

Церковь – это, прежде всего, организация, добавляет эксперт. «Конечно, какая-то часть общества более лояльна к этой организации, какая-то менее лояльна. Но говорить о том, что у нас религиозное общество или нерелигиозное общество, что религиозность пронизывает дух русского общества или сокрушаться, что это не так — бессмысленно. Такого не было никогда», — подчеркнул эксперт. 

«Например, Протопоп Аввакум в середине 17 века описывал случай из собственной практики. На большой праздник в Великий Пост, отстояв полагающуюся службу, мужики двинулись в кабак, дабы выпить как следует. Аввакум приказал,, будучи священником, закрыть этот кабак ибо Великий Пост. Так его – священника, который им только что проповедь читал – избили до полусмерти, кабак открыли и делали там, что привыкли. Это 17 век – времена "древлего благочестия". Были они более религиозные или менее религиозные, чем сейчас? Форма и содержание – это разные вещи. Ничего нового. Просто сейчас не обязательно ходить в церковь. А так – и не более, и не менее религиозны, чем 500 лет назад», — констатирует Глеб Кузнецов.

По его мнению, это такой с одной стороны церковный, а с другой – «антицерковный» миф о том, что люди раньше были религиозны, а теперь отвернулись от Бога, что прогресс уничтожает религию. 

«Люди по сути своей всегда одинаковы, они не меняются, – отмечает политолог. – Меняются некоторые внешние поведенческие привычки. Кстати миф о том, всегда было лучше, не только у церкви. Раньше и политики были честные, и войны героические, и люди религиозные, и мораль на высоком уровне и т.д. А начинаешь разбираться – ничего не поменялось, разве что почище стало. Миф о "золотом веке" всегда не соответствует действительности», – уверен Глеб Кузнецов.

По его словам, патриотизм и консерватизм не следует связывать с религиозностью. «То есть ты можешь быть вполне себе патриотом своей страны и консервативно настроенным гражданином в политическом смысле и быть при этом абсолютно нерелигиозным человеком», – подчеркнул политолог.

Подготовила Екатерина Даньшина

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".