Статья
8 Декабря 2014 13:28

Период полураспада

8 декабря — знаменательная дата в истории страны. Правда, трудно определить — трагическая она или оптимистичная. Но ни у кого не вызывает сомнений, что день этот судьбоносный. 23 года назад, 8 декабря 1991 года, лидеры России, Украины и Белоруссии в Беловежской пуще подписали эпохальное соглашение, де-юре прекратившее существование Советского Союза, в течение семидесяти лет являющегося оплотом мировой коммунистической системы. Капитализм торжествовал.

В тот же день, 8 декабря 1991 года, родилось Содружество независимых государств (СНГ), призванное на новых принципах сплотить бывшие советские республики — Россию, Украину и Беларусь.

Меньше чем через неделю к СНГ присоединились Азербайджан, Армения, Молдова, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, а затем и Грузия.

Спустя два десятилетия к эпохальному событию девяностых отношение неоднозначное. Многие люди старшего поколения ностальгируют по эпохе стабильности социалистического прошлого, с Западом отношения ухудшаются с каждым днем, а бывшие братские республики, объединившиеся тогда в СНГ, не в восторге от этого объединения, тем более что со временем были созданы иные более продуктивные наднациональные интеграционные объединения.

О Беловежском соглашении, его историческом значении, последствиях и влиянии на современную политику мы побеседовали с политиком, экспертом Фонда Анатолия Собчака Сергеем Станкевичем.

— Сегодня в Раде будут рассматривать документ о денонсации соглашения СНГ. Такое историческое совпадение. Покинет Украина СНГ?

— Решение о выходе из СНГ в Киеве не примут. Сегодня совещаться только будут. Но решение о выходе не пойдет никому на пользу.

Вернемся к Беловежскому соглашению, подписанному 8 декабря 1991 года. По мнению Ельцина, Шушкевича и Кравчука, подписавших соглашение, Советский Союз был обречен. Так или нет это на ваш взгляд? Можно было не подписывать соглашение?

— Союз в том виде, в котором он был создан большевиками в 1924 году, и просуществовал до 1991 года, вне всякого сомнения, был обречён. Строго говоря, Союза в старом виде не было уже с марта 1991 года, потому что в референдуме о новом Союзе приняли участие только девять республик из пятнадцати. То есть прежний Союз из пятнадцати республик не существовал уже даже в марте 1991 года. Он во многом изжил себя и идеологически, и экономически.

Но основной удар по Союзу был, конечно, нанесён в августе 1991 года неудавшимся злосчастным путчем партийных консерваторов. После того как этот путч в Москве провалился, республики побежали одна за другой от Москвы, стали провозглашать декларации о независимости. И остановить их никто не мог, разве что военная сила.

Но, слава богу, к ней тогда никто не решился прибегнуть. Иначе неминуемо нас ждала бы гражданская война и югославский сценарий. Хватило мудрости этого не делать. Просто дальше были только попытки совершить «развод» между республиками не слишком резко, и не расходиться слишком далеко, чтобы всё-таки попытаться найти способ существования в новой реальности.

В связи с желанием найти способ существования в новой реальности — без конфликта по поводу границ, собственности, армии, ядерному оружию — и было создано СНГ.

И свою задачу это объединение выполнило, несмотря на многочисленную критику в его адрес. Фатальных конфликтов на территории бывшего СССР действительно не было. А в тех случаях, когда споры были, СНГ помогало их разрешать. 

Мне лично пришлось участвовать в урегулировании первых спорных ситуаций между Приднестровьем и Молдовой, Южной Осетией и Абхазией с Грузией, конфликта в Таджикистане. Это всё были острейшие, кровавые, гражданские конфликты. И на уровне СНГ они в той или иной мере решались, в результате обошлось сравнительно малой кровью. 

СНГ сыграло огромную роль, особенно в первой половине 90-х годов, стабилизируя ситуацию и давая возможность лидерам новых независимых государств поддерживать диалог и сглаживать противоречия. Постепенно СНГ свое значение утратило по той причине, что, оставаясь площадкой для переговоров, не было создано на его базе интеграционного нового проекта, так как слишком сильны были противоречия между участниками СНГ. И стали возникать конкурирующие интеграционные проекты, в частности, Таможенный Союз, ЕврАзЭс, ОДКБ как оборонное объединение.

Иными словами, интегратором СНГ стать не смогло, но, тем не менее, списывать его рано, значение своё историческое это объединение не исчерпало. И, на мой взгляд, нынешнее украинское руководство совершило бы ошибку, если бы сейчас форсировало выход Украины из СНГ.

— СНГ без Украины — насколько это реально и болезненно? Если Украина примет такое решение, нужно будет подписывать новое Беловежское соглашение?

Нет. На самом деле, ещё раз говорю, что активность СНГ существенно уменьшилась, но оно продолжает выполнять две важные роли. Это, во-первых, переговорная площадка для лидеров постсоветских государств, и это международная организация, зарегистрированная в ООН. А это значит наличие наработанной базы очень многих серьёзных документов, которая имеет соответствующие органы координации, созданные за многие годы, свои традиции, личные контакты и связи между тысячами людей. И поэтому в СНГ есть необходимостью. 

