Статья
1 Июля 2009 21:09

Педофилы и садисты сядут надолго

<p>Госдума России серьезно ужесточила уголовную ответственность за сексуальные преступления против детей. Практически в завершение весенней сессии, которая заканчивается 3 июля, депутаты во втором чтении приняли поправки к Уголовному кодексу, которые ужесточают наказание за развратные действия и производство порнографии с участием несовершеннолетних.</p>
<p>Первое чтение закона прошло 24 июня. Тогда думцы определили, что за изнасилование ребенка, которому еще не исполнилось 16 лет, преступник получит от 8 до 15 лет тюрьмы. Об этом пишет деловая газета <a href="www.vz.ru" title="www.vz.ru">«Взгляд»</a>.</p>
<p>А если жертва не успела отметить и 14-й день рождения, то наказание составит от 12 до 20 лет лишения свободы. Причем данные меры касаются не только гетеросексуальных граждан, но и гомосексуалистов и лесбиянок.</p>
<p>Развратные действия в отношении детей до 16 предлагалось карать штрафом в 100 тыс. руб. или годом исправительных работ. Кроме того, решивший «просветить» малолетнего взрослый на пять лет лишается возможности занимать определенные должности. Наказание увеличивается по мере уменьшения возраста ребенка. Так, разврат с участием подростков до 14 лет карается шестью годами тюрьмы и 10-летним ограничением свободы выбора профессии, а вовлечение в секс-забавы детей младше 12 лет – 12 годами тюрьмы и 20-летним мораторием на работу в определенных областях.</p>
<p>Кроме того, за изготовление, распространение и рекламу детской порнографии доморощенные режиссеры могут получить до восьми лет тюрьмы. А если в производстве «клубнички» замешаны родители, учителя, тренеры детей или в кадре фигурируют «актеры» моложе 14 лет, то срок увеличивается до 10 лет. При этом законодатели жестко постановили, что педофилы должны отсидеть минимум 3/4 срока, прежде чем им светит досрочное освобождение.</p>
<p>«Это больше, чем по статьям особой тяжести», – отчитался первый зампред думского комитета по уголовному законодательству Владимир Груздев.</p>
<p>Вместе с тем, признал депутат, его коллеги не питают надежд на то, что ужесточение наказания остановит психически ненормальных людей. Среди отклоненных поправок оказалось главное «ужесточение»: коммунисты предлагали считать подпадающими под законы о педофилии детей не до 16, а до 18 лет.</p>
<p>Впрочем, и принятые поправки, по словам Владимира Груздева, работают исключительно на усиление наказания за педофилию. <br>
Так, депутаты постановили, что вместо штрафа в 200 тыс. руб. за половое сношение или иные сексуальные действия с подростком моложе 16 лет будут наказывать лишением свободы сроком до четырех лет.</p>
<p>Кроме того, парламентарии установили нижние пороги предусмотренного за педофилию наказания. Если ставшему жертвой взрослой страсти подростку не исполнилось 14 лет, преступнику светит от 7 до 15 лет заключения. А если ребенок не достиг 12-летнего возраста, то от 12 до 20 лет. При этом осужденный на 20 лет лишается права работать с детьми. И речь в данном случае идет не об изнасилованиях, а о «добровольных» (насколько они могут быть таковыми в младшем и среднем школьном возрасте) контактах.</p>
<p>Единственным исключением из новых жестких правил законотворцы постановили считать ситуацию, в которой начинает фигурировать любовь, и педофил превращается в законного супруга своей жертвы.</p>
<p>Данная поправка вызвала бурю эмоций у коммунистов. Представляющий КПРФ Сергей Решульский напомнил коллегам, что закон касается не только гетеросексуальных преступников, но также гомосексуалистов и лесбиянок. «Борясь с педофилией, мы педерастию не будем здесь развивать в нашей стране? Не имеется ли тут чего-то подспудного, чтобы потом однополые браки в стране устраивать?» – высказал свои сомнения зюгановец.</p>
<p>Его коллега Анатолий Локоть, в свою очередь, заявил, что отстранять педофилов от работы с детьми надо не на 20 лет, а на всю оставшуюся жизнь.</p>
<p>Между тем, законодательно разобравшись с педофилами, депутаты перешли к коррупционерам. Вернее, ко второму чтению закона об антикоррупционной экспертизе документов, принимаемых в нашей стране. Данный закон наконец объяснил чиновникам и парламентариям, что такое «коррупциогенные факторы», а также определил, кто и как со «взяточническими» нормами будет бороться.</p>
<p>Итак, основная нагрузка падет на плечи прокуратуры и Минюста. На откуп прокурорам будут отданы документы, привносящие что-то новое во все существующие ныне кодексы и закон о лицензировании. А также законопроекты, касающиеся государственной и муниципальной собственности, затрагивающие права и свободы россиян или регулирующие деятельность госкорпораций и фондов.</p>
<p>Минюсту придется разбираться в указах президента и постановлениях правительства, а также внимательно вчитываться в концепции федеральных законов, уставы муниципальных образований и нормативные акты министерств и ведомств. Различные организации могут проверять сами себя, разыскивая «коррупциогенные факторы» в выпущенных ими документах. Кроме того, попытать фактически любой закон на коррупционность позволено гражданам и общественным объединениям.</p>
<p>Бороться с законодательной коррупцией, правда, простым смертным придется за свой счет. И все их умозаключения будут носить лишь рекомендательный характер. Как ни странно, но столь же «рекомендательными» могут стать и прокурорские выводы. <br>
Дело в том, что, обнаружив «взяточническую» норму, прокурор может пойти по двум дорогам: либо отправить авторам закона требование убрать данную новеллу из документа, либо написать им рекомендацию поступить подобным образом. Прокурорское требование обязательно к выполнению, но, как говорится в принятой поправке к закону, лишь в том случае, если в бумаге «предложены способы устранения» «коррупциогенных факторов».</p>
<p>Однако газета <a href="www.vz.ru" title="www.vz.ru">«Взгляд»</a> пишет, что здесь необходимо учесть: законотворчество – предмет для прокуроров явно не профильный, а парламентарии каждую неделю рассматривают десятки новых документов, неудивительно, если прокуроры предпочтут оперировать рекомендациями, которые хотя и являются штукой полезной, но никого ни к чему не обязывают.</p>
Комментарии экспертов
<p>Я считаю, что то количество заявлений, которое делается на этот счет, и законопроектов (в том числе и я предлагал законопроект) на тему досрочного освобождения тех, кто совершает преступления против детей, связаны с очень серьезной ситуацией, которая сложилась в нашей стране. И ни для кого сегодня не секрет, что количество этих преступлений очень большое.</p>
<p>Что же касается господина Миронова, то с одной стороны, я поддерживаю его точку зрения, а с другой стороны, могу сказать, что очень странно, что до того, как президент внес законопроект в Государственную Думу, господин Миронов (который также имеет возможность законодательной инициативы), подобным вещам, во всяком случае, на моей памяти, внимания не уделял.</p>
<p>Я надеюсь, что подобные меры будут приняты. Безусловно, они будут эффективными – то наказание, которое сейчас предусмотрено, крайне мало. На мой взгляд, конечно, оно должно быть очень жестким. Естественно, что предпринимаются меры по ужесточению наказания, они абсолютно адекватны сложившейся ситуации.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".