Статья
17 Мая 2014 14:31

Почему ушел Донбасс?

<p><strong>Очевидно, что два месяца власти героев Евромайдана радикально  изменили настроение большинства населения, по крайней мере на  юго-востоке страны. Изменения показали нам референдумы –  сначала в Крыму, а потом в Донецкой и Луганской областях.</strong><br />
<br />
Юго-восток  терпел власть Кучмы, власть Ющенко, власть Януковича (который всегда  был даже для Донбасса скорее «нашим сукиным сыном», чем политическим  лидером имеющим народную поддержку). Это своеобразное долготерпение  стало причиной скептического отношения к протестному потенциалу  юго-востока Украины. Однако, оказалось, что пассивность населения этой  части страны была сильно преувеличена.</p>
<p>Эта карта отражает результаты опроса общественного мнения жителей Украины по вопросу  о том, желают ли они присоединиться к Российской Федерации. Опрос  проведен в феврале 2014 года  Киевским Международным институтом  Психологии. Конечно, цифры скорее всего не точны, но общее представление  о настроениях дают.</p>
<p><img width="441" vspace="5" hspace="10" height="299" align="right" src="/userdata/опрос.jpg" alt="" />Регионы  юго-востока традиционно были своеобразными «пасынками» украинского  государства. Это государство с 1991 года строилась на фундаменте  украинского этнического национализма, который был единственной  альтернативой идеологии социалистического реванша, овладевавшей  разоренными капитализмом массами. Обоснованием существования государства  «новых украинцев», новой буржуазии выросшей на приватизации народной  собственности, была мифологизированная история вековой борьбы  украинского народа за создание «национальной державы». В этой истории  наряду с Богданом Хмельницким и Тарасом Шевченко, героями становились  нацистские коллаборационисты из Организации Украинских Националистов и  Украинской Повстанческой Армии. Националистические движения, умело  использовавшиеся Третьим Рейхом в своих целях, становились героями  учебников истории Украины по одной простой причине – они были  бескомпромиссными борцами с коммунизмом, и таким образом, как бы  предшественниками новых хозяев жизни, живущих разрушением советского  наследия.<br />
<br />
В этой политико-идеологической реальности русскоязычные  регионы юго-востока, просоветски настроенные, оказывались «лишними».  Население этих регионов постоянно учили как правильно «быть украинцами»,  отчего посеяли отчуждение и неприязнь к украинскому языку и всему  украинскому, как к навязанной сверху казенщине.<br />
<br />
Смены президентов  – Кучмы на Ющенко и Ющенко на Януковича влияли лишь на градус этой  политики, но не на ее направленность. Попытки придать русскому языку  хоть какой-то официальный статус – закон Колесниченко-Кивалова –  встречали жесткое сопротивление со стороны «профессиональных украинцев»,  в которых превратилась большая часть киевской интеллигенции, задававшей  тон в СМИ и государственной культурной политике.<br />
<br />
Со стороны  киевской интеллигенции эти регионы не заслуживали ничего кроме  классового высокомерия. Киевские либеральные интеллигенты, глубоко  презирая рабочий класс юго-востока, считали его «донецким быдлом», порой  открыто мечтая о «просвещенной» националистической диктатуре, которая  научила бы «это быдло» родину любить.<br />
<br />
Победа Евромайдана  стала торжеством такой диктатуры. Союз паразитической олигархии и  радикального национализма, пришедший к власти в Киеве, превратил  отчужденность и недоверие к центральной власти, которое испытывал  юго-восток весь период «независимости», в открытую вражду. <br />
<br />
Первыми  шагами новых властей стали отмена «языкового» закона и обещания послать  «поезда дружбы» из майданных националистов в юго-восточные регионы. И  эти поезда, действительно поехали. <br />
<br />
После событий в Крыму  киевская власть, которую на юго-востоке называют хунтой, было поумерила  свой пыл, поезда «дружбы остановились». Но было уже поздно.<br />
<br />
Население  юго-восточных регионов не хотело жить под управлением причудливого  союза миллиардеров и идейных наследников нацизма. Обещаниям  децентрализации и уважения к русскому языку, которые полились из Киева  после отделения Крыма, уже просто никто не верил. <br />
<br />
Так регионы  юго-востока начали свой путь к отделению от Киева. Сначала был выдвинут  лозунг о федерализации – то есть не отделения от Украины, а особого  договорного статуса регионов юго-востока, при котором они могли бы сами  определять языковую и культурную политику и иметь некоторую автономию в  финансовых вопросах. Киевская власть тут же ответила на это весьма  умеренное требование объявлением сторонников федерализации «сепаратистами». С «сепаратизмом» начали бороться военно-полицейскими  методами, используя как армию, так и парамилитарные частные армии,  вооруженные на деньги олигархов. Снова поехали «поезда дружбы» - мы  видели эту «дружбу» 2 мая в Одессе, где нацистскими карателями было  убито более 40 одесситов. <br />
<br />
Естественным ответом на это было  появление реального сепаратизма, то есть освободительного движения по  отделению от Украины и созданию самостоятельного государства. <br />
<br />
Сейчас  это стремление реализовали два региона Донбасса – Донецкая и Луганская  области, ставшие народными республиками. Если киевская хунта и дальше  будет удерживаться у власти, неизбежно отделение и других областей –  прежде всего Харьковской и Одесской. А также Запорожской, Херсонской,  Николаевской и Днепропетровской. Скорее всего это произойдет в течение  нескольких ближайших месяцев, чему будет способствовать  социально-экономическая катастрофа к которой Украину уверенно ведет  хунта Турчинова-Яценюка. <br />
<br />
Был ли шанс сохранить единую Украину?  Да, был. Но для этого Майдан должен был быть не проплаченной олигархами  «революцией» под  политическим руководством ультралибералов и крайних  националистов, а подлинно народной революцией против олигархов. Что-то  вроде революции 1917 года, которая также разрушила «единую и неделимую»  империю помещиков и капиталистов и создала федеративный союз различных  областей и республик рабочих и крестьян, решив таким образом и  национальный и социальный вопросы.<br />
<br />
Если в Украине и происходит  что-то похожее на революцию в классическом, а не джиншарповском смысле  этого слова, то это – движение юго-востока. Наряду с  культурно-национальным освобождением от киевских националистов здесь  звучат социальные лозунги борьбы с олигархией. Не случайным является  заявление народного мэра Славянска Вячеслава Пономарева о национализации  всей промышленности в городе. Также не случайно, что все украинские  олигархи, даже те, у кого «донецкая прописка», оказались в  лагере киевской хунты.<br />
<br />
Вернутся ли Донецк и Луганск в состав  Украины? В состав такой Украины, какую мы знали с 1991 года – вряд ли. В  состав Украины, какой мы ее знаем после победы Евромайдана – никогда. В  состав демократической Украины без олигархов и националистов – вполне  возможно. Но для этого должна быть свергнута та авторитарная  националистическая диктатура, которая является источником и причиной  появления «сепаратистских»  настроений в обществе юго-востока страны.</p>
<p><strong>Российский и украинский публицист, общественно-политический деятель Виктор Шапинов</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".