Статья
26 Ноября 2015 18:59

Перед визитом в Москву

Атака турецкими истребителями российского бомбардировщика и радикальный поворот во взаимоотношениях России и Турции кардинально поменяли контекст визита Президента Франции Франсуа Олланда в Москву.

Изменения в повестке ближневосточного конфликта после 24 ноября настолько значительны, что позволяют трактовать выбор места и времени нападения на Су-24 в том числе и как провокацию, подготовленную и проведенную с целью сорвать наметившееся стремление Франции объединить усилия с Россией в военной операции против ИГИЛ (запрещенной в России). Первым свидетельством этого объединения стала координация действий в регионе военно-морских судов двух стран.

При этом внутриполитическое давление, под которым находится Олланд после недавних терактов в Париже, заставляет его искать возможности как можно быстрее предъявить избирателям реальную операцию возмездия. И в этом смысле турецкая атака на российский Су-24 – это также попытка вынудить Францию ускорить оформление своего военного участия в сирийском конфликте не в рамках союза с Россией, а в рамках «трансатлантических обязанностей», где Турция – это опорная страна НАТО в регионе конфликта.

США: максимально связать руки французам

Тактическая уловка США – перевести ситуацию в разбор деталей авиационного инцидента, который может быть затянут до бесконечности. До этого Франции якобы стоит подождать, чтобы своим участием в сирийско-российской коалиции не создавать давления на «поиск объективной истины».

Собственно, эту логику Барак Обама сразу же заявил на совместной пресс-конференции в Белом Доме по итогам переговоров с Франсуа Олландом. На этих переговорах, как отмечают вашингтонские издания, главной целью Франции было если не получить согласие Белого Дома на тесную координацию французских и русских военных, то, как минимум, смягчить удар по американскому престижу. Но эта цель была до атаки самолетом НАТО русского самолета.

Даже кадры протокольной съемки показывают, насколько напряжен был Олланд, и насколько воодушевлен Обама, когда говорил: «Мой главный приоритет будет гарантировать, что ситуацию не станут нагнетать…. Это очень важно сейчас для нас убедиться, что обе стороны – русские и турки – разговаривают друг с другом, чтобы выяснить, что именно произошло, и принять меры, препятствующие эскалации».

Чуть позже пресс-конференции, которая здесь упоминалась, когда Олланд покинул Вашингтон, Белый дом в отдельном заявлении уже не стеснялся обозначить сторону, которую будет поддерживать: «США и НАТО поддерживают Турцию и ее право защищать свой суверенитет».

Пентагон, НАТО и военное руководство коалиции: за действия Турции отвечать не будем, но от возмездия защитим

Генералы ЦЕНТКОМа в этой игре также явно заинтересованы в затягивании ситуации. Очевидно, что намечающийся военный союз России и Франции против исламских экстремистов в регионе ставит под вопрос не просто их компетентность, но и сам факт существования т.н. «коалиции 69 стран» – не на бумаге, а на поле боя.

Стратегическая цель – не дать Франции войти в тактический военный союз с Россией на сирийском направлении, апеллируя к ее «союзническим обязательствам в НАТО» по отношению к Турции.

Руководство НАТО выбрало для себя крайне удобную позицию, когда Турция может укрыться под «зонтиком» статуса страны-члена альянса от любого военного возмездия России, если оно последует – но при этом блок отказывается нести любую ответственность за шаги Турции.

***   

 Полный текст статьи читайте на сайте Центра политической конъюнктуры

____________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".