Причём это объединение необходимо и руководителям наших стран, и населению этих государств. Люди, проживающие на этих территориях, находятся в дружеских и родственных связях. И все эти дружественные и родственные связи — это ценнейший социальный капитал, который СНГ помогает сохранять. Конечно, выход Украины из СНГ будет болезненным, но не станет приговором для самой организации. Я думаю, она продолжит работать.

— Многие СМИ пишут, что оригинал  Беловежского соглашения никто не может найти. Так ли это, и насколько этот факт может повлиять  на юридическую сторону того же СНГ?

— Точно сказать, утерян оригинал или нет, я не могу. Вообще такого рода документы должны, конечно, на особом хранении находиться. Надо МИДу вопрос этот адресовать. Но на самом деле, СНГ — это не только та бумага, которая была подписана 8 декабря 1991 года в Белоруссии, это ещё и целый корпус важных дипломатических документов, с тех пор подписанных. Это факт регистрации организации в ООН. Так что поставить под сомнение легитимность существования СНГ точно никому не придёт в голову. А поиск оригинального документа, конечно, представляет исторический, архивный интерес. 

— В связи с ухудшением наших отношений с Западом многие эксперты высказывают опасения, что мы движемся именно к воссозданию той самой, рухнувшей в 1991 году, системе. На ваш взгляд, так это или нет?

— Воссоздать СССР совершенно невозможно. Это никогда не будет сделано. И разговоры на эту тему напоминают мифологические размышления и отражают какие-то настроения людей, а никак не реальную политику.

Нам сейчас на самом деле надо двигаться к тому, чтобы происходила нормальная, добровольная, взаимовыгодная интеграция. Уже создан Евразийский союз, действует зона свободной торговли, созданная в 2011 году странами СНГ. Её надо тоже сохранять и укреплять. И в будущем, я думаю, возникнет идеальная комбинация. Это два сильных союза — Европейский Союз, Евроазиатский Союз и коалиционное соглашение между ними. Вот так будет выглядеть в светлом будущем, на мой взгляд, Европа, в которой будут жить наши внуки. 

— Как вы считаете, насколько сильна в нашем обществе ностальгия по Советскому Союзу?

— Та часть общества, которая помнит Советский Союз по личному опыту, тоскует, на мой взгляд, о трёх вещах: предсказуемость жизни, социальное обеспечение, которое было хорошо развито, и человеческие отношения — не меркантильная, а преданная дружба, пересекавшая любые границы. Вот по этим трём вещам, по этим трём ценностям общество тоскует, и это правильно, это хорошие человеческие чувства. Но ещё раз говорю, мы уже в другой исторической реальности, и жить мы будем в ней. 

— До 1991 года мы строили некую особенную модель (экономики, государственного устройства, человеческих отношений) в противовес капитализму. Какую альтернативу мы готовы предложить миру сейчас?

— На самом деле, слава богу, я лишний раз думаю об этом с благодарностью и гордостью, что в 1993 году мы приняли Конституцию. И там на самом деле чётко записано, что именно мы строим — правовое, демократическое, социальное государство. Государственное устройство тоже определено — Федерация.

Все обозначенные пункты выполнены, но не по одному из этих направлений мы не прошли достаточно далеко. Мы недостаточно правовые, недостаточно демократические, очень не социальные. И даже Федерация наша, к сожалению, не слишком федеративная, а слишком централизованная. В этом плане у нас есть прекрасный план работы на десятилетия вперёд. Вот это мы и должны построить, то, что записали сами в Конституции. Важный документ, и давайте мы его будем исполнять. 

— А наши соседи готовы нас поддержать в наших политических и экономических устремлениях?

Многие готовы наращивать интеграцию. Слава богу, что у нас есть замечательные союзники в лице Казахстана и Белоруссии. Присоединяется к нам Армения. На очереди Киргизия. И думаю, что остальные государства по мере того, как Россия будет показывать свои лучшие стороны окружающему миру, тоже подтянутся. Это процесс очень небыстрый. И не стоит его никаким образом искусственно форсировать. Импульсы к объединению должны исходить не от Москвы, а от наших соседей? Они должны к нам стремиться. А мы не должны их подгонять.

— Ваш прогноз, какое эпохальное соглашение только не дезинтеграционное как Беловежское, а, наоборот, объединительное, стоит ждать в ближайшее время?

— Полагаю, что каких-то эпохальных интеграционных шагов не предвидится. Для этого надо сначала создать необходимые благоприятные условия. Тут административный раж может только навредить. А вот действия евроазиатского экономического сообщества и его совместный успех на внешних рынках особенно по наращиванию экспорта высокотехнологичного — это задача на ближайшие 10-15 лет.

Лина Вискушенко, специально для «Актуальных комментариев»



  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".